Крымское Эхо
Главное Руина

Переговоры в Стамбуле: совместить несовместимое

Переговоры в Стамбуле: совместить несовместимое

О ЧЕМ ДОГОВОРИЛИСЬ НА ПЕРЕГОВОРАХ В СТАМБУЛЕ И ДОГОВОРИЛИСЬ ЛИ ВООБЩЕ

Восприятие подведения первых итогов переговоров в Стамбуле было очень эмоциональным. У этих эмоций есть свои основания, об особенностях выступления Владимира Мединского скажем позже, а сейчас остановимся на самом отношении к переговорному процессу с Украиной.

У нас боевые действия неизбежно ассоциируются с войнами прошлого. Но давайте вспомним, что каждая из них не была похожа на предыдущую. И не только по причине развития военной техники. Менялась социальная и культурная среда, менялись люди.

Что мы видим в XXI веке? Украина заявляет, что ведет войну — но продолжает качать российский газ (и, скорее всего, его тырить) и ведет переговоры практически с самого начала военных действий.

Кричат, что не могут начать посевную — но продолжают продавать зерно на экспорт, даже разработали новую логистическую цепочку через Польшу, поскольку черноморские порты недоступны.

Президент страны, которая заявляет, что против нее ведут войну, выпускает каждый день по нескольку видеообращений как для своих граждан, так и к разным субъектам мировой политики. Такое впечатление, что он озабочен не результатами военных действий, а своими рейтингами и монетизацией страниц в соцсетях.

На второй день военных действий было заявлено о мирных переговорах, которые продолжаются почти без перерыва — но при этом очевидно, что проигрывающая сторона договариваться не хочет.

Можно было себе представить такое в ХХ веке или раньше? Ответ очевиден, но сейчас другое время. «Общество спектакля» живет по своим законам и рождает новую реальность, в том числе и в сфере переговоров стран, между которыми ведутся боевые действия. Украина все прошлые годы утверждала, что против нее ведут «гибридную войну». Что ж, переговоры будут тоже гибридными, и скорее всего их результат будет таким же.

Весь мир стал гибридным, поэтому скоропалительно и однозначно оценивать поступающую из него информацию нельзя.

Теперь подробнее о самих переговорах и их результатах. Начнем с того, что им предшествовало. Информация о том, что новый раунд переговоров пройдет в Стамбуле, что Турция выступит в качестве посредника, появилась неожиданно. В прошедшее воскресенье вдруг появилось заявление от канцелярии президента Турции: встреча делегаций России и Украины пройдет в Стамбуле, об этом договорились президент России со своим турецким коллегой. Украинская сторона в качестве субъекта такого решения не упоминалась.

В этот же день Зеленский дал два интервью. Об одном – журналистам российских оппозиционных СМИ – писали много, другое прошло малозамеченным. А побеседовал он с журналистами солиднейшего лондонского журнала The Economist. В интервью он нес привычный бред и сыпал мемчиками, но вдруг заявил, что Украина – это просто территория:

«Победа — это возможность спасти как можно больше жизней… потому что без этого ничто не имело бы смысла. Наша земля важна, да, но, в конечном счете, это просто территория».

 Далее, по описанию журналиста, Зеленский добавил: защитить людей — и не отдать территорию, наверное, невыполнимая задача.

Интересное признание. К сожалению, полный текст интервью на сайте The Economist доступен только подписчикам, видео в открытом доступе тоже нет, а офис президента Украины ничего не сделал для распространения откровений своего лидера.

В понедельник последовал неожиданный вброс от Wall Street Journal. Было объявлено, что неформальный член российской делегации – бизнесмен Роман Абрамович – на одном из раундов переговоров был отравлен. Якобы после участия в российско-украинских переговорах в ночь с 3 на 4 марта у него проявились симптомы отравления. Эту информацию тут же подтвердил филиал британских спецслужб Bellingcat (интернет-издание, занимающееся журналистскими расследованиями), известное своими фейками о применении Россией химического оружия в Сирии и расследованиями по поводу «отравления Навального».

Также было заявлено, что симптомы отравления были и украинского участника Рустема Умерова, известного крымчанам в качестве воспитанника Мустафы Джемилева (он видел Умерова свои преемником в меджлисе) и американского госдепа. Информация об отравлении была опровергнута, но цель ее понятна: создать конфронтационную атмосферу перед переговорами в Стамбуле. Источники вбросов показывают интересантов: американские и британские спецслужбы.

Тем не менее переговоры прошли без эксцессов. Заявление же, сделанное по итогам переговоров, взорвало российские соцсети. Попробуем разобраться, почему.

Сначала о фактах. Глава российской делегации Владимир Мединский перечислил предложения украинской стороны и заявил, что они будут рассмотрены российским руководством, а заместитель министра обороны РФ, Александр Фомин объявил, что Россия кардинально сократит боевые действия на киевском и черниговском направлениях.

Тем не менее это было воспринято в каком-то украинском стиле как «зрада». Воистину, с кем поведешься… Меньше, наверное, нужно читать украинские СМИ и соцсети. Правильно, что их блокируют.

Такому восприятию способствовало то, что российские представители сделали свои заявления как-то безэмоционально, не расставив акценты. Возможно, устали после многочасовых переговоров; возможно, не смогли перестроиться после холодного дипломатического обсуждения на волну, нужную для правильного восприятия в соцсетях. Почему-то информация об украинских предложениях была воспринята как согласие с этими предложениями.

Вкупе с объявленным сокращением боевых действий в районе Киева это было воспринято как «новый Хасавюрт».

Попробуем разобраться, как дела обстоят на самом деле. Объявленная по итогам переговоров готовность России кардинально сократить боевые действия на киевском и черниговском направлениях никак не могла быть предметом договоренности в ходе переговоров. Решать такое переговорщики не могут: замминистра обороны такие решения не принимает. Это решение высшего военно-политического руководства страны, а российская делегация уже ехала в Стамбул с таким предложением.

Зачем это надо? Во-первых, понятно, что с имеющимися воинскими контингентами под Киевом штурмовать город бессмысленно. Это приведет только к жертвам, но не даст результата. Военное давление на Киев в начале спецоперации было создано, это не позволило перебросить украинские воинские части на другие направления и облегчило действия российских войск. Дальнейшая активность там пока не имеет смысла.

Вскоре последовали вбросы от американской разведки, что российские войска еще до объявленных результатов переговоров начали перебрасываться из-под Киева. Одновременно сообщалось о накоплении новых войск и техники у восточных границ Украины.

Очевидно, что задача разгрома украинских войск на востоке Украины остается актуальной.

Пусть теперь тамошние генералы думают, стоит ли им становится пушечным мясом, пока киевские политики неспешно пытаются выторговать выгодные себе условия мира.

Во-вторых, стоит обратить внимание на слова Владимира Мединского: «Объявление деэскалации на киевском направлении, в том числе, связано с тем, что в Киеве находятся люди, которым надо принимать решения». Это означает, что киевское начальство выторговало себе условия безопасности, пока будет продолжено уничтожение украинских войск в других регионах.

Вот эту мысль надо срочно донести до украинских военнослужащих, воюющих на передовой. Это очень хороший пример для понимания, что они не более чем расходный материал в глобальной игре. Как повлияет эта информация на желание воевать – посмотрим.

Теперь о предложениях украинской стороны. По их поводу Владимир Мединской сказал, что Россия рассмотрит предложения, направленные Украиной, а также выдвинет встречные. Также он добавил: «Теперь мы понимаем, как надо двигаться к компромиссу». Заявление никак не раскрывает позицию российской стороны. И это правильно, в дипломатии «язык дан, чтобы скрывать свои мысли».

Этот принцип справедлив и в отношении высказываний с украинской стороны. Их заявления весьма бравурны и скорее всего имеют мало отношения к реальному предмету переговоров. Сами же предложения никто не видел. Рассуждения о двусторонних переговорах в течение 15 лет по статусу Крыма и Севастополя вряд ли можно считать основной переговорной позицией.

Если украинское государство сохранится, то 15 лет для него – это практически вечность, за это время в политическое небытие уйдут все, кто сейчас пытается выторговать себе приемлемые условия.

Еще одна позиция Украины о гарантиях безопасности. В качестве гарантов безопасности предложены: Совбез ООН, США, Великобритания, Франция, Турция, Польша, Германия и Израиль. Странно, что в этом списке нет Новой Зеландии и Сингапура. Понятно, что за счет медийного внимания в Киеве возомнили себя центром мира, к которому должны стремиться все страны на свете. Но, как говорится, не до такой же степени. Как будут договариваться между собой о механизме гарантий столь разные страны? Или украинскому руководству, точнее его хозяевам, не нужны такие договоренности? Пусть проект «Черная дыра» развивается дальше.

На самом деле о реальных предложениях украинской стороны мы ничего не знаем. Много разговоров о том, что Киев не выполнит того, о чем договорятся. Возможно, даже весьма вероятно. Но ему пока выполнять нечего, ни о чем ведь не договорились.

Это же относится и к еще одному «шагу навстречу по деэскалации конфликта», который озвучил Владимир Мединский: возможной встрече президентов двух стран одновременно с парафированием договора главами МИДов. Странно было, если бы такая встреча не состоялась, раз уж подписывается договор. Но для начала нужен сам договор, то есть комплекс мер, с которым согласны обе стороны.

После переговоров последовало заявление Зеленского, которое свидетельствует, что возможности договориться пока весьма призрачные, он по-прежнему считает, что у него все хорошо и он может выдвигать несуразные требования:

«Мы рассчитываем на результат. Должна быть реальная безопасность для нас, нашего государства, для суверенитета, для наших людей. Российские войска должны покинуть оккупированные районы. Суверенитет и территориальная целостность Украины должны быть гарантированы. Никаких компромиссов по суверенитету и нашей территориальной целостности не может быть».

Интересное мнение высказал премьер-министр Великобритании Борис Джонсон. Он выразился весьма образно:

«Путин вращает нож в открытой ране Украины с целью принудить ее и союзников к капитуляции».

Какие союзники должны капитулировать, непонятно, но Джонсон явно не согласен с тем, что переговоры стали провалом России.

Итак, в сухом остатке видно, что до достижения реальных договоренностей еще далеко (если, конечно, позиция Украины не станет более реалистичной), «шаги навстречу» с российской стороны весьма прагматичны, а медийное сопровождение переговоров идет по законам «гибридного мира», где во внешней презентации событий легко совмещается несовместимое.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 21

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

На черноморском ТВД*: непростая оперативная обстановка

Сергей Киселёв: Крымчане добились возвращения в Россию. Добьются и другие

Наши «слуги» и опасны, и грешны, их художества всегда везде видны

Оставить комментарий