Крымское Эхо
Общество

Почет и слава нуждаются в «остывании»

Почет и слава нуждаются в «остывании»

Переписывание истории стало чем-то вроде национальной забавы. Страстью к этому одержимы не одни политики, чиновники и прочие государевы люди, зуд к сему действу одолевает и рядовых граждан, которые не желают держать свое мнение при себе.

Вот и в Керчи вновь вернулись к обсуждению людей, чьи фамилии выбиты на Доске почетных граждан города-героя Керчи, точнее сказать, к их не вписывающимся в формат нового времени биографиям. На пленуме местного Совета ветеранов под горячую руку поборников расправы с предателями родины попал экс-премьер Крыма Сергей Куницын

Почему именно он – объяснить сложно. Может быть, к украинскому нардепу питает личную неприязнь ветеран, всколыхнувший этот осевший было вопрос. Не исключено, что, находясь на безопасном расстоянии от некогда властного премьера, отставной офицер почувствовал себя настолько сильным и правым, что решился поквитаться с тем, кто мог прежде и хвост накрутить, и на мозоль наступить, и словом прищучить. Для многих так и осталось непонятным, почему офицер-отставник прицепился именно к Куницыну, когда на Доске почетных граждан города-героя Керчи предостаточно фамилий тех, кто не менее, а то и более заслуживает общественного порицания.

 Вообще все эти прижизненные награждения, присвоения званий за заслуги, вписывания в историю красной строкой, чем увлекаются чиновники на местах, — сами по себе неоднозначны. Возьмем для примера того же Сергея Куницына. Его фамилия появилась на Доске почетных граждан Керчи не случайно, к тому были реальные предпосылки: при его активном участии и содействии газифицировался город, был проложен новый 30-километровый водовод, в отличие от более поздних чинуш не гнушался поездками на периферию. Когда его фамилия торжественно заносилась в 2004 году на Доску почета, он был, что называется, при делах, имел вес в республике и кое-где повыше, за ним стояла сила крымских афганцев.

Через десять лет всё кардинально изменилось: он оказался по другую сторону баррикады и границы. Вот откуда возникло желание четвертовать, сжечь на костре, вымарать из современной истории Крыма. Такие же претензии можно предъявить немалому числу людей, забронзовевших на этой самой Доске. Чем не кандидатура – Леонид Грач, которого в Керчи разве что в попу не целовали как самого верного своего лоббиста, а потом выплюнули и растоптали, как безвкусную жвачку?

Чем плоха для вымарывания фамилия того же экс-премьера Украины Николая Азарова, кропающего в тиши и уюте гнусные мемуары? Они, кстати, с тем же Куницыным в один год были отмечены званиями почетных граждан Керчи. На год опередил их экс-президент Украины Леонид Кучма, который, к слову сказать, немало поспособствовал тому, чтобы в Восточный Крым и Керчь, в том числе, пришел природный газ.

Сегодня о том стараются не вспоминать, но история, даже самая ближайшая, все же не должна основываться на эмоциях, личной неприязни и сиюминутных оценках. Требуя лишения Куницына звания почетного гражданина Керчи, никто почему-то не возражал, когда его присваивали бывшим секретарям Керченского горкома партии Аркадию Эмину и Сергею Чистову, не укоряли за членство в КПСС, хотя на дворе стоял 2003 год, когда компартию успели попинать, как футбольный мяч, все кому не лень.

Видимо, понимали, что, несмотря на членство в охаянной КПСС, эти люди способствовали развитию города, при них Керчь активно расстраивалась, получила днепровскую воду, слыла индустриальной и рыбацкой столицей Крыма, имена лучших представителей рабочего класса города-труженика -— рыбака Василия Почтаря и корабела Сергея Бережного гремели на весь Союз.

Кстати, эти люди вполне заслуженно, по праву и чину, носят звание почетных граждан Керчи, и хочется думать, что никакие ветры истории не сдуют их с постамента. Как и Героя Советского Союза Николая Белякова, под командованием которого осенью сорок третьего высадился первый батальон на огненной земле Эльтигена. Как художника Николая Бута, проникновенно отразившего в своих картинах подвиг аджимушкайцев. Николая Назаренко, под чьим началом восстанавливалась из руин послевоенная Керчь. Бывшего директора «Залива» Ивана Алексеева, за двадцать лет руководства которого завод из провинциального предприятия вырос в мощное производство уникальных судов.

 Есть, конечно, на Доске почетных граждан Керчи совсем непотребные фамилии – с этим фактом не поспоришь. Например, экс-городского головы Киева Александра Омельченко, чьи заслуги сводятся к участию в сомнительном украшательстве Керчи новоделами, не пригодившимися украинской столице, вроде совершенно уродского памятника чернобыльцам.

С не меньшей страстью керчане расправились бы и с другими персонажами с Доски почета. С тем же экс-мэром Олегом Осадчим, который никогда не забывал «отметить себя в приказе» и наградить всем, что только цеплялось на грудь и вешалось на стены. Надо ли говорить, что его деятельность на посту мэра всегда вызывала неоднозначные оценки, от настоящего хозяина до профессионального коррупционера. Как и его близкого соратника и шустрого приспособленца Михаила Севастьянова, который занимает не последние должности в местной власти с достославных коммунистических времен.

Сто раз говорено-переговорено, что оценку на века не должны выставлять современники, потому что это в ней, как в педагогике, заключено личное эмоциональное отношение. Все дела и свершения должны выстояться. В противном случае мы так и будем сегодня вешать медаль на грудь, а завтра отдирать ее вместе с лацканом пиджака.

Давайте отойдем от частного керченского примера и посмотрим на этот вопрос шире. Только за нашу с вами жизнь историю кроили неоднократно. Когда-то мы соглашались с киношным героем, что «после Петра I России не везло на царей», а сегодня собираем средства на установку памятника Екатерине II. Было время, когда реформаторская политика Столыпина признавалась губительной для России, а в восьмидесятые и девяностые не жалели денег на установку ему памятника. На все лады превозносили маршала Жукова, а с недавних пор ковыряем тактику его сражений. Готовы были умереть за Сталина, потом оттоптались на его могиле, сносили памятники по всей стране, а нынешние коммунисты в российских регионах восстанавливают их к 70-летию Победы.

Таких примеров, когда вчерашнему герою радостно сносили башку, а его хулителя делали героем, в истории, и не только отечественной, предостаточно, потому что современники навязывают свои оценки потомкам, а те чуть ли не из духа противоречия все норовят поставить с ног на голову. Давайте вспомним популярную в СССР традицию прижизненной установки бюстов дважды Героям Советского Союза и Социалистического Труда на их малой родине. Как относятся сегодня земляки к Михаилу Суслову, Дмитрию Устинову, Николаю Патоличеву, Алексею Косыгину, Борису Бугаеву, Георгию Маркову?

Трепещут, чтят, читают? И знают ли вообще, кем они были, или к этому времени успели сдать на металолом их бронзовые бюсты? Что, сегодня кто-то всерьёз воспринимает воинские заслуги Климента Ворошилова и Родиона Малиновского? Да у нас фамилий космонавтов, а среди них почти все дважды Герои, никто толком не вспомнит, если по телевизору о юбилейной дате не напомнят, а ведь они не штаны протирали на глазах начальства, как герои книги Леонида Брежнева «Малая земля», не дурака валяли, а жизнями рисковали ради науки и державного престижа в мире.

Всё же памятники и прочие прижизненные почетные регалии надо ставить и присваивать с осторожностью. И хорошо бы не раньше, чем лет через двадцать-тридцать, а то и все пятьдесят. Чтобы вклад в историю, включая и местную, могли оценить будущие поколения, а то мы и впредь сначала будем золотить имена на Досках почета, а потом на их бронзовом фоне создавать себе имидж борцов с прошлым режимом.

Право быть увековеченными давайте оставим истинным героям. Погибшим за родину, совершившим подвиг в ее славу. И уже навсегда лишим права на прижизненный почет чиновников, которые перекрашиваются чаще, чем женщины, прогибаются искуснее фитнес-инструктора, и всегда остаются зависимыми от высшей власти, как рабы на галерах. При таком подходе, на Доске почетных граждан Керчи останется, естественно, меньше фамилий, зато облетит позолота с имен неоднозначных личностей в ее современной истории.

 

Рисунок с сайта beseder.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Георгиевская ленточка, символ памяти

.

Цветки радости

Памяти Владимира Павловича Терехова

.