Крымское Эхо
Архив

Пережили изобилие

Пережили изобилие

Теперь будем с дефицитом. А дефицит — это не только нехватка отдельных продуктов, но и их высокая стоимость. Для большей части населения это звучит как приговор. Мы и без того основную часть своих доходов спускаем в унитаз. При этом государство строго следит за тем, чтобы мы не слишком засоряли его и не переедали, и для этой цели законодательно установило стоимость потребительской корзины, привязав ее исключительно к физиологическому выживанию. Даже государственная статистика стыдливо признает, что каждая третья семья в нашей стране считается бедной. Прежде всего, это касается семей, имеющих детей, где катастрофически не хватает средств на всё то, без чего еще здоровеньким и умненьким не вырос ни один ребенок.

Но что феноменально, скудное существование влачат семьи, где кормильцы являются высококвалифицированными работниками. Средняя зарплата, о росте которой ежемесячно рапортует Кабинет министров, не позволяет жить нормально. Тридцатилетний керчанин Юрий Баганов — отец двух дочерей-погодок — несколько лет работал в фирме по установке пластиковых окон, пользовался особым расположением владельца и даже получил от него презент в виде стареньких «Жигулей». Но вот второй год Юрий работает в Москве, там специалисты его квалификации ценятся в несколько раз выше, появляется дома по праздникам. «Четыре тысячи гривен кажутся большими деньгами ровно до того момента, пока ты не зашел в магазин, — говорит Юрий. — Младшей нет еще трех лет, и жена, понятное дело, не работает. Но даже если и выйдет, то в лучшем случае сможет рассчитывать на тысячу гривен в месяц. Этих денег нам все равно не будет хватать, потому что коммунальные платежи полностью съедят ее зарплату, питание дорогое, а одеть девчонок стоит немыслимых денег. Конечно, одной с двумя детьми жене приходится туго, но зато мы можем позволить себе не в пример больше, чем прежде, и за дочерей я спокоен: фрукты, соки, продукты с рынка — этого теперь вдоволь. Что поделать — дома я теперь бывают реже соседа, который ходит в море».

Если считать Юрин случай везением, то оно выпадает не часто. Основная часть населения получает зарплату от тысячи до двух тысяч гривен, и никого не волнует, на сколько членов семьи ее приходится делить. Прогноз экономистов не предвещает сокращения показателя бедности и в будущем году, несмотря на обещанный правительством рост отечественной экономики. Значит, поддерживать спадающие штаны населения придется государственными мерами. В городе-побратиме Керчи — Новороссийске — уже придумали, как и готовы поделиться своим заморским опытом. Там ввели продуктовые карточки для горожан с доходом ниже прожиточного минимума. На них, конечно, не шикануть, но шесть буханок хлеба и шесть литров молока они гарантируют.

Ничего иного не придумали и в Украинской аграрной конфедерации, просто обозвали ее красиво: программой продовольственного субсидирования малообеспеченных слоев населения. После тотального подорожания коммунальных услуг и продуктов в государственной поддержке, подсчитали аграрии, нуждаются около двух миллионов горожан, которые, как ожидается, получат пластиковые карточки, и селян, которым выдадут специальные банкноты. Отоварят их всем продуктовым ассортиментом, кроме спиртного и сигарет. Это единственное, что будет отличать продуктовые карточки от талонов постперестроечного образца, которые ценились именно за возможность курнуть, напиться и забыться.

Вопрос окончательно не проработан и «добро» президента, к которому обратилась аграрная конфедерация, пока не получено, но объективные предпосылки введения продовольственного субсидирования на приобретение продуктов питания в стране есть. Специалисты аграрного сектора видят причину в сложившейся ценовой ситуации на продовольственном рынке, что привела «к снижению уровня доступа украинских потребителей к продуктам питания». «Ничего не докупишься, — сетует пенсионерка Лариса Матвеевна. — Молоко домашнее, мыслимое ли дело, семь гривен за литр, в супермаркете по соседству на сыры одно только ценники меняют, сливочное масло, я подсчитала, в неделю дорожает где-то на гривну. Если бы дочка не помогала, на еду только бы смотрела. У меня вроде и пенсия не совсем чтобы сказать маленькая, тысяча двести гривен, но трехкомнатная квартира много берет, на лекарства никак не меньше двухсот уходит, поэтому кормит меня дочь».

От продуктовых карточек Лариса Матвеевна не отказалась бы, но тут же добавляет: «Стара я стала в очередях стоять. Да и нет желания, ведь всю жизнь, почитай, в них провела». Ее соседка, Валентина Игнатьевна, настроена более категорично: «Что толку в продуктовых карточках? Я понимаю еще, если бы гречка по ним стоила не 14 гривен, а пять за килограмм. А если она будет на пару-тройку гривен дешевле, так тьфу на нее, чтобы я на старости лет, как в войну, в очередях толкалась, — я и овсянки поем: и дешевле, и пользы больше».

«Знаем, плавали! — отозвался о вероятном введении продуктовых карточек вахтер Илья Геннадьевич. — Всё будет, как когда-то: блат, «уважаемые» продавцы, «черный» ход для своих и отсутствие товаров для всех остальных. Боюсь, этими карточками воспользуются те, у кого будет доступ к продуктам, а там начнется обычная наша свистопляска: здесь купил — там продал втридорога. Пусть уж как есть».

«Эти продуктовые карточки на поверку окажутся такой же лапшой на уши, как субсидии, — безапелляционно заявляет мастер производственного обучения Константин Юрьевич. — Кому не посчитают доход — все вполне способны оплачивать коммунальные услуги без помощи государства. Так и тут будет. А может, выйдет и того лучше: сирыми и убогими окажутся люди с теневыми доходами. Вы посмотрите на наших моряков. Кого ни возьми из них, официальных доходов на Украине у них нет. В налоговой предпринимателями они не числятся, в пенсионный фонд не отчисляют, алименты платят с минималки — чем не кандидаты в малообеспеченные? И таких «теневиков» у нас полно, а если еще сделать порог бедности для выдачи продуктовых карточек, то не исключено, что пенсионеры с полутора тысячами гривен попадут в богачи, а ходящие в море через крюинг — в категорию социально нуждающихся. Я убежден, если государство кому намерено помогать, то делать это надо не введением талонов, карточек или других бумажек, а монетизацией, чтобы человек имел право выбирать между литром молока и упаковкой лекарства».

Трудно не согласиться с таким мнением, потому что наши чиновники, которых поставят у руля распределения продуктов, способны извратить любую идею, в том числе и позитивно заряженную, а уж нажиться на ней тем более. То, что в США система продовольственного субсидирования малообеспеченных существует более тридцати лет и обслуживает десять процентов населения страны, еще не гарантирует ее успешной реализации на Украине. К тому же обойдется она правительству в два-три миллиарда гривен. Это по минимуму, поскольку по оценке экономистов, на Украине, с точки зрения мировых стандартов, в помощи нуждается около семидесяти процентов населения, а такой финансовой нагрузки на бюджет не в состоянии потянуть ни одно развитое государство. Эксперты уверены, что если при введении продовольственных карточек не будет создана четкая система контроля, то дележка этих льгот повторит опыт распределения субсидий по оплате коммунальных платежей, когда помощь получают зажиточные товарищи, а малоимущие платят по полной. Они натаивают, что нужно точно знать, сколько денег готов выделить госбюджет и разделить эти средства путем монетизации. Но правительство остановилось на продуктовых карточках.

Есть еще одна опасность: введение продуктовых карточек для социально незащищенных слоев населения способно вызвать у остальных панические настроения и ажиотажный спрос на продукты длительного хранения. И тогда, не приведи, Господи, в супермаркетах начнется давка, и вновь послышатся отчаянные крики «Больше килограмма в одни руки не отпускать!»

 

Фото вверху —
с сайта mignews.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бездонный сундучок

Ольга ФОМИНА

Малая была не мала…

Софья БАСАВРЮК

Бремя обывателей

Алексей НЕЖИВОЙ