Крымское Эхо
Архив

Петроград-Крым-Константинополь-Париж: Последняя одиссея

.

А.Ф.Кошко (1867-1928 гг)


Петроград-Крым-Константинополь-Париж: Последняя одиссея
Заинтересовавшись юридической биографистикой, мы сделали для себя целый ряд маленьких открытий, узнав, что в Крыму жили и работали такие светила не только отечественной, но и мировой юридической науки, как академики Н.И.Палиенко, В.М.Гордон, П.И.Новгородцев, Ф.В. Тарановский [1], пропагандист методов пионеров европейской криминалистики Гросса и Бертильона профессор А.Д. Киселев.

А недавно благодаря поиску киевских историков права стало известно и о крымском периоде жизни одного из первых русских преподавателей криминалистики, профессора Императорского училища правоведения Сергея Николаевича Трегубова. Как оказалось, у Врангеля С.Н. Трегубов был консультантом при Ставке Главнокомандующего, а впоследствии, уже в эмиграции, стал Председателем Зарубежного союза русских судебных деятелей и Общества военных юристов. И если о крымских перипетиях жизни А.Д. Киселева, спасенного от репрессий ректором Таврического университета академиком В.И.Вернадским мы уже писали [2], то деятельность С.Н. Трегубова в Крыму еще ждет своих исследователей.

Нам же хотелось заинтересовать читателя личностью выдающегося человека, который по роду своей работы хотя и вынужден был находиться в тени, но благодаря достигнутым успехам был хорошо знаком жителям обеих российских столиц. Речь идет о «русском Шерлоке Холмсе» — начальнике Московской сыскной полиции, статском советнике Аркадии Францевиче Кошко. Волею судеб и он оказался во врангелевском Крыму и даже непродолжительное время руководил уголовной полицией Симферополя.

Крымский след в судьбе этого человека был открыт для нас неутомимым исследователем истории полиции из Киева, большим нашим другом Владимиром Чисниковым. Подготавливая к печати сборник рассказов А.Ф. Кошко в третьем томе уникального издания «Антология сыска: от полиции к внешней разведке», доцент Чисников В.Н. снабдил их биографической справкой об авторе, что и возбудило наш интерес к жизни и деятельности этого незаурядного человека [3, с.9-10].

Немногочисленные публикации в печатных изданиях и изучение электронных ресурсов позволили нам не только приоткрыть страницы биографии последнего начальника Симферопольской уголовной полиции, но и отыскать его правнука Дмитрия Борисовича Де Кошко — парижского журналиста, который поделился с нами фотографиями из семейного архива и рассказал не только о своем прадеде, но и об истории всей семьи.

Генеалогическое древо семьи Кошко удалось отследить от 1347 г. Корни фамилии восходят к Федору Кошке, назначенному комендантом Москвы во время битвы Дмитрия Донского на Куликовом поле 1380г. Потомок Федора Кошки боярин Юрий Захарович, по утверждению исследователей рода Кошко, был дедом Анастасии Романовны – жены Ивана Грозного. Часть потомков ее детей, которых (всего было шестеро) волею судеб оказались в Польше, где фамилия приобрела современное звучание «Кошко» и не изменилась и после возвращения ее носителей в Россию[4].

В семье коллежского секретаря Франца Казимировича Кошко чиновника гражданской палаты Могилевского суда и Констанции (Пульхерии) Карловны урожденной Бучинской было пятеро детей. Старший брат Аркадия Иван также оставил заметный след в истории России. Отказавшись от военной карьеры, он перешел на гражданскую службу и был назначен Петром Столыпиным губернатором сначала Саратова, а затем Пензы, а потом Перми.

Аркадий Кошко родился в 1867 г. в имении Брожка Минской губернии. Сначала ему, как и брату Ивану, была уготована военная карьера. После окончания в 1887 году Казанского пехотного училища он прибыл для прохождения службы в 5-й пехотный Калужский полк, расквартированный в Симбирске [5, с.74]. Однако карьера армейского офицера не увлекла молодого человека, и он подал в отставку. Судьба забрасывает его в Рижскую городскую полицию на должность помощника участкового пристава. Так что и полицейская карьера главного сыщика России началась с самых низов. Через четыре года он уже пристав, а в 1900 г. Аркадий Кошко возглавил сыскную часть г. Риги.

Во время беспорядков Первой русской революции 1905 г. Кошко вынужден был покинуть Ригу. Во время беспорядков революционного времени была опасность мести со стороны уголовников. Однако он не оставил сыскное дело и в 1906 году стал работать заместителем начальника полиции Царского Села [6,с.137]. Можно себе представить, насколько сложна служба в дворцовой полиции. Капризы сановных жителей могли стоить карьеры нерасторопному или, наоборот, чересчур независимому полицейскому чиновнику.

Только выдержка, такт и строгое соблюдение служебных инструкций могли стать гарантией его успешной работы в этом подразделении. Высокие деловые и профессиональные качества позволили сыщику Кошко продвигаться вверх по служебной лестнице. Вскоре он становится помощником начальника Петербургского сыскного отделения, а в мае 1908 года его посылают в Москву, как сейчас сказали бы «на укрепление» и назначают начальником Московской сыскной полиции.

На этой должности в полной мере раскрываются профессиональные и организаторские качества Аркадия Францевича. Московский преступный мир, известный своими глубокими корнями и вековыми традициями, оказывал заметное влияние на жизнь города. Для успешного ему противодействия требовалась энергичная работа полиции, причем не только путем использования традиционных методов сыска: наблюдения, агентурной работы, внезапных рейдов (облав) и засад, но и внедрение новых методов криминалистики, предложенных европейскими специалистами: антропометрии, дактилоскопии, криминалистической фотографии, методов судебной экспертизы.

Прибыв на место службы, вновь назначенный начальник прежде всего изучил обстановку. Он потребовал подробного отчета о происшествиях, регистрируемых в конкретных районах Москвы. Квартальные надзиратели были обязаны подавать ежемесячные сводки по отдельным видам преступлений, совершаемых на обслуживаемой ими территории. Это позволило создать, выражаясь современным языком, «криминологическую карту города».

Новый начальник адекватно реагировал на изменение оперативной обстановки, посылая в неблагополучный район города бригаду из созданного им резерва специалистов по раскрытию тех или иных преступлений. Он сделал правильный вывод о необходимости противодействовать всплескам преступности, традиционно регистрировавшихся в праздничные дни. Массовые полицейские облавы сделали свое дело. Удалось добиться неслыханного ранее результата: впервые в Пасху 1912 г. в Москве не было зарегистрировано ни одной крупной кражи.

А.Ф. Кошко занялся и укреплением дисциплины среди сотрудников полиции, требуя от каждого ответа за вверенный ему участок работы. Во избежание утечки информации о намечаемых массовых облавах приходилось часами держать полицейских в служебных кабинетах, не раскрывая им плана и места проведения мероприятий, намеченных на вечер и ночь. Неслыханные ранее по своим масштабам полицейские облавы вскоре принесли свои плоды.

А.Ф. Кошко удалось удачно совместить методы сыска и криминалистики в своей работы, что не преминуло сказаться на ее результатах. Профессионализм начальника полиции был особо отмечен в ходе его работы по двум резонансным делам, всколыхнувшим всю Москву. При расследовании кражи драгоценных камней из Успенского собора Кремля весной 1910 г. главного сыщика Москвы не подвело оперативное чутье. Он выдвинул версию о том, что преступник не успел покинуть храм и находится в его стенах. И хотя тщательный осмотр помещений результатов не дал, охрана места происшествия вынудила преступника выдать себя.

В ходе работы по делу Лягушкина, подозревавшегося в убийстве девяти человек в Ипатьевском переулке, широко применялась помощь специалистов. Экспертизы позволили установить, что на одежде задержанного — кровь человека, а не животного, а записка, найденная на месте происшествия, выполнена рукой Лягушкина.

Успехи А.Ф.Кошко были отмечены императором. Широкая публика узнала о них благодаря публикациям известного журналиста А.В. Амфитеатрова.

Помимо служебной деятельности главный сыщик Москвы находит время для научной и педагогической работы. Его изыскания в области дактилоскопической регистрации замечены на родине дактилоскопии в Великобритании и даже использовались Сколанд-Ярдом. После обращения к нему профессоров Московского университета с предложением о разрешении проведения занятий со студентами на базе сыскной части московской полиции, Кошко не только отдает такое распоряжение, но и сам участвует в их проведении. Кстати, во время занятий он не очень лестно отзывается о работе политического сыска, что даже стало поводом к организации за ним негласного надзора и перлюстрации частной корреспонденции [11, c.19].

Деятельность Московской сыскной полиции была отмечена на Международном съезде криминалистов, проходившем в Женеве в 1913 г. Подразделение, возглавляемое Аркадием Францевичем, было признано лучшим по раскрытию неочевидных преступлений. Это дало повод отечественной и зарубежной прессе окрестить А.Ф. Кошко «русским Шерлоком Холмсом».

Перед началом Первой мировой войны А.Ф. Кошко возвращается в Санкт-Петербург, где возглавляет уголовный розыск Российской империи. Старшие сыновья Аркадия Францевича, офицеры 1-го гвардейского стрелкового полка, идут на фронт. Дмитрий погиб уже в сентябре 1914 г в возрасте 25 лет, а годом позже — Иван, будучи раненым, попадает в плен. Только усилия МИД позволяют обменять его на пленного немецкого офицера [11, c.19].

В 1917 г. он получает чин статского советника, что соответствует генеральскому званию. Апофеозом его оперативного мастерства является раскрытие кражи ценных бумаг на сумму 2.5 млн. руб. из банка Харьковского общества взаимного кредита. Используя талантливых агентов, действовавших под придуманной им легендой во взаимодействии с кадровыми сотрудниками сыскной полиции, А.Ф. Кошко удалось задержать и разоблачить преступную группу профессиональных польских воров и изъять все похищенные процентные бумаги.

Однако революционные перипетии 1917 г. прерывают служебную карьеру талантливого сыщика и организатора полицейского дела. Новой власти уже не нужны «царские сатрапы» и «полицейские ищейки». А.Ф. Кошко покидает столицу и уезжает на юг. Какое-то время он живет в Киеве, затем скрывается от большевиков в Виннице, а позднее переезжает в Одессу. К этому времени осужденные по его делам преступники в большинстве своем уже амнистированы новыми властями, и встреча с ними может стать для сыщика роковой.

Последним местом работы по сыскной специальности на территории России для А.Ф. Кошко являлась Симферопольская уголовная полиция. И хотя он возглавлял ее непродолжительное время, мы уверены, что богатый опыт сыщика помог ему и здесь. В одном из своих очерков «Кража в Харьковском банке» Аркадий Францевич пишет: «… о периоде моей крымской деятельности <…> я, может быть, расскажу вам во втором томе моих служебных воспоминаний» [7,с.200]. Однако нам не удалось отыскать его рассказов о крымском периоде жизни.

Лишь в заключение рассказа «Современный Хлестаков», прослеживая судьбу одного из героев очерка, московского пристава, ставшего жертвой мошенника, автор упоминает, что «в Крыму во времена Врангеля» он встретил бывшего пристава и даже устроил его помощником начальника охраны одного из крымских городов» [3, с.592]. Больше упоминаний о Крыме в мемуарах главного сыщика России нам обнаружить не удалось.

Осенью 1920 г. А.Ф. Кошко покидает Крым, эмигрируя в Константинополь. Судьба полицейских и сотрудников других правоохранительных органов, оставшихся в Крыму и расстрелянных большевиками, подтверждает правильность его выбора. Большинство русских эмигрантов не смогли найти занятие, соответствующие их призванию на Родине.

Аркадий Францевич попытался это сделать. Открытое им в Константинополе частное сыскное бюро было востребовано, приносило доход, но проработало недолго. Среди эмигрантов возникло беспокойство о возможном возвращении их турецкими властями в Советскую Россию и они вынуждены были покинуть Константинополь[12,с.8].

Потомки Аркадия Францевича утверждают, что англичане, зная опыт российского сыщика, предложили ему работу при согласии принятия им британского подданства. Однако это условие не устроило русского эмигранта, и он предпочел воспользоваться политическим убежищем, предоставленным ему французским правительством.

«
Петроград-Крым-Константинополь-Париж: Последняя одиссея
В 1923 г. А.Ф. Кошко с женой Зинаидой и сыном Николаем переезжает сначала в Лион, где останавливается в приюте для эмигрантов, а через полгода перебирается в Париж. Там он встречается со старшим братом Иваном, которому чудом удалось вырваться из большевистской России. Хотя семья и воссоединяется, этот период жизни, наверное, самый трудный для Аркадия Францевича. Отсутствие доходов, несмотря на возраст, вынуждают его искать средства к существованию. Какое-то время он работает в меховом магазине, но здоровье заставляет его оставить и это занятие.

А.Ф. Кошко пишет мемуары о своей работе в сыскной полиции России. Сначала они печатались в парижском еженедельнике «Иллюстрированная Россия», а в 1926 г. в Париже вышел в свет первый том его сочинений «Очерки уголовного мира царской России. Воспоминания бывшего начальника Московской сыскной полиции и заведующего всем уголовным розыском империи», который включал в себя 20 рассказов. Все остальные рассказы были опубликованы уже после смерти автора.

Очерки не систематизированы хронологически или регионально, в них идет речь и о преступлениях, раскрытых в Риге, в Москве и в Петербурге. Автор признается, что подбирал их для того, чтобы проиллюстрировать читателю как изобретательность преступного мира, так и многообразие приемов сыскного дела.

Мы найдем здесь очерки о раскрытии убийства Распутина, кражи радиоактивных материалов у немецкого профессора, мошенничества артиста, выдававшего себя за Федора Шаляпина. Поражает уникальность и остроумие спланированных А.Ф. Кошко оперативных комбинацией. Им широко применялись такие методы, как наружное наблюдение, внедрение агентуры в преступную среду и даже прослушивание телефонных переговоров и использование служебно-розыскных собак.

Первый том снабжен предисловием, читая которое понимаешь чувства автора, оторванного от Родины и ощущающего свою невостребованность в России. Однако он справедливо сознает, что его опыт если и не нужен большевистской России, то может быть полезен человечеству в деле противостояния преступности.

Действительно, лишь спустя 70 лет мемуары вновь привлекли внимание отечественного издателя. В 90-х годах они переиздаются в Российской Федерации, а в 2009 г. — в Украине, где НИИ МВД Украины рекомендует их специалистам правоохранительных органов в ряду мемуаров других мастеров сыска.

Приятно сознавать, что отброшены идеологические предрассудки и новое поколение студентов юридических вузов и курсантов вузов МВД изучает мемуары Кошко, пытаясь найти применение его методов в деле противодействия современной преступности [8]. Некоторые очерки А.Ф. Кошко экранизированы с участием известных актеров [9].

13 декабря 2006 г. Общественное объединение ветеранов оперативных служб «Честь» учредило общественную награду Орден А.Ф. Кошко, за заслуги в деле уголовного сыска. В настоящее время этой награды удостоено уже более 70 действующих оперативных работников и ветеранов органов внутренних дел [10].

Вспоминает Ольга Ивановна Кошко, внучка автора «Очерков уголовного мира»: «24 декабря скончался в Париже генерал Аркадий Францевич Кошко. Я не сознавала тогда, что исчезла крупная личность, свидетель усопшей эпохи. И вот много лет спустя я ясно помню человека, который так успешно владел искусством быть дедушкой. Глубокое огорчение тогдашнего ребенка с годами смягчилось, и его заменили трогательные воспоминания. Иногда печальные, иногда забавные. И думая о блестящей карьере этого человека, который был столь же целостным явлением как в своей профессиональной жизни, так и в семейной, я горда и счастлива, что мне довелось, к сожалению, слишком недолго, жить возле него.

Я помню его приятную внешность, теплый глубокий голос, но особенно глаза, от взгляда которых иногда хотелось провалиться под землю, но которые могли вознести и на небо. Я, конечно, не отдавала себе отчета, но мне мои родители рассказывали, что дедушка был роста чуть выше среднего, необычайно прямой осанки, отчего казался выше, чем был на самом деле. Он был очень красив, особенно когда был уже немолодым.

Я помню его серебристые волосы, черные густые брови и снова — глаза, в которых читалась нередко очень глубокая грусть. Несмотря на это, он был жизнерадостным, любил хороший стол, понимал толк в винах, мог часами рассказывать смешные анекдоты, разыгрывая их в лицах, подбирая различные акценты и говоры. Он нравился людям и любил нравиться, что глубоко задевало мою бабушку, которую он обожал. Дедушка был человеком необычайной доброты и человеколюбия. Он постоянно помогал своим соотечественникам-эмигрантам, тем, кто был несчастнее или менее удачлив, чем он. На ужин самому ему выпадала зачастую лишь чашка чая с кусочком хлеба, и то если последний оставался.

Конечно, как у всякого, у него были и недостатки. Я помню, как он сердился. Редко, но яростно. И его сконфуженный вид, когда все улаживалось. В семье говорили, что эта черта характера развилась только после революции, например, помню, как он воспринял и признание Францией большевистской России. Вспоминая эту сцену, я дрожу и сейчас.

Он умел рассказывать удивительные приключения, основывающиеся на подлинных фактах, но несколько адаптированные к моему возрасту. Я слушала его с открытым ртом, с замиранием сердца от страха, а порой хохотала до слез. Никто не умел, как он, разделять мое горе или радость. Однако — Боже упаси! — если я совершала нехороший поступок и пыталась его скрыть, дедушка молча смотрел на меня такими глазами, что я тут же начинала рыдать и во всем сознавалась. Нечто подобное случалось и с преступниками, которых он допрашивал. И это меня ничуть не удивляет.

Глубоко верующий, он каждый вечер запирался в своем кабинете и молился. Во всем доме царила в этот час тишина. А я, заинтригованная этой дверью, которая каждый вечер запиралась, пыталась тайком подсмотреть. Однажды плохо запертая дверь не сопротивлялась. Я посмела ее толкнуть. Но дедушка одарил меня таким леденящим взглядом!.. Я удрала и спряталась. Но речи об этом случае он никогда не заводил.

Дедушка обожал играть в карты. Он приводил в отчаяние своих партнеров, потому что никогда не проигрывал. Он знал все тонкости виста и покера. И особенно, что было самое удивительное, он знал все последующие ходы своих противников.

Наше бегство из России я помню довольно смутно. У меня болело ухо, я плакала. И только дедушка мог меня успокоить. Он носил меня на руках, качал и согревал своим дыханием мое больное ухо. Мама рассказывала, что это происходило в Севастополе, было очень холодно.

Затем мои воспоминания становятся более точными. Турция. Разговоры между взрослыми, которые я слушала не понимая. Прием дедушки и мамы у великого визиря, о котором они говорили с немалым удовлетворением. Затем частное сыскное бюро. Дела становились все интереснее и доходнее, но снова пришлось срочно уезжать. Вся семья теснилась в лодке, которая подплывала к огромному пароходу. Я помню веревочную лестницу, по которой мы поднимались. Я была на руках у папы, кричала от страху. А дедушка был уже наверху. Он взял меня у папы и, прижимая к груди, успокаивал.

Затем я помню большую каюту с двухъярусными койками. Пароход опасно качало. Путешествие было ужасное. Средиземное море штормило. Всех взрослых тошнило, меня — нет. Я помню, как дедушка страшно ругался, проклиная Кемаль-пашу, большевиков, погоду и море. И все это — помогая матросам откачивать воду, передавая наверх ведро за ведром.

Затем Париж. Мы жили в маленькой гостинице рядом с Люксембургским садом. Дедушка впервые меня посадил на карусель, купил лакированные башмачки… И радовался вместе со мной моему счастью.

Затем еще одна гостиница, где я бегала из одной комнаты в другую. Еще помню гнев моего дедушки. Он порол своего младшего сына, который посмел вернуться домой заполночь. А моему дяде было уже восемнадцать лет.

Наша большая семья разделилась. Мои родители наконец-то нашли работу, и мы поселились в новой квартире. А дедушка с женой и младшим сыном устроились отдельно. Мебели не покупали: революция не могла долго длиться, и всем нам предстояло в скором времени вернуться домой, в Россию.

Затем родился мой брат. Дедушка не помнил себя от радости и гордости. Наконец-то внук, который продолжит род и вернется на любимую Родину. Бедный дедушка! Он умер, так и не имея возможности прикоснуться к родной земле. А та земля, которая стала нам второй родиной, осталась для него навсегда чужбиной…»

Список использованных источников:

1. Профессора Таврического Национального Университета им. В.И. Вернадского (1918-2000) /Н.В. Багров, В.Г. Ена, В.Ф. Шарапа, Д.П.Урсу/ — К.: «Либідь», 2000.- 150 с.
2. Кисельов Олександр Дмитрович – екстраординарний професор імператорського Харківського і Таврійського університетів //Прокуратура. Людина. Держава. -2005. — № 12. — С. 120-128.
3. Антология сыска: от полиции к внешней разведке:[в 14 т.]/Гос.НИИ МВД Украины[и др.]; отв.ред.:В.Н.Чисников[и др.].- К.:Знания Украины,2006.- Т.3: Сыщики о сыске: криминальные истории/сост.:В.Н.Чисников, С.Г.Лаптев.-2009.-755с.
4. Дмитрий Кошко. Аркадий Францевич Кошко. Иван Францевич Кошко. [Электронный ресурс]// «Франция- Россия- взаимный обмен». — Режим доступа: http://www.asso-frer.com/ru/heritagesfrru_ru.php
5. Романова Г. В. Неизвестные страницы биографии главы уголовного розыска Российской империи А. Ф. Кошко по документам Госархива Ульяновской области// Отечественные архивы, № 5, 2005, C. 73-76. .[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dlib.eastview.com/browse/doc/12136069
6. Руднев П. И. Начальник московской сыскной полиции А. Ф. Кошко//Вопросы истории. — №4- 1999. с.136-143.[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dlib.eastview.com/browse/doc/6414893
7. Кошко А.Ф. Очерки уголовного мира царской России. Воспоминания бывшего начальника Московской сыскной полиции и заведующего всем уголовным розыском империи.-Париж: 1926.201с.
8. Герои сыскной полиции. Работа курсанта Челябинского института внутренних дел Суворова А.О. Челябинск 2008. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=15156
9. Информация о фильме «Короли российского сыска». Реж. В.Алеников, кинокомпания «Аквилон», 1996г. Экранизация мемуаров начальника российского имперского сыска А.Ф.Кошко. Пилотный выпуск — 3 серии. 1 серия — «Убийство Бутурлина»; 2 серия — «Воскресное убийство»; 3 серия — «Шантаж».[Электронный ресурс] Кинозал. Режим доступа: http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/ros/3185/annot/
10.Орден А.Ф.Кошко .09.07.2007.[Электронный ресурс]Сайт Общественное объединение ветеранов спецслужб «Честь».Режим доступа: http://www.roochest.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=16
11.Кошко А.Ф. Уголовный мир царской России от Александра III до Февральской революции./Предисл. и коммент. П.И. Руднева.-М.: «Вече»,2006.-512с.
12.Кошко А.Ф. Очерки уголовного мира царской России. Воспоминания бывшего начальника Московской сыскной полиции и заведующего всем уголовным розыском империи./Предисл. А.Д.де Кошко.-М.: «Столица»,1991.-608с.

[url=http://warinform.com/?page_id=695]Military Крым [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Формула развода

«Заклинаю… не оскорблять моей могилы»

Ялта, подарок для души!

.