Крымское Эхо
Архив

Планы правительства выполним: лопату в руки, попу вверх

Планы правительства выполним: лопату в руки, попу вверх

Я живу в одном из тех маленьких городов Украины, жителям которых премьер-министром страны дана установка кормить себя самим. Предложение Николая Яновича о переходе на натуральное хозяйство первым делом нашло отражение в народном творчестве: «Куме, вы слышали, как премьер Азаров призвал украинцев взять лопаты и обеспечить себя едой?» «Червей накопать, что ли?» Если бы эта идея пришла в голову обычному человеку, то ему бы в ответ покрутили пальцем у виска. А тут второй по значимости чиновник в стране фактически расписался в своей недееспособности и не получил ни отставки, ни порицания от президента.

Да и народ, обвиненный премьером в нытье и лености, равнодушно переплюнул брошенное в его адрес обидное замечание. Хотя чему особо удивляться, когда иной раз и сил, чтобы включить телек и слушать чиновничье бла-бла, после рабочего дня не остается.

Премьер явно неспроста озвучил гениальную по замыслу идею. Он фактически дал понять, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Откуда-то вдруг Николаю Яновичу влетела в ум светлая мысль, будто копание в огороде является главной национальной ценностью украинцев, и он бросил клич всем браться за лопаты. При этом премьер явно не отдает себе отчета в том, что тем, кого он призывает к решению продовольственной программы Украины, еще надо зарабатывать себе на жизнь, которая не ограничивается поеданием картофеля и огурцов, и стаж для выхода на пенсию, когда сил держать лопату уже не останется. Начальнику правительства не мешало бы знать (как никак, он инженер по специальности), что немеханизированное кустарное огородничество — трудоемкий процесс, малоэффективный, затратный и нерентабельный способ обеспечения продуктами.

Любой дачник, разговор с которым был бы весьма полезен для премьера прежде раздачи бесплатных и бесполезных советов, с удовольствием бы просветил главу правительства и с радостью рассказал бы ему, что земли под огороды выделяются бросовые. Чтобы довести их до ума, надо нанять тот же трактор хотя бы под первичную распашку, затем не один день проходить за ним, извлекая из поднятых пластов земли пырей и прочие самосеющиеся вредные растения, потом купить пару машин навоза для удобрения тощей земли. После всего надо огородить участок, какую-никакую избушку замастрячить, чтобы было где переодеться, инструмент сложить. Если одну картошку нынче садить, то лучше сразу к оптовикам податься за запасами на следующую зиму, потому как ведро посадочного материала стОит этой весной от семидесяти гривен, при этом никаких гарантий на урожай. Понятно, что в силу профессии Николай Янович лучше разбирается в недрах земли, чем в высаживаемых на ее поверхности сельскохозяйственных культурах, но и он не может не знать, что любая культура требует ухода и полива, а это стОит больших, надо заметить, денег. Особенно таким жарким летом, какое выдалось в прошлом году, когда вода при ее нынешней стоимости становится во всех смыслах золотой.

Так что для поддержки штанов и семейного бюджета огородничество не всегда годится. К тому же не будем забывать о том, чего вовсе не учитывает государственный ум главы правительства. Для занятия всем, в том числе и огородничеством, надо время, а где его взять работающему человеку, которому кусок земли выделили не рядом с домом, а где-нибудь километрах в десяти от него, куда еще пилить и пилить одиннадцатым маршрутом. Может статься и так, что, придя на свой огородик в неделю раз, в свой выходной, застанешь там плоды чужого труда: вырытый и увезенный в неизвестном направлении урожай. Не родился еще тот милиционер и сторож, который бы уследил за пронырливым дачным ворьем. Такие вот неучтенные главой правительства мелочи понижают градус увлечения огородничеством, к занятию которым еще надо иметь интерес, охоту и призвание, как к любому иному делу.

Может быть, премьер не знает, но в малых городах жители давно и без всякой подсказки с его стороны держат огороды. В девяностые без них бы в таком, как Керчь, городе, где остановилось практически всё производство, было бы не выжить. Держали не по одному, работа на них замещала труд на производстве, урожай — съеденный семьей или частью проданный на рынках — зарплаты. Тогда дачный загар имела добрая половина города, днем копавшаяся в земле, а ночами в очередь с соседями сторожившая свою картошку.

Однако со временем дачки стали подвергаться не только набегам воров, но и разграблению. За зиму с участков и из домиков выносили и вывозили всё металлическое — от ложек до шестикубовых баков с водой. Милиция сонно щурилась даже в тех случаях, когда владельцы дач и огородов сами находили воров. Энтузиазм от такой наглости и беспомощности стихал, а после того, как керчане открыли для себя дорогу в трудовые мигранты и стали обеспечивать семьи живыми деньгами, постепенно стала отпадать надобность в ведении дачного и огородного хозяйства. Но все же в большей степени подорвали дачный энтузиазм наглое воровство и беспомощность правоохранительных органов. Сейчас в пригородах Керчи множество брошенных дач, где выворочено буквально всё и где год от года дичают плодовые сады.

— Я бы не перестал заниматься дачей, которой отдано тринадцать лет, если бы не повальные кражи, — с сожалением говорит Павел Иванович Пестроухов. — Она нас так выручила, когда мы с женой остались без работы, не передать словами. Мы еще и уехавших в Россию земляков участок заняли и тянули два, чтобы прокормиться. Выращивали всё — от картошки до арбузов, закатывали даже салаты из редиски. Сейчас бы фруктовые деревья в самую силу вошли, плантацию бы клубники расширили, но всё пришлось бросить. Всё началось с выкапывания картошки, потом стали вырывать лук, морковь, срезать виноград, потом несколько раз пытались вскрывать бак, а уж в конце срезали дверь, и мы с женой не стали ждать, когда окончательно разграбят, и продали бак на металл. Пару лет еще захаживали на бывшую дачку, собирали кое-что, а как-то приехали, глянули на то, во что превратился наш труд, и как отрезало, больше ни ногой.

Однако многие дачным хозяйством заниматься не перестали. Лишившись, как и Павел Иванович, выделенных когда-то на производстве дачных участков, они перебрались в более крепкие дачные кооперативы. Татьяна Тимофеевна Шепель — одна из таких, как она сама о себе говорит, клятых дачниц. В прошлом году вышла на пенсию и теперь с ранней весны до глубокой осени живет на даче. Вместе с сыном купили два участка по соседству, один отвели под сад, другой превратили в огород. «Не буду морочить вам голову, дачи кормят наши две семьи так, что мы рынков вообще не знаем. Картошка, например, у меня до сих пор своя. Малины прошлым летом столько было, что пришлось сдавать ее торговцам на рынке. Ничего больше мы не продавали, но я вижу по соседям: если торговать частью урожая, можно жить припеваючи. Но работать надо, не покладая рук, с раннего утра до позднего вечера. Я прекрасно понимаю людей, которые не откликнутся на призыв премьера: огородничество занимает массу времени, требует немалых денег и этому занятию надо отдаваться. Когда работала, я разрывалась на части, но ума дать даче не могла. Прошлым летом, если бы я продолжала работать, ничего бы не вырастила, потому что на ежедневный полив одних только тридцати кустов огурцов у меня уходило не меньше трех часов. Не знаю, каким выдастся урожай в этом году, потому что с природой что-то ненормальное происходит, посев задерживается где-то на месяц, а там жара ударит и придется жить у водовода. Нас уже поставил в известность председатель кооператива, что стоимость воды обойдется минимум вдвое дороже прошлогодней, а это с участка гривен пятьсот. Страшно подорожали химикаты, килограммовый пакет купороса вместо тридцати двух гривен уже пятьдесят, одна ампула «Топаза» — двенадцать гривен, а им крыжовник надо обработать два раза в сезон — и так всё, что ни возьми. Так что, как наш Азаров думает, с кондачка, дачей и огородом заниматься не выйдет. Пусть даст людям возможность делать недорогие оптовые закупки, всё же тех, кто к земле не приставлен, в стране значительно больше».

Однако в чем разница между неработающей пенсионеркой Татьяной Тимофеевной и работающим пенсионером Николаем Яновичем? Она видит жизнь в натуре, а он — с высоты начальственного полета. Поэтому то, о чем говорит эта практичная и сметливая женщина, видится премьеру совсем иначе. По милости Николая Яновича жители крупных городов освобождены от огородной повинности: им решение проблемы кормежки обещано посредством развития оптовых рыночных сетей. Малые города в эту программу не попали, поэтому с нехваткой и дороговизной овощей (о фруктах, как о нечто второстепенном, речь вовсе не ведется) их жители будут бороться с помощью добровольно взятой в руки лопаты.

Но тут возникает вопрос покруче дороговизны химикатов и посевного материала: откуда взяться бесплатной земле для развития огородничества, когда ее не сегодня-завтра станут скупать иностранцы? Бесплатность приватизации каждым гражданином Украины земли для ведения садоводства и огородничества гладко выглядит только на бумажном носителе, в Земельном кодексе. Получить разрешение местного совета очень непросто, надо в лучшем случае долго ходить и кланяться, но вообще-то процесс, как известно, продвигается золочением чиновничьей ручки.

Неизвестно, где найдется местечко, может, на таком отшибе, что возить туда себя с лопатой окажется дороже, чем доехать с котомкой до рынка. Но если с этим вопросом сладится, то возникнет другой: оформление участка, как рассказывают прошедшие эту процедуру люди, хорошего, естественного, оценивается исключительно в долларовом эквиваленте. Так что обычному человеку огорода не видать, как своих ушей, а тому, кому видать, земля под огород не нужна, он на ней лучше хатынку возведет. Вот, например, несколько лет назад семье мэра Керчи депутаты горсовета выделили земельный участок для ведения садоводства на … набережной города, а там, кроме вырубки деревьев, никаких хозяйственных работ нет и в помине. Так что под марку развития огородничества сейчас пойдет такая раздача пустующей по недосмотру земли, что только держись, Николай Янович. Ну а тем, кого премьеру всё же удастся наклонить в позу «зю», надо быть готовыми ко всему. Сегодня все по призыву главы Кабмина бросятся кормить себя овощами, а завтра, может случиться, им велят засевать огороды гречихой, просом или чем иным, в чем страна будет испытывать продуктовый дефицит. Иначе до обещанной вице-премьером Борисом Колесниковым жизни, когда люди смогут позволить себе любые продукты, можно и не дожить.

 

Фото вверху —
с сайта yes-files.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Донецкие прошлись по трубам

Пётр КАЧИНСКИЙ

«Мытець» и чиновник

Крым. 28 октября

.