Крымское Эхо
Общество

Паспорт мой от штампа чист, и где дети – белый лист

Паспорт мой от штампа чист, и где дети – белый лист

Известный успехами на бракоразводном поприще адвокат Александр Добровинский, поднаторевший на громких делах звезд и политиков, предлагает приравнять гражданский брак к полноправному законному супружеству. Видимо, без такой поправки в Семейный кодекс Российской Федерации и вправду не обойтись. Что-то слишком много за последние годы развелось в стране приверженцев старой хохмы про то, что «хорошее дело браком не назовут», что мужчину возле законной жены не удержат и дети числом в футбольную команду, что штамп в паспорте ничего не решает.

А коль так, значит, государству действительно пришло время вмешаться в активно идущий процесс создания околобрачных союзов. Первым делом это, такого мнения придерживаются сторонники Добровинского, поддержит женщин, опасающихся рожать вне официального брака из боязни остаться на бобах с ребёнком и без финансовой поддержки гражданского супруга.

По недавно проведенному Институтом Нельсона опросу среди женщин многих стран мира об их уровне счастья, выяснилось, что почти сорок процентов россиянок не чувствуют себя счастливыми и среди причин этого назвали неопределённость семейного статуса и боязнь родить ребенка в гражданском браке.

Так что внесение поправок в Семейный кодекс обусловила опять же уверенность единомышленников известного адвоката, сама жизнь, а признание гражданского брака  полноправным супружеством, как надеются сторонники современной брачной реформы, подтолкнет застопорившуюся рождаемость, на которую недостаточно повлияло введение материнского капитала.

Если инициативу Александра Добровинского поддержат не менее ста тысяч россиян, она имеет шанс попасть на рассмотрение в правительство и Государственную Думу, и в случае госпротекции сожительство обретет законный статус официально признанного брака после двух лет совместного проживания, свидетельских показания близкого окружения пары и совместных фотографий. В этом случае при расставании пары нажитое в сожительстве имущество будет делиться между гражданскими супругами пятьдесят на пятьдесят, детям на законных основаниях — назначаться алименты без теста на отцовство. А право на материальную поддержку получит и оставленная женщина, если у нее нет профессии, трудового стажа или пожилой возраст не позволяет ей работать. Помимо прочего, это невольно подстегнёт мужчин быть гораздо ответственнее при выборе партнерши, не рассчитывать на легкость отношений и отсутствие финансовых обязательств без штампа в паспорте.

Идею адвоката Добровинского уже подхватила православная церковь, предлагающая приравнять к законному браку и венчание в храме. При таком раскладе мужской халяве, легкости и необязательности отношений либо придет конец, либо наши дорогие предусмотрительные мужчины начнут еще быстрее бегать «по бабам», не задерживаясь на два года возле одной юбки.

Особых сомнений в том, что идею Александра Добровинского, имеющего славу адвоката, не проигравшего ни одного дела, сумевшего оставить с носом семью самой Аллы Пугачевой в конфликте между ее дочерью Кристиной Орбакайте и гражданским супругом Русланом Байсаровым при «дележке» сына Дени, поддержат на «ура», нет ни у кого. И сообща приведут сотни, а то и тысячи примеров, когда расставание гражданских супругов превращалось в женские трагедии, вынужденное сиротство детей, матери которых отважно бросались на борьбу с материальными трудностями, скитание по чужим углам. И как-то в пылу защиты семейных ценностей останется в стороне тот небезызвестный факт, что многие гражданские пары намеренно не вступают в законный брак в расчёте высосать из государства пособие матери-одиночки, какое-никакое жилье, преференции при трудоустройстве или сокращении штатов и иные мелкие подачки.

Вообще-то, от отношения к гражданскому браку как к чему-то предосудительному в последние годы избавляются даже старушки-ретроградки. Вчерашние обвинительницы некоторым образом переходят на сторону молодых, живущих «в грехе», защищая их тем, что недостаток средств не позволяет им сыграть свадьбу, а без нее идти в ЗАГС нет никакого резона, а детки-то должны рождаться – вон, сколько девок молодых, куда им деваться, если у парня денег на платье и кольца не хватает! Да и некоторые молодые люди, к их чести будет сказано, подбрасывают положительные примеры отношений в гражданском браке.

Вот Андрей с Викой, например, лет двенадцать назад объединили свои оставленные им в наследство родственниками две квартиры в одну, родили сына, слыли хорошей парой, а потом расстались из-за новой андреевой любви. И как не настаивала новая супруга, получившая статус официальной, на разделе квартиры, Андрей не поддался на уговоры и мелкий бабский шантаж, а сделал дарственную на свою долю сыну. И у оставленной Вики нет никаких оснований запрещать видеться ему с сыном, водить дружбу с рожденной в другом браке дочерью и переписывать сына на свою фамилию. Андрей повел себя как нормальный мужчина, ответственный за своего ребенка: видится с ним регулярно, платит алименты и до недавнего времени, пока Вика не устроилась на работу, содержал и ее.

Но такие случаи, абсолютно рядовые в моральном обществе, у нас считаются из ряда вон выходящими, поэтому всем остальным и требуется юридическое признание, предлагаемое Александром Добровинским.

Устаканит ли это все проблемы гражданских супругов? Какую-то часть, несомненно, преимущественно в части материальных претензий. Но какие бы хорошие, а то и отличные государственные законы ни действовали в сфере семейных отношений, в них многое, если не всё прежде всего зависит не от установленных правил, а от самих людей. Мало ли известно нам по жизни примеров, когда состоявшие в официальном браке супруги, вроде любившие друг друга до изнеможения, при расставании собачатся, судятся и расстаются злейшими врагами, втягивая в конфликт, чаще всего материальный, детей и недавних родственников?

Многие молодые люди, и женщины в том числе, коих призвано защитить предложение Александра Добровинского, не считают законный брак или официальное признание сожительства достаточным основанием для скрепления своего союза, видя, как мытарятся их знакомые при разводе и разделе имущества, а иной раз за компанию и детей. «Никогда ни одного мужчину не остановят ни дети, ни привязанность жены, если он встретил новую любовь или ему опостылели прежние отношения – хоть три печати ему в паспорт влепи! – уверен инженер Глеб Чечетов. – И никакой штамп в паспорте не сделает из мужчины порядочного человека, если он таковым на деле не является.

Далеко за примерами ходить не надо. Мои одноклассники, знакомые между собой еще по детскому саду, поженились по большой любви – так они всем, во всяком случае, это представляли. Родители невесты всячески препятствовали этому браку, неплохо зная семью жениха, но они преодолели все препоны и сыграли свадьбу. Родился замечательный и очень симпатичный пацанчик, родители жены помогли купить квартиру и выплачивать ипотеку. Что случилось между ними – их дело, но расставание вышло премерзким. Мало того, что муж поднял на жену руку в присутствии сына, он вынудил ее с ребенком переехать в съемное жилье, закрыл принадлежащую им в равных долях квартиру, не позволяет ей сдавать ее, чтобы она частично оплачивала новую ипотеку, и отказывается от всех вариантов размена. Алименты платит такие, что стыдно сказать: две с половиной тысячи «благодаря» липовой справке о зарплате, ничем не помогает сыну, не приезжает на дни рождения и вообще ведет себя по-скотски. И какое счастье от такой печати в паспорте? Только лишь красивая звучная фамилия на память жене и сыну». 

С сожалением придется согласиться, что подобных примеров гораздо больше в нашей жизни, чем достойных разводов, когда кто-то из супругов не ведет себя как последний подлец. На какие только уловки не идут якобы горячо любящие, чтобы в случае развода не выйти из брака с голым задом. Покупая недвижимость или автомобиль, делают липовые дарственные, чтобы в случае расставания не делить имущество пятьдесят на пятьдесят, оформляют ипотеку на родственников, чтобы только не делиться, всеми правдами и неправдами отказываются от вариантов раздела имущества из желания насолить бывшему супругу и не дать ему устроить личную жизнь. Отказываются от мирового соглашения, платят копеечные алименты, доказывая свое нищенство липовыми справками о зарплате, настраивают детей против матери или отца, годами бегают от уплаты алиментов, не дают вывезти ребёнка на отдых за границу. Да мало ли способов расстаться так, чтобы насолить и напакостить на всю оставшуюся жизнь!

 Не надо думать, что так поступают только живущие в гражданском браке – не лучшим образом ведут себя и находящиеся в законном супружестве, венчанные для крепости союза, прожившие в браке по тридцать лет и делящие при разводе каждую ложку-рюмку. Поэтому как бы ни был прав адвокат Добровинский, стоящий на позиции признания гражданского союза законным супружеством, как бы ни поддерживала его косвенно Церковь, ратующая за признание венчания официальным браком, прежде всего, следовало бы обязывать супругов или сожителей составлять брачные или иные имущественные договора. Такая предусмотрительность позволила бы избежать перерастания развода или расставания в боксерский поединок между бывшими супругами в каком бы браке – официальном, гражданском или религиозном они бы прежде не находились. Потому что рассчитывать на обоюдную порядочность шансов почти никаких.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Великое Слово русское

.

Вредные исторические советы

Евгений ПОПОВ

Недвижимость: бесплатно до 1 января 2019 года

.