Крымское Эхо
Крымография

По открытому мосту – в открытый Крым

По открытому мосту – в открытый Крым

Виктория КОНДРАТСКАЯ

Торжественное открытие движения по Крымскому мосту, событие поистине геополитического значения, затмило собой другое мероприятие, чуть было не прошедшее совсем незамеченным. Карадагская научная станция им.Т.И. Вяземского – природный заповедник РАН пригласила туроператоров и журналистов на «день открытых дверей», точнее, день приоткрытого шлагбаума. А ведь очевидно, что два этих события не просто связаны, а первое (открытие моста) во многом служит именно таким, как второе (открытие Карадага), то есть открытие Крыма для России.

По мосту, конечно, повезут бензин, продукты, стройматериалы, чтобы втридорога продать в Крыму, но по мосту к нам уже едут люди и везут деньги, чтобы потратить их на подышать крымским воздухом, полюбоваться красотой и величием Крыма, вкусить ненавязчивого крымского сервиса, вместе с орущей попсой и шансоном на набережных, в ответ намусорить вокруг достопримечательностей и вернуться домой, увозя всевозможные впечатления.

Вот потому, что два взаимосвязанных события практически совпали, трудно избежать соблазна рассказать об одном, оглядываясь на другое. Тем более, что вся крымская пресса каталась туда-сюда по мосту, а об открытых дверях, точнее, шлагбауме Карадага, похоже, в этот раз расскажем только мы с Юрием Югансоном.

Мост нам построили «федералы», и спасибо, что не доверили это местным, иначе на керченском берегу ещё собирались бы забивать первую сваю, а всех, кто возразит – пошлю на… или лучше в… да-да, именно туда, в адскую пробку перед строящимся мостиком на пересечении Евпаторийского шоссе и симферопольской объездной. Федералы вездесущи и всемогущи, но не настолько, чтобы во всём и везде переставлять ноги крымским – а потому справляться с потоками отдыхающих, которые вскоре хлынут через мост, предстоит своими силами.

Вот бы этих сил, а главное, ума хватило бы понять, что мост поменяет не только логистику грузоперевозок, но и приоритеты крымского туризма.

Керчь из тупика и далёкой окраины стала воротами Крыма. Крепость «Керчь» из засекреченного и никому не известного объекта стала самой первой достопримечательностью полуострова, которая встречает съезжающих с моста путешественников. Из-за её могучих фортов, люнетов и батарей выглядывают курганы и античные руины. Пустынные и пока ещё чистые пляжи Керченского полуострова распростёрли объятия.

Ялта с её дворцами, шиком и южнобережным жлобством отодвинулась на задний план. Феодосия, Судак, Старый Крым и Белогорск, с превосходством поглядывая на Симферополь, лихорадочно и бестолково соображают, чего бы такого сделать вот прямо сейчас, по-быстрому, из тряпья и палок, чтобы турист не проехал, не протащился в пробках мимо, а стремительно вёз свои денежки прямо к ним. На это готовы не поскупиться и вложиться в лучшие виниловые растяжки и даже фанеру, и даже облепить её плёнкой-самоклейкой расцветки «вырвиглаз». Других признаков усилий не замечено, и, может, хорошо, что их не было, потому что если и были, но остались незамеченными, значит, очередной бюджетный лям усвистел в неведомом направлении, бессмысленно и безвозвратно.

ЭТАЛОННАЯ КРЫМСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Вот почему плановое и ежегодное, как подчёркивают сотрудники Карадагской научной станции, мероприятие, весенний ознакомительный информационный тур, выглядит солидно и вполне по-научному. Очень научным был пресс-релиз, который, как все научные труды, содержал точную информацию о предстоящем событии. Но постойте, мы же говорим об инфотуре и туризме как о способе зарабатывания денег, а не о боярышнике Поярковой как о ценнейшем эндемике.

Приглашённым туроператорам показали учёных дельфинов-афалин Яшу и Яну, провели экскурсию по маленькому уютному и очень информативному музею, потом вывели на экологический маршрут «Большой Карадаг», строго-настрого велели спичек не доставать, с тропы не сходить, камней с высоты сдуру не швырять – и бодрым шагом погнали штурмовать величественный хребет Карагач.

Во время редких привалов запыхавшимся воротилам турбизнеса рассказывали о фисташке туполистной, о непрекращающихся попытках различных негодяев оторвать кусок заповедного вулкана, взорвать его, а обломки продать – но если бы мы были туристическими воротилами, нам было бы интересно узнать о чём-то более важном для бизнеса, чем фисташка и негодяи.

Например, с какими сложностями, кроме крутых подъёмов и клещей, встретятся туристы на тропе. Какие капризы и претензии чаще слышат гиды от публики. Какие средства спасения предусмотрены, если турист, зазевавшись на фантастические панорамы, подвернёт ногу. Безусловно, толковый туроператор сам задаст эти вопросы, а предусмотрительный оператор внесёт ответы на них в договор о сотрудничестве, но как было бы всё просто, если бы турпоток зависел лишь от договоров!

Множество туристов приедут сюда, не имея никакого понятия о Крыме, его географии, природе и истории: выросло несколько поколений россиян, для которых он был заграницей. Они приедут с необъятных равнин Среднерусской возвышенности, где горой всерьёз считается холм, какие у нас наворотили вдоль дорог строители трассы Таврида, а потому Карадаг покажется им Эверестом и покажется как раз в тот момент, когда они обнаружат себя в пляжных шлёпанцах или модных платформах модели «копыто» на краю крутой каменистой осыпи. Каждый сезон встречаем в крымских горах таких бедолаг, отважно бредущих на пути к перелому или растяжению связок, и удивляемся, какими нужно быть упырями, чтобы брать с людей деньги, отправляя рисковать здоровьем и даже жизнью. Вот об этом стоило самым строгим тоном сказать туристическим воротилам перед выходом на маршрут, тем более, некоторые были как раз в шлёпанцах и на копытах.

Пока мы ворчали, более полусотни участников информационного тура, растянувшись длинной змеёй, пробирались по узкой тропе, карабкались по скальным выступам, которые на Карадаге ещё не отполированы миллионами ног, как на ай-петринских зубцах.

Карадаг, несмотря на расчёсанные пряди виноградников, на изувеченные террасированием склоны, всё ещё выглядит диким, нетронутым, первозданным. Здесь ещё пахнет дикой розой и цветущими каперсами, сосной, можжевельником и чабрецом, а не конским навозом и шашлыками, как на многострадальной Демерджи. Обочины тропы изрыты кабанами, а в кронах диких груш распевают птицы. Такой он сейчас, таким был и сто, и тысячу, и сто тысяч лет назад, таким должен остаться навеки – поэтому и называется эталонной крымской территорией.

Вот, наконец, вершина древнего вулкана – здесь компания забивает и на предыдущий запрет, и на увещевания гида и разбредается. Самые проворные карабкаются на заповедные скалы, делая себяшки или позируя в наиболее нелепых позах.

СКАЛЫ КАРАДАГА, НЕБО КИММЕРИИ, ВОЗДУХ СЭКОНД-ХЭНД

Отсюда видно только море, фиолетовая дымка размыла горизонт, оттого море незаметно переходит в небо, с другой стороны его охватывает полупрозрачный мыс Меганом. Сравнение опять не в пользу Демерджи и Ай-Петри, с их панорамами утыканных бетонными монстрами тесных городов.

Это восторженное впечатление коренных крымчан, повидавших немало вершин — а представим, как должно захлестнуть приезжих из каких-нибудь городов-катастроф вроде Норильска, Череповца, Челябинска или Асбеста. Да и Москва, с её Серебряными борами и Лосиными островами, давно перешла на дыхание сэконд-хэндом, с воздуха на выхлопные газы – то есть у маленького Карадага просто необъятный рынок для продажи экскурсионных услуг.

И это сюда ещё не добрались китайцы из задушенного смогом Пекина…

Надеюсь, Карадагская научная станция не только продолжит, а будет всячески развивать просветительскую деятельность, а правительство в лице Минкурортов и дальше будет поддерживать – и добрым словом, и перепостом пресс-релиза на турпортале, а главное, бюджетом на раскрутку подобных инфотуров, продвижением турпродукта на форумах и ярмарках.

Это уже второй ознакомительный тур, который мы провели в этом году, – подчёркивает Ярослав Андрончик, начальник отдела экологического просвещения и научной информации Карадагской научной станции, – самое главное в нашей работе – популяризация эталонной крымской территории, развитие экологического познавательного туризма. На первый тур в апреле приехало более 150 участников, журналисты и туроператоры, в том числе и из Краснодарского края. С помощью Министерства курортов и туризма готовимся провести инфотур для федеральных СМИ. Познавательный туризм намного интереснее и полезнее «пляжного».

А просвещение и подготовка массового туриста к встрече с Крымом – задача уже не столько народного образования, сколько безопасности и спасения природы.

Весь Крым должен быть заповедником: вся крымская природа, даже несмотря на понесённые потери, уникальна, – продолжает Ярослав Андрончик, – но помните, на майские праздники горел лес на Ай-Петри? Сухая хвоя, неграмотные «дикие» туристы, костёр… Мы не только бережём эталонную территорию, мы создаём эталонные условия её использования без вреда, находим баланс между доступностью для людей и сохранением биоразнообразия полуострова. Нам помогает и Минкурортов, и феодосийская прокуратура, и удалось убедить городские власти согласовывать с заповедником границы города и посёлков в генплане.

Спускаемся в Коктебель, уже не по экологической тропе, а по широкой дороге, местами размытой грунтовой, местами военно-бетонной. Военные, с их антеннами и радарами, пунктами наблюдения и метеостанциями, проложили такие дороги практически на все крымские горы и тем ускорили перспективы их «освоения» цивилизацией.

«Цивилизация по-крымски» в виде особняков за пятиметровыми заборами уже карабкается по вулканическому склону, но пока упирается в закрытый шлагбаум. Карадаг, к счастью, не распилили на андезит, трасс и пуццолану, и надеемся, не распилят на «элитные апартаменты» и всевозможные «вершины успеха».

В посёлок Курортное, на биостанцию, возвращались уже на кораблике, завершая «кругосветку» вокруг Карадага, шли по невероятным бирюзовым волнам под Золотыми воротами и фантастическими скалами.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Новая жизнь Никитского сада

Николай НОСКОВ

Птица, родившаяся зимой

Анна КАПУСТИНА

Глаза, как рубины

Анна КАПУСТИНА

Оставить комментарий