Крымское Эхо
Архив

«Пес, как и человек, учится всю жизнь»

«Пес, как и человек, учится всю жизнь»

ПУТЬ СЛУЖЕБНОЙ СОБАКИ

Юлия ЛЫКОВА

Сегодня мы расскажем о настоящих профессионалах — «по-собачьи дьявольски красивых», игривых и очень умных — о служебных собаках спецподразделения «Беркут» Республики Крым. Вот уж кто действительно ест хлеб не зря, выполняя сложнейшие задания по поиску взрывчатых и наркотических веществ, антитеррору, патрулированию и поиску людей!
Руководит кинологической службой опытнейший инспектор-кинолог штурмового взвода Сергей Солод, который работает в «Беркуте» с 2005 года. Сергей — личность творческая, по профессии театральный режиссер, окончил Рязанское культпросветучилище, мечтал посвятить свою жизнь искусству, но судьба распорядилась иначе.
«Пес, как и человек, учится всю жизнь»
Помимо увлеченности театром, Солод с 5 лет занимался собаками, а в 14 стал самым молодым кандидатом в мастера спорта по служебному собаководству, которое включало ОКД — общий курс дрессировки и ЗКС — защитно-караульную службу, а также следовую работу пограничных собак на границе и милицейских собак в городской среде.

Послушные питомцы
Сначала Сергей учился в ДОСААФе в Феодосии, затем в России, Польше, Австрии. Послужной список Солода впечатляет — к примеру, в конце 90-х годов он трудился кинологом в уголовном розыске Ялты, выезжал на убийства, грабежи и кражи государственного и общественного имущества, которых в то время было много, служил в Косово и, наконец, оказался в «Беркуте».

О Косово стоит рассказать отдельно. Для того, чтобы туда попасть, в сентябре 2001 года Сергей со своим ризеншнауцером Рэем прошел отборочные тесты у шведских кинологов, которые курировали миссию кинологии в ООН, и уже 18 декабря отбыл в город Гниляны Косовского края в Югославии. Основная работа кинолога была в аэропорту города Приштины – проверка самолетов и вертолетов на наличие наркотических, психотропных веществ и прекурсоров, взрывчатых веществ и огнестрельного оружия, а также охрана и проверка гуманитарных грузов ООН и Красного Креста. Помимо этого, они осуществляли поиск наркотических и взрывчатых веществ в самой большой косовской тюрьме в городе Митровица и в государственных, общественных и коммерческих структурах Косовского края.

Условия службы в боевой точке были сложными: Сергей с Рэем работали на высоте 1700 метров над уровнем моря, где температура зимой достигала минус 35 градусов, а летом — плюс 45. Во время службы Рэй был тяжело ранен, перенес операцию, а после выздоровления вновь приступил к несению службы. Пес был награжден медалью «Service of Peace», которую вручил комиссар UNMIK Police Стефан Фёллер. 26 декабря 2002 года Сергей Солод со своим героическим питомцем вернулись с миссии ООН и поступили на службу в уголовный розыск Ялтинского ГУ МВД Украины в АРК.

— Я много где работал, но к собакам нормально относились только в Косово и здесь, в «Беркуте», где командир Юрий Николаевич Абисов уделает питомнику большое внимание.

Сейчас в кинологической службе спецподразделения «Беркут» Республики Крым в штате пять кинологов, из которых шесть собак (четыре рабочие и два стажера), причем каждая с подробнейшей родословной.

— Вот бельгийская овчарка (малинуа) Челси, далее — наша немецкая овчарка Динго, а это самый страшный пес у нас, — смеется Сергей. — Он до смерти залижет, это дружелюбный карликовый шнауцер по кличке Южный ветер, которого в питомнике сокращенно зовут Ауст. Красавицу ризеншнауцера Сорбонну Сент-Дени де Пари из Гренобля мне подарили. Теперь она с успехом работает по взрывчатке, на задержании и в собачьем фристайле.

Любопытно, что все животные, кроме немецких овчарок, понимают команды только на французском языке, но для наших кинологов это не проблема, привыкли уже.

Первый день в питомнике для каждой собаки начинается одинаково — ее «социализируют», то есть она привыкает к пространству, где теперь будет жить, и его обитателям. После того, как животное немного освоится, начинается «прибивка» к ноге — пес должен чувствовать такт ноги кинолога и привыкнуть к его запаху, манере поведения и подчинения. Умение различать около 10 миллионов запахов позволяет плодотворно использовать их на службе. Зачастую собаки работают в нескольких направлениях, например, антитеррор и оружие, взрывчатка и задержание и так далее.

Когда мелкой собаке исполняется 15–17 месяцев, а крупной — 16–18, она идет в «школу», где обучается командам и профессиональному мастерству. Затем каждая из них сдает зачеты для получения сертификата. Кинологам важно, чтобы их подопечный получил допуск на разведение.

Кстати, зачастую в питомник поступают взрослые собаки, то есть уже имевшие хозяина, и им приходится привыкать к новому человеку. Это довольно сложный процесс. К примеру, Динго сейчас очень компанейский, а в Киеве частенько кусал людей. Агрессивного пса хотели усыпить, но наши кинологи его забрали и привезли в Крым, где на его социализацию ушло… три дня, а на тренировку по поиску взрывчатых веществ, боеприпасов и оружия — 35 дней.

Тренировки по особой методике
— Мы обучаем собак по европейским методикам, которым более 200 лет. В странах СНГ этот опыт бракуют, но после Косово, где я видел, как это применяется, мы стараемся работать по нему. Особенность методики в том, что собака дрессируется 7-12 раз от 5 до 15 минут в день. Таким образом, пес проходит курс дрессировки за 35-45 дней (это при том, если щенки от рабочих родителей и по темпераменту не меланхолики). А в СССР, а сейчас в СНГ, служебную собаку дрессируют раз в неделю два-три часа, и дрессировка затягивается на многие годы, — поясняет Сергей.

Каждый пес в питомнике знает от 19 до 27 команд. Некоторые обыватели думают, что собака, специализирующаяся по поиску наркотиков, становится наркоманом.

— А если собака ищет взрывчатку, выходит, мы ее должны кормить патронами и гранатами, — шутит Солод. — Такие домыслы, конечно, не соответствуют действительности. Расскажу вам, как проходит тренировка. Все делается в перчатках, чтобы собака не узнала меня по запаху. Берем от двух до девяти конусов или ящиков, под один из которых кладем небольшой контейнер с бумажными пластинками с запахом взрывчатки или наркотических веществ. Когда собака нашла, говоришь ей: «Лежать!» и даешь мячик (если собака – «пищевик», то идет поглаживание и поощрение кормом). Так повторяешь до тех пор, пока пес при находке опасного вещества не ложится возле конуса или ящика самостоятельно, тем временем кинолог незаметно бросает ему мячик. Мы дрессируем собак в течение 45 дней (плюс-минус — 10), после чего они выходят на службу.

Для кого-то станет открытием, но 90 процентов псов в природе не умеют кусаться — они только бьют клыками, поэтому укус им надо ставить. В питомнике только у Челси укус врожденный, всем остальным его ставили. На такую тренировку нужна неделя, если повторять занятия по 10–15 раз в день.

Особая радость животных — коллекция мячиков!

— Многие думают, что собаки не различают цвета, но это ошибка. Например, Сорбонна любит желтый или оранжевый, Динго — темный. Правда, апортики долго не живут, если активно заниматься — максимум месяц. Но мы всегда подкупаем новые. Один мячик стоит от 40 до 100 гривен. Таких апортировочных предметов у нас штук сто.

Сергей Солод утверждает, что в питомнике, помимо любви к животным, очень важны знания специалиста в области психологии собак, способность выдержать дрессировки в ночное и дневное время при плюсовой и минусовой температуре, в любых погодных условиях.

…После игрушек еще одной большой радостью собак являются прогулки и общение с себе подобными, а для некоторых из них и время кормления.

— Если слишком везет, выгуливаем их четыре раза в день, если не слишком, то два. Летом ходим на пруд, они купаются, — рассказывает Сергей. — Питание у нас просто шикарное: зимой собаки едят два-три раза, а летом один раз в день. Им хватает. Сами делаем для них творог, даем мясо, корм без красителей с протеином больше 21 процента.

К слову, работа в спецназе несет стрессы не только людям, но и животным.

— У нас была немецкая овчарка Юста — замечательная, обладательница множества наград, а щенков не приводит! Ощенилась один раз и больше не получается. Я когда был в Европе, так там один психолог на четыре собаки. У нас такого нет, поэтому вкладываем много денег в игрушки для собак, таким образом животное имеет возможность расслабляться.

Собаки под присмотром
Служебные собаки нередко гибнут из-за профессиональной деятельности человека, например, во время задержания опасных преступников, поэтому люди должны хоть как-то им за это платить добром и хорошим отношением.

— Некоторых собак, которые вышли на пенсию, забираем сами. Взять их могут гражданские люди или коллеги по работе. Но! Мы постоянно контролируем пребывание каждого животного за пределами питомника. Если мне не понравится, как его кормят или как он там живет, пса забирают обратно. Служат собаки в среднем шесть-семь лет, но многие не доживают до этого возраста, — говорит милиционер-кинолог штурмового взвода Сергей Грабовецкий.

Сам милиционер-кинолог в питомнике около трех лет. Сначала он служил в оперативной роте, а затем захотел перевестись в роту спецназа «Беркута», где были только должности кинологов.

— Я попробовал, и мне понравилось. За два месяца Сергей научил меня очень многому. Он опытный человек, обучал полицейских в Польше, Германии, Бельгии и не понаслышке знает, что такое работа со взрывчаткой, поэтому сильно ругается, когда на тренировках я забуду выложить телефон или не снять часы.

Милиционер-кинолог самостоятельно подготовил немало четвероногих по работе с взрывчаткой и наркотиками. Дело это непростое, но всегда приятно пожинать плоды своего труда.

— Проще всего обучить ризеншнауцеров, малинуа тяжелее, потому что если ты что-то сделал не так, то у собаки появляется нежелательная связь и ее очень сложно переучить. Но когда все правильно, она лучшая, ее не сравнить ни с кем, — уверяет Сергей. — Пес, как и человек, учится всю жизнь.

Аллея Славы
Около трех лет назад в кинологической службе «Беркута» появилась Аллея Славы, которую в этом году расширили. Изначально на «Доску памяти» попадали только погибшие животные, но теперь решили увековечивать и животных, которые отличились по службе. Наша Аллея Славы сделана, как у бельгийцев и французов, у которых собаки считаются боевой единицей, им присваивают звания, а в дальнейшем назначают пожизненную пенсию.

— Это наш Дик, — указывая на фото ротвейлера, говорит Сергей Солод. — Он умер от рака в восемь лет. Дик работал по направлениям следовая и задержание (антитеррор). Грейси трудилась по наркотикам, она была собака-шоу, на выставках брала все награды. Увы, умерла при родах. Адонис работал по взрывчатке и антитеррору. Он приехал с выезда по поиску взрывчатки на заводе, а утром вышел с вольера и упал мертвый: взрывчатка — токсичная, и легкие животного просто сгорели. О Рэе мы уже говорили, он был легендарной собакой, которую знали и на Украине, и за рубежом. Пес искал наркотики в Кировском районе, наступил на косу и разрезал палец. Симферопольские горе-ветврачи не смогли его вылечить, и пес умер. На Аллею Славы попали и ныне здравствующие собаки — наша молоденькая девочка Сорбонна и Адонис Яранг, а также пенсионерка Юста, Динго и карликовый шнауцер Паганель (Патик).

Малинуа пока не заслужили чести попасть в число героев — они еще молоды.

…Вот такая история об особенной службе, где собака не только друг, но настоящий боец и помощник, благодаря которому на улицах наших городов гораздо спокойнее.

 

Фото автора и из личного архива
Сергей Солода и Сергея Грабовецкого

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Что ни день, то 1 апреля…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Есть такая профессия – Родину позорить

Макс БУТЦЕВ

Одесский позор

Алексей НЕЖИВОЙ