Крымское Эхо
Эхо недели

Почему я оптимистка

Почему я оптимистка

Если бы мы не оглядывались по поводу и без оного на прожитое, кем бы мы были? Тварями бессловесными? Зомби? Амёбами?! Мы — не первое, не второе и тем более не одноклеточные из давно забытого школьного учебника. Поэтому при смене дат рука поневоле тянется к клавиатуре, пытаясь зафиксировать то неуловимое настроение, которое охватывает в такие моменты широкие народные массы.

Автор этих строк, рожденная в Советском Союзе, как и многие современники, переживает, образно выражаясь, третью историческую волну. Впрочем, лучше это сравнивать с цунами, потому как далеко не всякая волна сметает всё на своем пути, круша судьбы и уклады, оставляя живущим боль, нищету и растерянность. Но тот, кто это сумел пережить, достает виртуальные лопаты и молотки и начинает строить жизнь заново.

Мы на своей шкуре почувствовали, как эти самые волны исподволь, незаметно к нам подкрадываются — ну, прям совсем так, как это мы видим на песчаном пляже. Вот только что была твердая, надежная поверхность — на ней вполне можно было бегать, не проваливаясь по щиколотку. А потом вдруг раз — и нога уходит в рыхлый песок.

Как-то довелось побывать во Франции у монастыря Сен-Мишель. Монастырь на скале, а вокруг — безбрежный песок, который почти в каждый морской прилив поглощает тех, кто доверился песчаной тверди…

Но я отвлеклась. Сегодня мы отмечаем столетие нашей большой Родины — Советского Союза. Впору вспомнить, как та коварная размывающая волна превращалась в грозное цунами, которая стерла с политической карты мира мощную сверхдержаву. В том, что это случилось, есть и, пусть крохотная, но вина каждого, кто жил в то время. Это мы зачитывались «Огоньком» и «детьми Арбата», это мы ходили на сеансы подпольно привезенных фильмов на видеокассетах…

Хотя трудно даже сейчас (и особенно сейчас) представить себе тех, кто бы гордо отказывался от соблазна — интересно же!

А мне интересно другое — учитывают ли сейчас те, кто так или иначе участвует в строительстве новой России, тот «соблазнительный» эффект в массовом сознании?

То «разводнение песка» (или, иначе, — разжижение мозгов) закончилось крутейшим поражением. Сейчас его Владимир Путин называет величайшей катастрофой ХХ века. Заметьте — не Великую Отечественную войну, а «мирное расчленение» большой страны на 14 княжеств и один обрубок.

Второе цунами случилось у тех, кто попал в границы Украины (наверное, можно в целом говорить о всех постсоветских странах, у них разные судьбы, но общее все же есть). Было время, общими усилиями крымчане как-то сопротивлялись подкрадывающейся злой воле. До поры до времени нас спасал статус автономии, хотя и выхолощенный по самое не могу. Спасал некий коллективный дух, разум, который всегда тянулся к России. Но к 2013 году и он стал слабеть: еще чуть-чуть — и у нас поплыла бы почва под ногами.

Сегодня особенно понимаешь всю глубину того счастливого для нас решения о возвращении на Родину. То было встречное движение: желание и возможность с обеих сторон совпали на все 97, 6 процентов. Безупречно! Промедли мы еще немного, дрогни бы крымская «команда победителей», не отдай бы Путин нужных приказов, не испугайся бы растерянная к тому моменту киевская хунта…

Но звезды сошлись.

А вот теперь строится новая Россия. СВО — это уже третье для нас то самое цунами, только с положительным (как кому не покажется странным) зарядом. И оно тоже начиналось с волны, маленькой, в сантиметр. Но задача у этой волны была не размыть, а подготовить почву. А поместим-ка, ее, волну, следуя за новым образом, не на песчаный пляж, а на крестьянское поле — иссохшее без влаги, потерявшее свою способность рожать. Крым, бухнувшись на это самое бескрайнее поле, вызвал у очень (неожиданно у очень) многих, живших на этом «поле», недоумение и недовольство: мы тут так уютненько расположились, нашли своих жучков-червячков, а тут вы…

Массы нас не ждали. Вернее, те массы, которые жили еще в Союзе, сразу смекнули, что, зачем, для чего и почему. Но ведь уже наросла новая «масса», которая вполне себе хорошо жила без Крыма, научилась охотиться за деньгами, видела в этом свою жизненную задачу и вполне конкретную цель. А то, что «поле» (читай, Россия) все больше становилось похожим на пустыню, так это не их забота! Наоборот, многие этому даже радовались: мол, пусть сюда придут те, которых мы называем «цивилизованными»…

Случись спецоперация тогда, в Крымскую весну, думаю, что нас бы ждало даже не цунами, а нечто пострашнее. Скорее всего России не осталось даже в ее сегодняшнем виде…

Но ведь живительная влага не остановила свое питательное движение! Поле насыщалось ею, оно уже было готово и семена в себя принимать… Вот этим и занялись донецкие шахтеры, взявшие в руки оружие, чтобы защитить вначале только себя — а потом и всех нас, весь наш Русский мир.

Простите за такое долгое вступление. Просто я попыталась объяснить своим друзьям, читателям свой (назовем его пафосно историческим) оптимизм. Сегодня он смотрится немного дико, я согласна. Но абсолютно уверена в том, что у нас нет обратного пути! В движение пришли массы, подготовленные этими двумя «волнами».

Мы пожили под этими стихийными бедствиями, присмотрелись, предметно узнали, своими руками пощупали, что такое эта предлагаемая нам «свобода», «демократия», «рынок». Оказалось, всё это не имеет никакого отношения к тому, как эти слова, понятия наполнялись, объяснялись в «тоталитарном» Советском Союзе. Оказалось, что таки правда, что критерий истины — практика, особенно когда ты живешь в этой самой «практике».

Практика, кстати, показала, что, живя чужим умом, ты окунаешься не просто в дикий капитализм, где прибыль — всё, а жизнь, судьба человека — ничто. «Свободный мир» имеет, как оказалось, одну дорожку, которая неизбежно и неумолимо ведет к вырождению, к национализму, а потом и к нацизму. Один раз это можно списать на случайность, но повторение — согласитесь, уже закономерность.

Одно дело читать о том же фашизме и нацизме в исторических учебниках, но совсем другое — видеть своими глазами, испытать на себе, переживать за своих родных и близких.

И главное — сегодня все больше людей на нашей Родине понимает, что такое Родина.

Не надо винить людей в том, что еще пять-десять лет для многих это была абстракция. За ремонт, скажем, автомобиля мы беремся тогда, когда он ломается. Попутно задумываемся («чтоб два раза не вставать») над тем, как улучшить его конструкцию. Пока машинка бегает — зачем улучшать работающее и приносящее прибыль?

Теперь мы стоим у пропасти — но скатиться вниз мы не можем: слишком многое мы поняли за вполне себе короткий срок. Нет ни одной причины, по которой мы теперь согласимся на поражение. Его и не будет. Никогда! Ни в обозримом, ни в необозримом будущем. Потому что нам в спину дышит наш «Бессмертный полк».

А знаете, почему я уверена, что наша спецоперация закончится тем, чем и должна для нас закончиться? Потому что мы стали публично признавать свои ошибки. Первым это сделал лидер страны Владимир Путин — а на днях в своих ошибках признался его верный друг Сергей Шойгу. Кто умеет признаваться в своих ошибках, а не замалчивать их, как трусливый заяц, тот достоин победы. Нет, так: Победы!

Почва готова, семена посеяны, урожай будет — дайте только время.

И — пожелайте под бой курантов удачи всем нашим защитникам вернуться домой со щитом и со знаменем в крепких руках!

С Новым годом!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 29

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Всемирная пробка

Всех победить

Алексей НЕЖИВОЙ

Передышка перед новой эпохой

Оставить комментарий