Крымское Эхо
Архив

По литературному сценарию

По литературному сценарию

Парадокс Гегеля «история учит, что ничему не учит» не так уж парадоксален, если иметь в виду, что таких учителей на жизненном пути каждого человека встречается немало, а вот наука их уроком становится далеко не всегда. Та же русская классическая литература многими воспринимается как чтиво нудное, назидательное, которое раз выучи на школьную отметку – и в отвал памяти. Надо ли говорить, что такой подход глубоко ошибочен, потому что за сюжетом и поступками персонажей скрывается огромный содержательный ресурс. Она оттого и зовется классической, что исповедует непреходящие ценности.

Дискриминированная в современной украинской школе так же, как и загнобленный суржиком русский язык, русская литература, к великому сожалению, лишена по воли национально ориентированного чиновничества своей глубинной роли в формировании мировоззрения ученика.

Инесса Махотина

По литературному сценарию
Кто-то глумливо скажет: мол, выбрали удобный момент, чтобы притянуть за уши русскую классику в революционное для страны время, нашпиговать его цитатами из толстых и достевских, потыкать носом, как веками привыкли. А между тем, русская классическая литература и вправду дала ответы на все вопросы, которые сегодня улица только пытается ставить перед политиками. В ней, уверяет учитель-русист республиканского учебного заведения «Керченский учебно-воспитательный комплекс-интернат-лицей искусств министерства образования и науки, молодежи и спорта АРК» Инесса Махотина, можно найти нравственные опоры в особых экстремальных обстоятельствах общественной жизни.

— Действительно, сегодня на Украине мы переживаем сложное время, характеризующееся многообразием явлений сознания: массовое сознание представляет собой поляризующееся сознание по отношению к тем или иным ценностям, идеалам, социальным мифам, предрассудкам, фактам, событиям. Вот тут-то, в этой тупиковой ситуации, когда человеческие отношения пронизаны антагонистическими началами, встает проблема нравственности как философская. Ибо причина сложившейся ситуации на Украине в том, что за двадцать лет независимости был нанесен огромный ущерб человеческой сущности: и образование, лишённое принципа гуманитарности, сыграло здесь не последнюю роль. Сегодняшний Майдан и его последствия – это «апофеоз» бескультурью, необразованности, нравственному одичанию.

— Инесса Васильевна, мы говорим с вами о русской классической литературе в контексте сегодняшних событий, но литература не существует сама по себе, она всегда есть синтез общественного настроения и поведения.

— Вся мировая история представляет собой череду войн и социальных революций, несущих разрушение гуманистических нравственных норм общения с людьми. Литература, являясь предметом синтетическим, о чем вы уже сказали, и, объединяя историю, философию, психологию, этику, эстетику, социологию, культурологию, исследует закономерности человеческого бытия, ведет разведку возможных исторических маршрутов и предупреждает человека о грозящих впереди опасностях.

Вся русская гуманистическая литература, впервые заговорившая о самоценности человеческой жизни и посягательстве на нее как о величайшем преступлении, выросла в противовес революционной материалистической философии, основанной на идее социальной несправедливости и призывавшей к насильственной перелицовке действительности. Истинные художники утверждали, что всякая революция несет беззаконие и произвол, хаос и насилие, содержит в себе огромный разрушительный потенциал.

Ибо в драматургию революции входят не только такие, как Алеша, герой романа Федора Достоевского «Братья Карамазовы», движимые благородством души и чистоты помыслов, но и Дмитрии, страшные в своей яростной нетерпеливости. Иваны, бесконечно честолюбивые, втайне презирающие всех, кто уступает им интеллектом. И, наконец, Смердяковы, захлестнувшиеся нахлынувшим воздухом «свободы», ощутившие упоение идеей «вседозволенности» и начавшие под призыв Иванов сокрушать всё, что оказывалось у них на пути.

Воспринимая идею собственной «прогрессивной правоты» как санкцию на истребление тех, кто не с нами, а, следовательно, против нас, они движутся к бесчисленным жертвам и социальным катастрофам.

В эпилоге романа Федора Достоевского «Преступление и наказание» Раскольникову, носителю «карамазовского» начала, снится сон, фантасмагорические картины которого доказывают катастрофический характер мышления, одержимого самоубийственными «трихинами» — идеологией антагонизмов.

«Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселившиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя такими умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров … нравственных убеждений, верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем одном заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе, начались пожары, начался голод. Все и всё погибало».

— Так вот плакаты с какими цитатами надо вывешивать на Майдане!

— Антагонизмы – это внеаморальная форма межчеловеческого взаимодействия, выводящая людей за пределы культурных и нравственных норм, разрешающих то, что с позиций этих норм именуются бесчеловечностью, насилием, национализмом, экстремизмом. Антагонизированное сознание воспринимает социальные трагедии как историческую неизбежность и необходимость. Оно подразделяет всех людей на «своих» и «чужих», при этом интересы и взгляды «своих» объявляются истинными и справедливыми, а взгляды «чужих» — ложными. Носители же этих ложных взглядов, интересов и воззрений подлежат идеологическому или физическому уничтожению.

— Сегодня именно такая ситуация, когда вопрос ставится ребром: или ты с нами, или ты предатель.

— Идеологический принцип антагонизма выступает либо в виде тезиса об обострении классовой борьбы, либо в форме мифа о «титульной нации», либо в навязывании европейских «ценностей». Этот последний вообще лишен всякого смысла, потому что не может быть у ценностей территориальных пределов: ценности могут быть только общечеловеческими. Но они освобождают карамазовых от мук совести по поводу насилия.

— Русская литература – это классика духовности и нравственной гармонии…

— Русская литература XIX и XX веков предупреждала об опасности эпидемии вседозволенности, призывала человека к нравственной реформации через развитие духовных начал общественной и индивидуальной культуры, высших моральных качеств. Она учила вере в высшую справедливость – гармонию всегда закономерно и целесообразно действующих сил, в необходимость воздерживаться от всякого вмешательства в жизнь других людей и не искать улучшение своего положения во внешнем насильственном устройстве.

Не хочу выглядеть назидательной, но не могу удержаться, чтобы не привести несколько цитат, как нельзя лучше соответствующих сегодняшнему дню. Сергей Михайлович Соловьев, бывший не только историком, но и академиком по отделению русского языка и словесности Санкт-Петербургской Академии наук, писал: «Я знаю, что всякое преображение должно делаться изнутри, — из ума и сердца человеческого».

Философ Николай Бердяев выражал свою мысль еще определеннее: «Революция слишком часто заражается тем же духом, против которого борется: один деспотизм порождает другой деспотизм». У публициста Василия Розанова находим: «Что же за произвол личности, — не над собой, а над другими: что за генеральское: НЕ ХА-ЧУ. Да ты «не хоти» у себя в дому, со своей женой, с библиотекой, а не в толпе живого народа».

Лев Толстой вопрошал: «Что делать человеку, который видит, что толпа, давя, губя друг друга, валит и напирает на неразрушимую дверь, надеясь отворить ее наружу, когда он знает, что дверь отворяется внутрь». Вспомним Федора Достоевского, слова которого часто цитируют, но, как видим, механически, не ощущая смысла: «Никакие социальные преобразования не стоят одной слезинки замученного ребенка». «Смирись, гордый человек, не охаживай жизнь кнутом!» Образно выразил свою мысль лауреат Пушкинской премии Викентий Вересаев: «Горит костер, на костре глыба льда. Скажите этой смеси: «будь сама собою!» И огонь растопит лед, растаявший лед потушит огонь, не будет ни огня, ни льда, а будет зловонная, гадящая слякоть».

Человеческое своеволие и ложь способны превратить и нашу страну в «гадящую слякоть». Судьба ее может оказаться трагичной: не принесет ничего, кроме утраченных иллюзий, развенчанных мифов и тяжелого похмельного прозрения. Как писала Марина Цветатева:
Все рядком лежат –
Не развесть межой.
Поглядеть: солдат.
Где свой, где чужой?
Белый был – красным стал:
Кровь обагрила.
Красным был – белый стал:
Смерть побелила.»

— Возможно, я собью пафос темы, но не могу не спросить вот о чем. Вы делаете ударение на тех нравственных основах, которые утверждает русская классическая литература. Но ведь не менее важно, кто и как преподносит ее учащимся…

— Это верно. Сегодня очень важно в школах и вузах не что и не как, а кто, то есть важна личность учителя, преподавателя, способного взять на себя миссию носителя всеобщей совести общества, не просто ум, но совестливый ум – признак именно интеллигентской рефлексии. Действия преподавателей киевских вузов и школ, которые поощряли участие молодежи в акциях протеста, можно смело назвать преступными: в многотысячно толпе людей их жизнь и здоровье каждую минуту подвергались опасности.

«Интеллигенция без интеллигентности», — так назвал российский философ Валентин Толстых тех представителей образованной части общества, которые изменили идеалам человеческой сопричастности и чувству человеческой боли. «Недоделанными интеллигентами» назвал их писатель Василий Шукшин, а Александр Солженицын – уничижительно «образованщиной».

Кем станут наши выпускники: интеллигенцией завтрашнего дня, готовой к созиданию и воспроизведению жизни, или образованщиной завтрашнего дня, уверенной в том, что мир создан для нее, а не она для мира? И в этом вся суть вопроса.

[color=red]См. также:[/color]

[url=http://direct.old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2449] Учить – нельзя забыть [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Петрушка для «нэньки»

.

Азиатский клубок

Татьяна ГЛЕБОВА

Всё детЯм облегченье вышло