Крымское Эхо
Архив

Открытый перелом

Открытый перелом

КОГО, ЧЕМУ И КАК БУДЕМ УЧИТЬ В 2011

Кто из нас не помнит классическую фразу жены Семен Семеныча из «Бриллиантовой руки» о том, что у него, оказывается, не закрытый, а открытый перелом! Ей, бедняжке, показалось, что муж жалеет ее чувства и не говорит всей правды о серьезности травмы, дабы не огорчать благоверную. Почему-то именно этот эпизод из советской киноклассики приходит в голову при мысли о том, что же скажем все мы, когда в переломный для украинского высшего образования 2011 год нам откроется вся серьезность его тяжелого состояния. Тот факт, что система высшей школы ранена и упрямо не желает идти на поправку, от нас вот уже 20 лет тщательно скрывают разноцветным гипсом. Да и как обывателю понять это, если его все время отвлекают то болонским процессом, то тестированием, то составлением некорректных учебников?

2011 год, по прогнозам одних, обещает стать для высшего образования годом переломным в лучшем значении этого слова, мол, стресс и большие трудности заставят вузы опомниться и взяться за ум: закроются мелкие филиалы и частные учреждения, состоящие из одного-двух факультетов, неквалифицированные преподаватели лишатся рабочих мест, большие вузы укрупнятся и поймут, наконец, куда и зачем они идут. Другие же придерживаются пессимистических настроений и считают, что 2011 год заставит высшие учебные заведения сделать шаг назад в развитии, истощит их финансовые ресурсы и усадит за парты мягко говоря необучаемый контингент.

МАЛОдежь
Известно, что в 2011 году школы окончит около 5 тыс. крымчан. В прошлом году их было 19 тыс., но даже в такой ситуации многие вузы ощутили нехватку абитуриентов и недобрали группу-другую по нескольким специальностям.

Старшеклассники сегодня не устают удивляться — вузы ведут себя, как супермаркеты во время предновогодних распродаж. Университет Поплавского за свой счет (!) везет по десять учеников из каждой крымской школы в Киев, размещает их, организовывает питание, развлекает и устраивает встречи с поющим ректором. Крымские вузы более скромны: ректора сами гастролируют по районам АРК и финансируют поездки наиболее способных детей в Симферополь, регулярно проходят всевозможные выставки, дни открытых дверей и встречи.

А уж как рады рекламные и полиграфические агентства, которые нынче завалены заказами крымских вузов на изготовление буклетов, плакатов, проспектов и прочей макулатуры! Все происходит в лучших традициях рекламного рынка. Одно-два достоинства выпячиваются, недостатки прячутся подальше, каверзные пункты пишутся очень мелким шрифтом где-то в уголочке. Стараниями рекламщиков заведение с одним захудалым факультетом превращается в «уютный институт, где все — одна большая семья», а неотапливаемые аудитории в подвальных помещениях компенсируются международным статусом вуза. И только наивный может полагать, что весь этот карнавал не будет оплачен из студенческого кошелька.

Даже такой гигант, как ТНУ, не может почивать на лаврах. Этот вуз заключил с министерством образования АРК договор о сотрудничестве, в рамках которого предполагаются мероприятия, направленные на повышение имиджа университета среди абитуриентов. Например, предполагается, что ТНУ будет регулярно принимать в гостях школьников из районов Крыма, а преподаватели будут сами посещать крымскую провинцию и проводить беседы с одиннадцатиклассниками.

Первый проректор Таврического национального университета Елена Чуян не отрицает того обстоятельства, что договор с минобразом направлен в том числе и на решение проблем вступительной кампании 2011: «Конечно, мы хотим привлечь к нам абитуриентов. Но для нас важно не количество, а качество. В наших целях сделать так, чтобы наиболее талантливая молодежь пришла в наш вуз, а мы сделаем все возможное, чтобы дать ей качественное образование».

Пока один вуз борется за самого умного абитуриента, другие переживают, достанется ли им хоть какой-нибудь. Ведь только ТНУ в прежние годы принимал около тысячи первокурсников — а тут всего 5 тысяч выпускников на 99 высших учебных заведений.

Да, в Крыму именно такое количество вузов — без одного сотня. Это много или мало? Очень много, если учесть, что по всей стране их действует всего лишь 800. Едва ли такая плотность свидетельствует об экстраординарной тяге к учебе у крымчан. Скорее всего, речь идет об особенностях рынка образовательных услуг в автономии, где институт может занимать цокольный этаж городской высотки и состоять из одного факультета и одного деканата.

В министерстве образования АРК давно понимали, что такое явно завышенное количество высших учебных заведений идет не на пользу всем сферам жизни Крыма, поэтому ждали кризисного года с затаенной надеждой: а вдруг часть псевдоуниверситетов не выдержит конкуренции и закроется?

Сегодня Юлия Гавриленко, начальник управления высшей школы министерства образования АРК, считает, что едва ли 2011 год полностью избавит полуостров от мелких вузов, дающих некачественное образование, но процесс их ухода с рынка будет запущен: «Кто даёт качественное образование, имеет хороших специалистов, которые не бегают из одного вуза в другой, а полноценно занимаются улучшением качества образования, те получат своего абитуриента. У них есть устойчивые традиции, имидж. Остальные могут остаться без первокурсников, но это не значит, что они немедленно закроются. Конечно, несколько вузов могут исчезнуть, но едва ли общественность это заметит».

Впрочем, мелкие вузы настроены не закрываться, а… мутировать. Например, в Крымском институте экономики и хозяйственного права не паникуют, хотя весь университет являет собой всего лишь один экономический факультет. «Мы понимаем, что это будет тяжелый год, — рассуждает проректор института Евгений Филиппенко. — Но закрываться или сокращать набор мы не планируем. Скорее всего, придется уменьшить плату за обучение. В 2011 году, когда все крупные вузы поднимут тарифы, наши цены могут привлечь абитуриентов. К тому же мы хотим создать на нашей базе колледж, который станет хорошей поддержкой».

Трансформироваться в колледжи планирует добрая треть мелких вузов. Еще часть открывает на своей базе всевозможные курсы, где можно за три месяца стать хоть бухгалтером, хоть делопроизводителем. Если такое перерождение произойдет, напряжение на рынке высшего образования спадет, но лишь до тех пор, пока не образуется переизбыток колледжей, а крымчане не поймут, что получи они хоть пять новых профессий на краткосрочных курсах, они все равно останутся низкоквалифицированными специалистами, о которых не мечтает ни один работодатель.

«Не доведут эти реформы и стрессы до добра, — философствует преподаватель одного из крымских вузов, по понятным причинам не пожелавший представиться. — Пока все думают о системных изменениях, никто не говорит о том, что в этом году в вузы поступит самая необразованная публика. Нам и так приходиться учить, мягко говоря, кого попало. А тут еще такой недобор… Это значит, что в вузы побегут все те, кто писать и читать даже не умеет, и они будут приняты! И мы через пять лет их выпустим! И выпустим всех без исключения, потому что сегодня ни один вуз не может себе позволить выгнать студента. Студент — это клиент, он приносит деньги».

Логично предположить, что из 5 тысяч выпускников далеко не все окажутся достойными сидеть за партой высшего учебного заведения. Да и сами будущие абитуриенты не слишком переживают за свою конкурентоспособность, справедливо полагая, что уж на коммерческое отделение поступить смогут все желающие.

Образовательные ведомства делают вид, что проблема эта не существует, но столкнуться с ней нос к носу нам еще придется. «Я уверен, что кризис 2011 года очень тяжело скажется на каждом вузе. Разве может быть земледельцу хорошо, когда у него мало земли? А для нас студенты — как земля для земледельца, — рассуждает ректор Крымского инженерно-педагогического университета Февзи Якубов. — Ведь мало принять на первый курс не самый лучший контингент. Эти студенты будут для меня головной болью все пять лет учебы».

С проблемой недобора учащихся тесно связаны еще две: незавидное финансовое положение и необходимость сокращать преподавательский состав. И если вузы переживут этот год, хотя и с затянутыми туго поясами, то преподавателей, принесенных в жертву демографической яме, искренне жаль. Небольшие институты будут вынуждены попрощаться с рядом своих сотрудников. Крупные вузы лишат преподавателей определенного количества часов, переводя их с полной занятости на полставки.

Надеяться на то, что в 2011 году уровень высшего образования не опустится еще ниже, можно, если предположить, что большинство поступит в действительно достойные вузы и на правильные специальности.

«Я недавно пыталась выяснить в центре занятости, какие специальности будут востребованы в следующем году, — рассказывает Юлия Гавриленко, начальник управления высшей школы министерства образования АРК. — Мне сказали, что я неправильно формулирую вопрос: «Вы спрашивайте, выпускники каких вузов стоят на учете?» Оказывается, в центре занятости ни разу не сталкивались с тем, чтобы у них искали работу выпускники экономического факультета НАПКСа или Аграрного университета. Они все без исключения востребованы. Но ведь экономистов у нас готовят 92% всех вузов».

То же и с юристами. Когда-то в Украине было пять учебных заведений, занимающихся подготовкой правоведов, и рынок труда не чувствовал в них недостатка. Сегодня же только в Крыму таких вузов девять. В этой связи не таким уж возмутительным кажется обещание Табачника в 2011 году сократить госзаказ на 42%. В министерстве образования АРК объясняют, что платить за обучение придется не всем подряд, а тем студентам, которые, вопреки всем предупреждениям, захотят стать специалистами, от переизбытка которых рынок труда прямо таки стонет.

Юлия Гавриленко объясняет, что помешать высшему образованию пойти по верному пути могут все те же частные вузы: «Национальные университеты получат свой госзаказ и дальше сами сформируют количество коммерческих мест. Мы можем что-либо диктовать только республиканским вузам, коих в АРК насчитывается 20. Финансирование этих учебных заведений осуществляется из республиканского бюджета, а значит, мы можем решать, сколько, в каком количестве и каких специалистов им готовить. А вот на частников мы не имеем никакого влияния».

Скорее всего, достаточно высокий процент абитуриентов по привычке будет поступать на факультеты экономики, финансов, менеджмента и правоведения и в 2011, и в последующие несколько лет. Еще больше времени понадобится детям и родителям на осознание того, что далеко не всем необходимо получать высшее образование. Но пусть пример тех троечников, которые упрямо поступят на факультет экономики, станет другим наукой.

Сколково в Крыму
Вот уже месяц, как работники образования только плечами пожимают на обещание Азарова создать в Украине за всего лишь один год собственную Силиконовую долину. С одной стороны, не может не радовать то обстоятельство, что украинские власти, оказывается, понимают всю бесперспективность существования государства, в котором нет специалистов по высоким технологиям. С другой стороны, обещание это уж очень хочется отнести в разряд тех, что делаются нашим правительством под влиянием российских новостей: раз там милицию переименовывают в полицию, то и мы должны об этом заикнуться, раз северные соседи строят Сколково, то и нам нужно не пасть лицом в грязь и показать, что мы и о нанотехнологиях слышали, и новомодными мобильными телефонами пользоваться умеем не хуже Медведева. С третьей стороны, удивляет уверенность премьера в том, что Силиконовую долину можно построить за один год. За такой период времени невозможно создать даже хорошее ПТУ, а тут центр высоких технологий…

Эту информацию мы бы так и отнесли в разряд неудачной шутки, если бы не фраза, случайно брошенная ректором ТНУ на недавнем выступлении перед работниками образования. Николай Багров, раскрывая тему повышения роли точных наук в образовании, обмолвился о некоем «проекте создания крымской Силиконовой долины, который сегодня находится на рассмотрении украинского правительства».

Мы поспешили обратиться с вопросом об этом проекте к министру образования Крыма Виталине Дзоз. Оказывается, он действительно существует, вот только содержание его не столь впечатляюще, как название. Под крымским Сколково понимают некий центр, который объединит математиков и физиков. «У нас много талантливых детей. Например, в Евпатории есть школы с очень сильной математической подготовкой. Выпускники этой школы всегда становятся победителями всеукраинских олимпиад. И вот эти дети у нас не остаются, их забирают. Из Крыма откачивают мозги и в Киев, и за рубеж. Нам нужно создать такую базу, на которой мы могли бы их здесь оставить. Это мы и называем крымской Силиконовой долиной», — объяснила Виталина Алексеевна.

Увы, приблизиться к Сколково крымскому научному центру едва ли удастся: в бюджете нет и в ближайшее время не будет средств, достаточных для финансирования высокотехнологичного проекта, а строить его за иностранные инвестиции — значит, продолжать потворствовать утечке мозгов. То обстоятельство, что о крымской Силиконовой долине мы услышали впервые именно от Багрова, позволяет предполагать, что табличку «Центр высоких технологий» повесят именно на входе в Таврический национальный университет. Впрочем, если после этого физики и математики ТНУ получат новое оборудование и средства на реализацию нескольких проектов, всем от этого станет только лучше.

Пока одни радовались, что новый министр образования Дмитрий Табачник обещает повысить роль русского языка в системе образования, другие возлагали на него огромные надежды из-за его симпатии к математикам и технарям. Министр не раз делал громкие заявления о том, что уже в следующем (то есть в 2011 году) главной задачей его ведомства должно стать повышение роли точных и технических наук во всей системе образования, начиная от средней школы, заканчивая вузами и научными центрами. Также Дмитрий Табачник обещал, что госзаказ на 2011/2012 год будет сформирован именно с тем учетом, чтобы насытить рынок труда технарями и ограничить выпуск экономистов и юристов. О том, сделало ли министерство образования какие-либо шаги навстречу технарям, мы спросили у Февзи Якубова, ректора Крымского инженерно-педагогического университета.

«Нет! Я не заметил никаких позитивных сдвигов, никаких шагов навстречу», — заявил Февзи Якубович, для которого нет более больной темы, чем та, которую мы заявили. Полвека проработав в высшей школе, он хорошо понимает разницу между инженером, получившим диплом советского образца, и инженером, произведенным в Украине. «Нужно понять, что для подготовки хорошего инженера нам, если мы прямо сегодня начнем принимать меры, нужно 15 лет. Потому что его образование начинается не на первом курсе университета, а в первом классе школы. Ведь если в школе ученик не получил хорошую базу по математике и естественным наукам, то мы из него гения уже не сделаем, — объясняет свою позицию ректор. — Хотя у нас есть талантливые студенты. Я хожу на экзамены и во многих ребятах вижу умных, творческих, работоспособных инженеров, которые могут добиться успехов. Но все они покидают Крым после получения дипломов. Здесь им просто негде реализовать себя. А потом мы хотим строить производство и видим, что не имеем специалистов».

Госзаказ еще только формируется, и говорить о том, готово ли государство оплачивать учебу математиков и технарей, пока рано. Но зато самое время констатировать факт: за все время каденции нынешнего министра образования Украины ни один реальный значимый шаг навстречу точным наукам не был сделан. Впрочем, и Табачник, и Азаров с завидной регулярностью настаивают на необходимости таких шагов. Значит, до 1 сентября и до конца 2011 года анонсированные изменения еще могут произойти.

P.S. Переломный год встряхнет отечественную высшую школу и заставит понервничать работников образования, студентов и любого разумного человека, понимающего, что экономика страны начинается не в министерствах и даже не на заводах, а в учебных аудиториях. Но стоит посмотреть на перспективы 2011 года с другой стороны — и тут же появляется повод для оптимизма. Ведь любой кризис — это начало роста, а стресс — импульс к мобилизации всех сил организма.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Мир, труд, май!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Коммунисты пошли на выборы

Русский вопрос, украинский вопрос…

Михаил КИРИЛЛОВ