Крымское Эхо
Архив

По кромке заповедника

По кромке заповедника

Зима уже скоро закончится, но пока еще не очень хочет отступать – днем солнце нагревает землю, топит снег и лед, а по ночам они снова замерзают, чтобы назавтра превратиться в скользкие, опасные для хождения площадки. Городское удобство – асфальт – зимой превращается в ровные, скользкие поверхности. Другое дело – лес: асфальта там нет, земля неровная, а потому здесь практически нельзя поскользнутся и сломать себе конечности…
Потому и отправились мы на выходные поглубже в лес, аж до самого начала заповедника, чтобы полностью вкусить прелести крымского зимнего леса.
По кромке заповедника
Из села Перевальное мы идем по дороге к противотуберкулезному диспансеру. Дорога когда-то была построена хорошая, сюда еще не так давно ходил симферопольский автобус «В больницу №5», более любимый грибниками, чем больными. Сейчас этот маршрут отменен. Нам навстречу попадались люди бомжеватого вида — видимо, те самые больные, а сейчас отправляющиеся ближе к городу, судя по всему, на поиски «горячительного». И их даже не заинтересовал стоящий здесь в лесу, рядом с озером киоск, с нарисованной на нем тамгой. Зима, и непонятно для чего он сейчас работает здесь, в пустом лесу, рядом с замерзшим озером.

Не доходя до больницы, справа видим лесную дорогу, возле которой стоит интересный старый железный указатель: «Водитель! Будь вежлив к лесным жителям, заметив их на дороге, пропусти!» На плакате ежики и белочка переходят через дорогу. Еще недавно можно было все это увидеть на плакате, а сейчас заметно, что по нему кто-то все время стрелял, вся его поверхность в мелких дырочках.

Около этого плаката начинается плановый маршрут, обозначенный на картах как №111. Хорошая лесная дорога оставляет слева диспансер и идет по сосняку, периодически пересекая поляны. Места достаточно безлюдные, тихо. Огромные сосны поднимаются до небес. Вскоре слева будет виден домик лесника; если пойти отсюда влево, то можно прийти на поляну, где когда-то было еще одно старинное село — Темиркой Аратук, а за ним — имение «Викториевка». Сейчас здесь остались только пара домиков с бегающими вокруг свинками. А дальше встречается очень много прекрасных огромных полян, пока еще не застроенных дачами…

Еще немного по дороге — и перед нами огромная поляна, заросшая деревьями, дорога начинает подниматься наверх, на холм, вдали – прекрасный вид на Чатырдаг. В этом урочище было довольно большое село Биюк-Джалман-Аратук. В нем сначала жило преимущественно крымскотатарское население, потом, к середине XIX века, его численность сильно уменьшилась, что могло быть связано с эмиграцией татар в Турцию. На военной карте 1892 года на том же месте видна деревня Джолманчик в восемь дворов с русским населением.

В годы войны деревню постигла печальная участь. После очередного провала попытки уничтожения партизан в крымских лесах фашисты решили выместить свою злобу на местном населении. Поздней осенью 1943 г. колонна вооруженных до зубов карателей ворвалась в Джалманчик. Вовремя предупрежденные женщины, дети, старики успели уйти в лес, под защиту партизан. Оцепив со всех сторон деревню, гитлеровцы перестреляли из винтовок и автоматов весь скот, а потом начали взрывать и жечь постройки…

Как вспоминал лесничий Пионерского лесничества Михаил Погребов, «…в село ворвались немцы. «Берегитесь, фашисты идут!» — раздались крики со всех сторон. Даже маленькие дети знали, чем опасен приход немцев в село. Тем более, что незадолго до этого каратели сожгли в Саблах (Партизанское) его бабушку и двух двоюродных сестер. Мать кое-что похватала из еды и одежды, и мы побежали в лес. Позади еще долго трещали выстрелы, слышались взрывы. В наших сердцах была лишь ненависть к врагу, и каждый подросток старался, чем мог, помочь партизанам». После освобождения восстановить сожженные дома стало невозможно, и жителей расселили в других селах.

…Если до этого мы никого не встретили, то на поляне увидели двух мужчин с миноискателями – по всей видимости, они пытались найти что-нибудь, оставшееся от бывшего села. Об этой стоянке сообщают сайты так: Границы стоянки — естественные. Посещаемость — низкая. Стоимость — бесплатно. Ближайшие родники: N44.85 E34.17 (2 км) и N44.85 E34.17. Наличие дров: есть. Туристические тропы: 110 и 111.

Здесь есть много скамеечек со столиками, а почему она бесплатная? Видимо, потому, что очень мало посещаемая, и держать здесь лесника с кассовым аппаратом невыгодно…

Отсюда мы стали подниматься по дороге наверх – и тут же нам встретился огромный шлагбаум с замком – хоть заповедник тут еще не начинается, но лесники уже ограничивают проезд машин в чащи с огромными деревьями. Тут уже почти не встретишь брошенных бутылок и консервных банок.

Еще несколько километров — и мы приходим к большой развилке. Если пойдем налево – то через несколько километров придем к местной вершине, горе Гапка. «Гапка» или «Беш-Орту» переводится как «средняя среди пяти» — лесистый купол с поляной на плоской вершине, которая соединяет здесь пять хребтов. Находится на водоразделе бассейнов Салгира и Альмы, в пяти километрах от Краснолесья. В середине поляны можно видеть развалины домов лесничества. У северо-восточной опушки стоит большой стол со скамейками.

Но мы пошли направо, в сторону сел Симферопольского района Партизанское и Константиновка. Почва здесь ярко-красная, земля такого цвета нам раньше не попадалась. Здесь же находится урочище «Ворота». Почему оно так называется? Видимо, потому, что дорога здесь проходит в очень узком и глубоком каньоне. К сожалению, в период распутицы она сильно размывается, и, если вездеход здесь пройдет, то пешеходам приходится обходить по верху «каньона».

Вскоре мы выходим на высшую точку – здесь еще один шлагбаум, место для отдыха, и многочисленные таблички типа: «Прямо пойдешь – на Гапку попадешь». Интересно отметить, что в местах лесничеств можно видеть много мусора, но зато повсюду – свежеокрашенные столбики. Вот и думаешь – что важнее для леса – мусор или красота столбиков? Дорога выводит еще на одно переплетение дорог – и отсюда открывается вид на села симферопольского района – видны Кизиловка, Каштановое, Партизанское и Константиновка.

Вот к последнему из этих сел мы и направились. Вроде бы и нехватка земли в Крыму, особенно под Симферополем, но здесь можно видеть огромные поля, да еще рядом проходят два каньона с именами собственными – балки «Вилки» и «Глубокий Яр». Мы идем мимо последней, а сама балка почти не видна в зарослях леса, но если чуть зайти в него, то можно увидеть – какая узкая, змеевидная и глубокая она.

В районе села Константиновка на удивление очень много источников воды. Да и само село необычное – на этом месте, несмотря на прекрасное место, долгое время не было поселений. Когда появилось это русское село, неизвестно. Первое достоверное упоминание о селе относится к 1922 году, когда оно как Константиновка было обозначено на карте Крымского статистического управления.

В списке населенных пунктов Крымской АССР по Всесоюзной переписи 17 декабря 1926 г. оно уже появляется как Ново-Константиновка – село в составе Саблынского сельсовета Симферопольского района. В 1962 г. село присоединили к Бахчисарайскому району, а в 1965 году его вернули в состав Симферопольского.

Раньше в Константиновке было базовое хозяйство, птицефабрика-миллионер «Южная». Это была одна из крупнейших фабрик в Союзе, где работали свыше трех тысяч работников. Сегодня ничего этого нет. Но жители Константиновки очень молоды и активны. Они благоустраивают общественные колодцы, обновляют памятник павшим воинам-партизанам.

Клуб Отечества ежегодно организовывает военно-исторические реконструкции. Недавно громада расчистила и утилизировала свалку за селом. Жителей села отметил Жозе Мануэль Пинту Тейшейра (экс-глава представительства Евросоюза в Украине). В школе детей английскому языку учит американский парень – Аарон Куик.

Мы вышли к одному из озер Константиновки, которое замерзло, и тем интереснее на его берегу смотрелась табличка «Купаться запрещено!» Все эти озера находятся в аренде, и в Интернете можно видеть много предложений о рыбалке здесь. Но цены кусаются: 150 гривен в сутки или 15 гривен в час.

В село несколько раз в день ходит автобус с автостанции «Западной», но, к сожалению, после захода солнца они не гарантируются. Поэтому, когда мы издалека увидели, что в сторону Константиновки едет автобус, припустили чуть ли не бегом, чтобы перехватить его на дороге на обратном пути. Но мы успели, и автобус привез нас на конечную точку крымской столицы. Мы сильно устали, но в следующие выходные все равно попробуем выбраться за город!

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Четыре стража в «собачьей будке»

Анна ПЕСТРИКОВА

Времена не выбирают

Реформа «Укрзалiзницi»: взять всё, и поделить?

.