Крымское Эхо
Архив

Почему поляки ненавидят УПА

Почему поляки ненавидят УПА

Недавно на «Крымском эхе» были опубликованы две статьи о презентации книги Виктора Полищука «Горькая правда. Преступления ОУН-УПА (исповедь украинца)»: «Украинский политэмигрант написал о преступлениях ОУН-УПА»и  «Книга про ОУН-УПА… что нового?»]. На эти публикации были эмоциональные отклики читателей «КЭ», что свидетельствует о неравнодушии многих крымчан к данной теме. Особенно такие публикации и такие книги становятся актуальны сегодня, когда крайний, бандеровский национализм в нашей стране снова поднимает голову, когда человеконенавистнические идеи пытаются возвести в ранг государственной политики,
намереваясь учредить премию имени Бандеры[/url], как это случилось в начале нынешнего года во Львове.

Поэтому задача прогрессивных СМИ Украины — всемерно показывать и пропагандировать многолетний труд Виктора Полищука. Вначале хочу еще раз сказать несколько слов об авторе. Виктор Варфоломеевич Полищук родился в 1925 г. на Волыни, на территории, принадлежавшей до 1939 г. Польше. Происходит из этнически смешанной семьи (отец — украинец, мать — полька), коих великое множество проживало на Волыни. По вероисповеданию — православный. В сентябре 1939 г., когда советские войска вошли в Западную Украину, отец В. Полищука был арестован энкаведистами. До сих пор о его судьбе ничего не известно. Виктор Полищук с матерью и сестрами был депортирован в Северный Казахстан. В 1944-46 гг. работал в Васильковском зерносовхозе Днепропетровской области.

В 1946 г. выехал в Польшу, где получил высшее юридическое образование. С 1981 г. проживает в Канаде, владеет собственным издательским предприятием. Имеет ученые степени кандидата юридических наук и доктора политологии, автор ряда научных и публицистических работ. Книга «Горькая правда» повествует о малоизвестных у нас событиях времен Второй мировой войны в Западной Украине: массовых убийствах членами Организации Украинских Националистов и Украинской Повстанческой Армии мирного польского населения, а также украинцев, помогавших им. В.Полищуком собрано огромное количество документально подтвержденных фактов о злодеяниях борцов за «украинскую идею».

Нельзя не отдать должное мужеству этого человека. Его стремление напомнить о горьких уроках истории, помешать возрождению украинского национализма, в котором он видит страшное зло, вызвало ненависть бандеровцев разных поколений и украинской диаспоры в Канаде и США, в большинстве своем, по утверждению автора, контролируемой ОУН.

Далекий от реалий современной Украины В. Полищук искренне не может понять, как историки, вчера еще клеймившие бандеровщину, сегодня оправдывают ее; как деятели литературы, когда-то проливавшие поэтические слезы над жертвами националистических преступников, теперь воспевают их палачей! Украинский народ не заражен национализмом, утверждает В. Полищук в своей книге. Национализм стремятся возродить, насадить в Украине. В ответ на обвинение в антипатриотизме он замечает: «Не народ свой обвиняю, а очищаю от той скверны, что являет собой ОУН-УПА».

Вот отрывок из книги «Горькая правда. Преступления ОУН-УПА (исповедь украинца)» Виктора Полищука — «О преступлениях Украинской Повстанческой Армии»: «Тот, кто не помнит уроков истории, обречен пережить их еще раз. Украинская Повстанческая Армия — это хороший или плохой урок для украинцев? Заносить его в учебники как пример героизма и славы или нам стыдиться за деятельность УПА, каяться?

Жертвы УПА. Любомль. В местности Острувки возле Любомля, в Украине, происходит эксгумация останков поляков, расстрелянных УПА 30 августа 1943 г. В тот день погибло в Острувках более 1700 поляков из сел Острувка, Воля Островецка, Яновец и Куты. Их останки будут перенесены на польское кладбище в Рымачах около Ягодина («Газета», Торонто, 24-25 августа 1992 г.).

«Перед войной я закончил 9 классов. Когда немцы забирали молодежь в Германию на каторгу, то взяли и меня. Но мне посчастливилось убежать, и я вступил в партизаны. Попал в партизанское объединение М.Шукаева, которое прошло с боями по тылам от Чернигова до Чехословакии. То есть через Житомирщину, Ровенщину, Тернопольщину, Львовщину, Прикарпатье… Так что с бандеровцами (ОУН, УПА) приходилось встречаться не раз и не два. И не за столом, а в боях… Не дай Бог было попасть им в руки! Издевались хуже немцев. Вырезали на груди или на лбу звезды, выкручивали руки, ноги, истязали до смерти. А сколько они сожгли польских сел и вырезали «священными ножами» поляков! Сколько мирных людей, служащих, учителей перебили уже после войны! Вот какой была их борьба за вольную Украину («Робiтнича газета», Киiв, 29 сентября 1992 г.).

Конференция «Украинская Повстанческая Армия и национально-освободительная борьба в Украине 1940-1950 гг.», которая проходила в Киеве в августе 1992 г., рекомендует Президенту Украины: «Конференция ставит вопрос о том, чтобы законодательные органы новой Украины признали ОУН, УПА, УГОР (Украинская Главная Освободительная Рада) наиболее последовательными борцами за независимость Украины, а бойцов Украинской повстанческой Армии — воюющей стороной». («Новий шлях»; Торонто, 26 сентября 1992 г.)

М.Зеленчук, председатель Всеукраинского братства УПА на Софийской площади 26.08. 1992 г. требовал: «Признать борьбу УПА как справедливую освободительную борьбу украинского народа за свою Независимую Державу» («Гомiн Украiни», Торонто, 16 сентября 1992г.)…

Так что ж такое УПА?.. Была ли это армия, которая принесла славу Украине?»

Доказательства преступлений УПА

«Если бы описать все злодеяния УПА против польского и украинского народов, о которых есть доказательства, то нужно было бы издать отдельную книгу, приводя лишь только факты без комментариев на сотнях страниц мелким шрифтом. Я сам собрал более ста, подписанных конкретными людьми, с указанием адреса. Но сначала приведу личные доказательства.

Летом 1943 г. моя тетка по матери Анастасия Витковская пошла с соседкой-украинкой днем в село Тараканов, расположенное в трех километрах от г. Дубно. Разговаривали по-польски, так как тетка, женщина неграмотная, родом из Люблинщины, не смогла научиться украинскому языку. Пошли они, чтоб поменять кое-что на хлеб, так как у тетки было шестеро детей. Никогда ни она, ни дядька, Антон Витковский, тоже человек совсем неграмотный, не только не вмешивались в какую-либо политику, но и не имели о ней никакого представления. И ее, а также соседку-украинку, убили бандеровцы из УПА или Самооборонных кустовых отделов (в них входили вооруженные часто вилами, ножами местные крестьяне, подчиненные ОУН-УПА) только за то, что они разговаривали по-польски. Убили зверски топорами и бросили в придорожный ров. Об этом мне рассказала другая тетка — Сабина, которая была замужем за украинцем Василием Загоровским.

Родители моей жены жили до войны в Полесье. Ее отец — чех, а мать — полька. В семье разговаривали по-польски. Когда в начале 1943 г. в южном Полесье начались массовые убийства поляков, вся семья убежала к родителям отца в село Угорек около Дермани.

Однажды знакомый украинец сообщил тестю, что УПА готовится уничтожить его семью. Они убежали в Кременец. Кто-то слышал разговор этого молодого украинца с отцом моей жены. Его, подозревая в «измене», повесили в центре села и прицепили на грудь табличку: «Так будет со всеми изменниками». Повешенного не разрешали снимать в течение нескольких дней.

Два факта, которые имели место в разных местах в разное время. Их объединяет одно: авторство ОУН-УПА, беспричинность убийств. У моего отца был брат, Ярохтей, который жил в с. Липа Дубенского района. За то, что он открыто клеймил УПА, его убили выстрелом в рот. Дядька Ярохтей был обыкновенным малограмотным крестьянином.

Нет возможности в одной книге рассказать обо всех отдельных массовых убийствах поляков и украинцев, совершенных ОУН-УПА, поэтому ограничусь лишь некоторыми.

Очень близкий мне человек, М.С., рассказал: «24 марта 1944 г. в морозную ночь бандеровцы напали на наши хаты, подпалили все строения. Жили мы в селе Поляновице (Цыцивка) Зборовского уезда (автор называет старое административное деление — ред.) Тернопольской области. Отец мой, поляк, женился на украинке. С украинцами из соседних сел мы жили в мире. Мы слышали об убийствах на Волыни, но сначала не думали, что и нас могут убивать. Где-то в феврале 1944 года бандеровцы (мы не разбирались, кто в УПА, кто в другой группе — всех называли бандеровцами, так как они сами славили «вождя» Бандеру) поставили перед нашим селом требование о выкупе. Крестьяне деньги собрали и отдали бандеровцам. Но это не помогло. Ночью все мужчины, то есть отец, младший брат и я, как и в другие ночи, спали в убежище под хозяйственными постройками. Мать (украинка) с двумя моими сестрами и сестрой отца, которая вышла замуж за украинца из-под Харькова, ночевала в хате. Сразу же после полуночи мы почувствовали запах дыма и догадались, что УПА подожгла дома. Я выскочил из погреба, подняв ляду. По мне, убегающему, стреляли, но не попали. Отец тоже пытался выбраться из погреба, но не смог — сгорел. От дыма задохнулся мой младший брат. Мать, убегающую из горящего дома, ранили, но она спаслась. Убежала также семилетняя сестра, хотя и получила ранение в колено. Убежала также сестра отца, которую ранили выстрелом в руку, вследствие чего руку пришлось ампутировать. Вторая 13-летняя сестра, убегая, попалась на глаза бандеровцу, который проколол ей грудь штыком, и она погибла на месте. Этой же ночью бандеровцы сожгли и убили соседей наших — Белоскурского и Барановского и других из нашего небольшого села»…

Т. Г. из Глухолазов (Польша) пишет: «Мы жили в польском селе Чайков, уезд Сарны. В июне или июле 1943 г. приехали перед обедом бандеровцы на конях. Окружали дома, поджигали их, а тех, кто из них убегал, убивали топорами, штыками… УПА не боролась с немцами. До войны у нас не было вражды между украинцами и поляками».

Э.Б. из США: «Жили мы в селе Радоховка. В марте 1943 года в полночь уповцы подожгли дом соседа Янчарека. В тех, кто из него убегал, стреляли. Спасся только сын Ян, остальные погибли: Яков Янчарек, его жена, мать, сын Януш, дочь Ледзя, вторая дочь с грудным ребенком. Жертвы бандеровцы бросили в колодец. Моя мать была убита в мае того же года — шла в село, и ее застрелили».

И вот сегодня львовские бандеровцы намерены учредить премию имени Бандеры — организатора и вдохновителя этого кровавого ужаса, который был учинен в центре цивилизованной Европы. Дальше ехать уже некуда…..

От редакции: кстати, обратите внимание: автор книги не называет полные имена свидетелей, оставивших ему свои воспоминания. Так глубоко вошел в людей страх и уверенность, что и сегодня до них может дотянуться «рука Бандеры». И разве откажешь этим людям в логике, имея в виду, какими почестями сегодня окружены те, кто верно служил Бандере?

Вот, например, буквально вчерашнее сообщение (УНИАН): «в Ривненской области начался сбор средств на сооружение памятника Степану Бандере. Об этом сообщил член инициативной группы по сооружению монументу, депутат Ривненского областного совета Степан Молчан. По его словам, бюст планируется установить до конца года в районном центре Здолбунов. Местная власть с этой целью уже выделила земельный участок».

Так что автор прав: свои источники лучше поберечь…

 

Фото вверху —
с сайта polemika.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Finita La Dolce Vita?

.

Ющенко ложится спать с мыслью,

.

«Единая Россия» по-крымски

.