Крымское Эхо
Архив

Пётр Толочко: Американцы и Запад действовали тоньше

Пётр Толочко: Американцы и Запад действовали тоньше

Академик Петр Толочко — личность, в особом представлении не нуждающаяся. Его статьями зачитывается, можно сказать, всё прогрессивное человечество. А в уходящем году академик отмечал юбилей, 70 лет. Когда наши дороги пересеклись с ним в Ялте и мы подошли его с этим моментом в жизни поздравить, он только махнул рукой — мол, о чем вы говорите! А мы хотели сказать Петру Петровичу, что очень его уважаем и желаем как можно дольше оставаться глыбой в информационном пространстве Украины.

Но времени в кулуарах оргкомитета «Великое русское слово» было немного, поэтому мы поставили вопрос в лоб:

Академик Петр Толочко

Пётр Толочко: Американцы и Запад действовали тоньше
— Петр Петрович, зачем вы здесь?

(он слегка опешил от нашей прямоты) Хороший вопрос… Я много лет занимаюсь проблемой и русского языка, и русской культуры, есть у меня на эту тему работы, и большие, и я считаю, что это мой долг — защищать и русский я зык и культуру как явление, которое создано интеллектуальным трудом и русского народа, и украинского. И я защищаю русскую культуру — и не потому, что они русские, а потому, что они плоть от плоти для украинского народа.

— Матрица — так можно сказать?

— Да, можно. Даже больше: украинский и русский языки являются родными, потому что в их основе лежит древнерусский язык, они проросли из него и оба имеют право на лексический фонд, который там, в глубине, лежит. Кроме того, мы же знаем, что в продолжение всей нашей совместной истории украинцы были полноправными сотворцами и русского государства, и русской империи — начиная с Феофана Прокоповича вплоть до советских времен, до русского языка и литературы: тот же Феофан Прокопович был организатором академии наук в Санкт-Петербурге. А сколько было художников, писателей, выходцев из Украины!.. Поэтому мне представляется, что русский язык здесь — это второй родной язык. Вот поэтому я в Крыму.

— Своей политической деятельностью вы показываете, что нужно свои научные убеждения защищать политическими методами. Но вы сменили уже не одну политическую партию — в принципе, это понятно. Но вы сможете объяснить, почему получилось так, что мы все эти годы боремся за русский язык, а в конечном итоге терпим поражение?

— Сначала я вам отвечу на ваш упрек по поводу смены партий. После коммунистической партии я был в партии «Батькивщина» Юлии Тимошенко, но, как я всегда говорю, это не я выхожу из партии, это партия выходит из меня. Потому что разошлись мы с ней идеологически. И сегодня партия «Батькивщина» и сама Юлия Владимировна совершенно непохожа на ту Юлию Владимировну, русскоязычную девочку, которая начинала это движение. Сейчас она прозападная, национально озабочена, поэтому я и ушел. Вторая неудачная попытка связана с Русским народно-патриотическим союзом. Он меня попросил помочь ему, а потом оказалось, что он продал эту партию…

— Технический проект. А Василий Волга?

— А с Волгой мы сейчас создали Союз Левых Сил. И я считаю, что это прогрессивный проект…

— Не рассыплется?

— Трудно мне сказать, потому что каждая партия, чтобы она функционировала, ей нужно финансирование. Но мне показалось, что Волга — а он молодой, ему всего 40 с хвостиком лет — может стать лидером. Потому что среди тех лидеров, которых мы видим, которые крутятся в рейтинговом колесе, нет человека, который бы мог возглавить такое движение.

— Скажите, что нужно делать, чтобы не проигрывать?

— Проигрываем потому, что, с одной стороны, мы не настолько пассионарны, как наши противники — они очень агрессивны и перемалывают нашу идеологию, наш менталитет. А мы этого не можем. С другой стороны, у нас нет таких ярких, харизматичных лидеров, какие есть у них. Что бы мы ни говорили, но Тимошенко — такая, и от этого никуда не денешься. На каком-то этапе такую роль сыграл Ющенко. Да, мы знаем, что это — проекты Запада, но кто нам мешает сделать подобный проект?

Ставка на Януковича не оправдалась: он не сумел стать нашим лидером. Он хороший менеджер, хозяйственник, но политик он никакой. Значит, надо искать новых людей, новых лидеров. Мне показалось, что им может быть Волга. Но когда я разговариваю с людьми, в том числе и с нашей стороны, они сомневаются, получит ли Волга 3 процента: говорят, мы не хотим работать на длинный проект, на перспективу, нам давай сегодня! А «сегодня» мы видим, что ничего не получилось. Американцы и Запад сработали тоньше, они эти длинные и долгие проекты превратили в успех, в том числе и президента нам вырастили.

— Мне показалось, что вы всё же верите, что мы победим, так? Что в вас эту веру поддерживает?

— Нет, я уже не чувствую, что мы победим. Мой умный сын мне как-то сказал: ты мне напоминаешь последнего защитника города, который стоит на воротах, а враг этот город уже давно оккупировал. У меня нет иллюзий, но видимо, я так уже и доживу, не поменяюсь.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Раздрай по-севастопольски

Дорогами Победы вместе с «Русским единством»

А вы не ждали нас?!

.