Крымское Эхо
Архив

Первый год посткайнозойской эры

Первый год посткайнозойской эры

И тут не шаг людской, ты знаешь, Браги, а поступь
неуклонная морозья. Сегодня ляжет снег, поникнут флаги, 
разрежут небо санные полозья. И будет другом только запах браги, 
а там – сплошные тени на дороге. А наших не поднимут по тревоге. 
Мы чуем, Браги?»
 Юлия Баткилина 

В Центральной Городской библиотеке им. А.С. Пушкина в рамках проекта «Web-притяжение крымской поэзии и Бардовский видеомост» прошла необычная – тематическая – видеовстреча. Она была посвящена празднику Зимнего Солнцестояния, который, по традиции, отмечается именно в это день.

Юлия Баткилина (Харьков)

Первый год посткайнозойской эры
Мы помним, что в прошлом году именно 21 декабря у нас был Конец Света. Сейчас мы отмечаем его годовщину. Вы решите, что это шутка? А вот и нет. Даже несмотря на то, что в этот день год назад ничего особенного и страшного не произошло, у многих людей – особенно склонных к духовному или мистическому мышлению – произошли важные, глубинные внутренние изменения. Кто-то стал совсем другим, кто-то познал и понял себя, кто-то расстался с прошлым, кто-то написал новое – прорывное для себя – произведение или даже большое их число. В общем, отражение произошло.

Мы все прожили – вполне успешно и интересно – первый год посткайнозойской эры, и в этот день отмечаем его, как и полагается поэтам, – стихами. Не удивлюсь, если за этим днем закрепится репутация неофициального праздника. А то, может быть, и государственного. Ведь Украина – довольно-таки мистическая страна. Она буквально сидит на потоке из космоса, правда, далеко не всегда толкающем на просветление и позитивные изменения, иногда трясет совсем в ротивоположном ключе.о в любом случае, это обновление, стряхивание старой кожи, вливание свежей крови. О России можно сказать то же. Ведьминская сущность обеих стран уловима даже в их названиях: во-первых, женского рода (не Гондурас и не Монако называемся, однако), во-вторых: вслушайтесь в сами имена стран – разве это не ворожба, не тайнословь?

Лина Федорченко (Киев)»
Первый год посткайнозойской эры
В нынешнем мосте собрались поэты и барды, склонные к мистике, духовным практикам, шаманству, магии, философии архетипов, архаике, мифологии. А также – к фантастике и фэнтези. Участвовали такие города, как Симферополь (Михаил Митько и Марина Матвеева), Харьков (Юлия Баткилина), Москва (Светлана Солдатова), Николаев (Ксана Коваленко) и Киев (бард-рокер Юрий Сидоряк и поэт-шаман Лина Федорченко).

Николаев подключался из Центральной библиотеки им. Н.Л. Кропивницкого, где как раз в это время проходило большое праздничное мероприятие, организованное «Кают-компанией» поэтического фестиваля «Ватерлиния» – талантливыми николаевскими поэтами.

Организатором и автором концепции моста стала харьковская поэтесса, прозаик, автор сказок и фэнтези, человек, изучающий мифологию разных народов и создающий свой собственный мифолопоэтический мир, – Юлия Баткилина.

Юлия рассказывает: «Зимнее солнцестояние — время знаковое практически для всех народов мира. Древние германцы отмечали в эти дни Йоль, праздник долгой ночи и возрождения солнца, японцы говорили о солнечной богине Аматерасу, которая выходит из пещеры на свет… Солнцестояние, самая длинная ночь в году — знаковое время, когда окончательно, глубоко умирает все старое — и с рассветом, с первым прибавлением дня, начинается новое рождение мира.

 

Ксана Коваленко (Николаев)

Первый год посткайнозойской эры
Семенам спать под снегом еще долгие месяцы, снегу еще падать и падать на замерзшую землю, но свет начал понемногу побеждать тьму, и пышность новой весны зарождается именно в этом сердце холода и долгой ночи. Люди призывали к своему очагу добрых духов, жгли огни, вместе согревались в самом сердце холода, в самой глубокой тьме, из которой, коснувшись дна, можно было начать подниматься к свету.

Сам ее рассказ – поэзия. Особенно чутко воспринимаемая как таковая людьми, мало знакомыми с «предметом». Для них это – завораживающее камлание: «… Это были далекие времена. Они миновали. Но язычество, мифологическое сознание очень живуче, оно пронизывает нашу современность куда чаще и основательней, чем нам кажется, оно подстилает собой наше уже новое, христианское и постиндустриальное время, неуловимо отражаясь в поговорках и поверьях, в архаических страхах, которых мы сами не осознаем».

Архаика. Архетипы. Сейчас поэты очень любят создавать новые, свои. Пытаются мифологизировать новую жизнь, новый мир. Ныне снова сильна вера в чудо… правда, она какая-то однобокая – в «как добиться успеха», «как стать денежным магнитом». Практически у каждого из нас – особенно у женщин – есть денежный талисман или медитация. Они порой такие смешные… Однако – ничего смешного, когда работает. Все женщины ведьмы, а поэтессы – особенно. Правда, лишь в том случае, если не пытаются быть поэтами. Попытка перейти в мужскую плоскость мышления нередко лишает поэтессу женской… пространственности, глубинной многомерности.

Наши участницы (а их – поэтесс-мистиков, колдуний и шаманок – в мосте было существенно больше) этого не лишены. Кто-то из них, как например, Лина Федорченко, – абсолютно женственны. Это поэзия эмоций, широкополотенная, детализированная, звукописная. И в то же время… неорганизованная, как само подсознание. Какая рифма, вы что! Верлибр, конечно. Но – с тонким внутренним строем. В ней присутствует своя организация, особенная логика. Можно сказать – женская. Точнее – логика чаро-деяния.

 

Светлана Солдатова (Москва)

Первый год посткайнозойской эры
Ведь старинные заговоры порой тоже кажутся бессмысленными, внутренний их смысл скрыт веками. Иной раз интересно доискиваться до него, но это уже наука. А у нас – поэзия. Стихи Лины – для исполнения со сцены, они не воспринимаются вне автора. Здесь – поэзия личности: внешний вид, взгляд, голос, интонации. Даже антураж. Киевские поэты читали без света, при зажженных свечах. Гармонично сочетались со стихами Лины песни Юрия Сидоряка – фэнтези-фолк, произведения, которые очень уважают толкинисты и реконструкторы, любители старины, обрядов, путешественники, воины, поэты. Творчество погружало в запредельные времена. Может быть, в иное измерение. Менестрель и мавка.

Свечой было озарено и лицо Юлии Баткилиной. Она – практически единственный участник моста, чье поэтическое творчество – именно фэнтези и мифология. И оно настолько одновременно живое и… отстраненное, что не сразу включишься, «въедешь»: о ком она рассказывает – о древнем боге или о своем друге. Впрочем, почему бы древнему богу – к примеру, тому же скандинавскому богу поэтов и бардов Браги – и не быть нашим общим другом? Во времена викингов к богам именно так и относились. Может, потому они так основательно покровительствовали своим певцам и сказителям, даровали им почет и уважение в народе.

Ксана Коваленко – автор заговоров-заклинаний, однако… невозможно не почувствовать в чтении поэтессы тонкого оттенка иронии. Мол, совершенно понятно, и я этого не скрываю, что это я «играюсь». В отличие от Лины Федорченко, вживлённой в собственную поэзию, Ксана – смотрит на свою как остроумная учительница биологии на разрез цветка. «А вот это, дети, тычи-инка». А вот это: древние боги, шаманы, ведьмы… Но с таким подтекстом ворожба работает еще лучше – у нее возникает двойное дно, зеркалящее смысл. Из ее уст прозвучало «Заклинание Черной Лощади». Приведу его начало:

Ты не лей молока на кобыльи бока –
мне не быть нежной, белой,
мне быть воронОй,
затоптать в грязь шелка, тьма колдует пока,
и стучать сложный ритм
над притихшей землей.»

Сложный ритм – и, в то же время, такой простой. Многослойный, опутывающий звук «л» – Любовь, Ласка или – распЛата? В любом случае – пЛеняет. Это стихотворение не мешало бы выучить наизусть всем, кто верит в силу слова, и повторять в будущем году. Вот увидите – сработает. «Человек сказал: увижу – поверю, Вселенная ответила: поверишь – увидишь».

Светлана Солдатова из Москвы – автор именно мифологии нашего времени, городской. Еще бы – житель мегаполиса. Нам, может быть, никогда в такой мере не ощутить его мощь, скорость жизни, человеко-слово-мысле-идее-поток. Такой современный. И… все тот же: инстинктивный, подсознательный, ветхозаветный, архетипический. Как волны. И выжить можно только, как в доисторическом лесу, – будучи постоянно начеку. И – веря во что-то, кроме себя: в каких-то городских духов, магию улиц, чародейство небоскребов.

в городе выжить просто – гляди вокруг,
бойся железных зверей, обходи мосты.
город оскалит зубы, начав игру,
и зашвырнет тебя с площади – на пустырь,

после – с проспекта в старый заросший сквер,
с крыши высотки – на лавочку у пруда.
если играть по правилам – выйдешь, верь,
если нарушишь правила – никогда.

хэй, улыбнись, на зеленый свет поспеши
по переходу, ведущему в облака,
выпрямись, встань и спляши с городскими ши –
станет легка походка, тверда рука.

следуй за флейтой, смотри безмятежно вдаль,
мертвых не бойся, не забывай про нож.
..если почуешь, как дрогнет седой асфальт —
не наступай на трещины. Пропадешь.»

От Симферополя свои стихи наконец-то представил координатор проекта «Видеомост» Михаил Митко. А то обычно – он лишь ведет мост, управляет процессом. Но с такой концепцией ему самое время участвовать: ведь по мировоззрению он русский язычник и любитель углубиться в духовность. Хотя нередко – тоже не без иронии.

Был создан мир великой мантрой «Ом»,А мантра та была простым зевком.Вот так и ты — под мой стишок зевнешь,И целый мир, должно быть, создаёшь.»

Автору этих строк выпала честь представить крымское поэтическое направление «фаэзия». Поэзия о высоком, идеальном, трансцендентном, – к фантастике и фэнтези отношения не имеющая. Тем не менее, все это находится в одном пространстве – приподнятом над обыденной жизнью, суетой и вульгарным «реалом». В наше время поэты почему-то стали бояться идеализма. Если не будешь писать об окурках, грязной посуде, менеджерах среднего звена и безнадежности, а напишешь об облаках с их заоблачной сутью или тайне луной богини, – и заклевать могут. Поэтому быть идеалистом сейчас – недюжинная смелость. Писать о прекрасном в этом злобном и нервном мире – подвиг.

«… Эта ночь, недаром названная в древности Матерью всех ночей, ночь, когда грань между мирами истончается, и потустороннее проникает к нам так близко, не может не отзываться в нас холодом и восторгом. Мы не хотим говорить о том, как это было, мы хотим поговорить о том, как это есть сейчас. Как Мать всех ночей предстает в городской мистике, как старые сказки оборачиваются новыми стихами, как они соседствуют с нашей жизнью, с ее обыденным волшебством, к которому мы не даем себе труда — а может быть, боимся? – присмотреться».

[img=center alt=title] uploads/10/1358929832-10-OY1i.jpeg» /> [url=https://www.youtube.com/watch?v=DR_-ru-HZ1Q][color=red][size=20]Видео здесь >>>[/size][/color][/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Табула Раса» выступит в Симферополе с акустическим концертом

.

Девятый вал

Сочинские штормы

Ольга ФОМИНА

2 комментария

Аватар
Зав лит частью кач-ной к- 24.12.2013 в 11:56

[img=center alt=title]http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/b/b2/Blakey_presentmoll.jpg/180px-Blakey_presentmoll.jpg[/img]

ФАЭЗИЯ МАВКИ.

Так Я себе представил то,о чем нудила на этот раз пиита маринка.
Вот кто бы еще мне подсказал,кто эта Мавка?
Жаль .настроение сегодня не то,а то б я распердолил эту Мавку по самые не хочу!
Мавка.
Но.кое что отжал…из общего потока фуфла.

-первый год посткайнозойской эры

Кайнозо́й (кайнозойская эра) — текущая эра геологической истории Земли. Началась 66,0 миллионов лет назад[1] (эта граница проведена по массовому вымиранию видов в конце мелового периода) и продолжается до сих пор.
Название образовано от греческого (καινός = новый + ζωή = жизнь) и может быть дословно истолковано как «новая жизнь». Краткое обозначение — KZ, используется в научных публикациях.
Кайнозойская эра делится на три периода: палеоген, неоген и четвертичный период (антропоген). Раньше кайнозой делили на третичный и четвертичный периоды. Понятие «третичный период» устарело: в современной геохронологической шкале его нет[1]. Он включал современные палеоген и неоген.

Тут Маринка переплюнула историю…вперед ушла.
Гы-гы!
В пост кайнозой.

-духовные практики

Это те,кто тяжелее…в руки отродясь не брали.
Гы-гы!

— особенная логика. Можно сказать – женская.

Ну,это все знают.
Женская,это когда никакой логики.

— старинные заговоры порой тоже кажутся бессмысленными, внутренний их смысл скрыт веками. Иной раз интересно доискиваться до него, но это уже наука. А у нас – поэзия.

Поэзия…НЕ НАУКА!
Скажи это Николаю Гумилеву!
он то.как раз утверждал обратное.

— Менестрель и мавка.

А вот тут…РЕАЛЬНО НЕ ПОНЯЛ.
Если менестрель это поэт,то так и пиши…ФАЭТ И МАВКА.

Ответить
Аватар
Привет из астрала 24.12.2013 в 12:48

[img=center alt=title]http://im6-tub-ru.yandex.net/i?id=235310309-47-72[/img]

К идиотскому самоопределению маринки, ПИИТЫ,она еще добавила одно…такое же…ФАЭТА.
А то,чем она занимается,называется ФАЭЗИЯ.
Еще не вечер…подождем!
Подождем…ее маму.
Подождем…ее мать.
http://www.youtube.com/watch?v=zAhS_C3Efb4

[img=center alt=title]http://t1.moskva.fm/uimg/artists/source/fa/fab8dd38cf914477a883f121a6ed234c.jpeg[/img]

Жанна Агузарова вернулась из астрала
http://www.kp.by/daily/22791.5/17514/

Ответить

Оставить комментарий