Крымское Эхо
Знать и помнить

От боевой колесницы до атомной бомбы

От боевой колесницы до атомной бомбы

К ОЧЕРЕДНОЙ ГОДОВЩИНЕ ТРАУРНОЙ ДАТЫ 22 ИЮНЯ

Я думаю, к чёрной годовщине 22 июня появится много статей, опошляющих эту скорбную и горькую страницу нашей истории. Наши демократические и либерастические историки и «иксперды», и минуты не нюхавшие солдатской службы, начнут верещать о бездарности сталинских полководцев и гениальности гитлеровских, о критическом отношении, почти саботаже немецкого высшего командного состава вермахта фюреру.

Они непременно напишут, что Отечественная (в их интерпретации — Вторая мировая) война была выиграна исключительно стараниями простых советских солдат, а Сталин и все его маршалы и генералы играли в этой войне только негативную роль и если и добивались кое-где и иногда успеха, так только за счет того, что просто заваливали немцев трупами советских солдат и офицеров, горами подбитых и сгоревших танков и грудами сбитых немецкими ассами советских самолетов. А все эти военные машины вели, конечно, недоучки.

Так и напишут… а западные историки на голубом глазу вообще безапелляционно заявят, что СССР войну никогда бы не выиграл, а проиграл, если бы не участие англосаксов и не их помощь.

Вот об этом и поговорим. В истории древнего и не очень времени очень часто создание нового для своего времени оружия или нового способа применения уже известного оружия позволяло раздвинуть границы обитания народов за счет окружающих племён, народов и государств. Эффект от этих открытий обычно был таков, что они давали народу, владеющему тогдашним супероружием, решающее преимущество перед своими противниками.

Овладев новым оружием или новым способом его применения, народ-первооткрыватель начинал расселяться из мест своего обитания, захватывать и осваивать новые территории. Это продвижение приобретало характер волны завоеваний; народы, подвергшиеся нашествию или истреблялись, или подчинялись пришельцам, становясь частью завоевателей, или становились их союзниками или их данниками и рабами, или покидали территорию проживания, частенько при этом вытесняя в другом месте прежнее население.

Первой исторически зафиксированной волной завоеваний было великое арийское нашествие XVIII-XVI веков до Р.Х. — в это время арии юга Восточной Европы через Кавказ прорвались на Ближний Восток и Иран, далее из него и восточным берегом Каспийского моря дошли до Индии.

Первопричиной этой грандиозной волны было изобретение боевой колесницы; боевая колесница была фундаментальным открытием ариев, их всепобеждающим новым оружием, которое вскоре встало на вооружение армий от Китая до Египта.

Другим известным примером было создание государства Саргона из множества городов – государств Шумера. Особенностью действий его воинов в бою было то, что главным оружием для них стали дальнобойные луки со стрелами, имевшими медные наконечники. Это позволяло поражать врагов на сотню или более шагов. Шумерские же воины в лучшем случае могли бросить десятка на два шагов метательное копье.

Историки считают, что, либо Саргон имел доступ к зарослям тисса в предгорьях Малой Азии и современного Ирана (боевые луки изготовлялись из древесины тисса), либо в его время был уже изобретен составной, или клееный, лук из рога, дерева и жил. Хороший лук был грозным оружием, который прицельно бил на 200 метров и более; из него можно было делать 5–6 выстрелов в минуту при запасе стрел в колчане от 30 до 50; на близком расстоянии стрела пробивала толстую доску.

«Стреляющее» войско Саргона Древнего нанесло поражение всем дружинам шумерских городов-государств, которые попытались остановить его завоевательные походы на полях битв. Шумерские воины терпели разгром ещё до того, как успевали схватиться с врагом врукопашную. За непродолжительное время аккадцы Саргона завоевали весь юг Месопотамии.

Другой пример фундаментального открытия – освоение металлургии железа, гибель микенских государств ахейского Пелопонесса. Примерно с начала XII века до Р. Х. из горных районов северо-запада Балканского полуострова на юг и на восток стали вторгаться дикие племена греков. Они были вооружены железными мечами, легко рассекающими бронзовые доспехи микенских воинов. Несмотря на отчаянное сопротивление, большинство микенцев было или убито или изгнано, их города остались лежать в развалинах.

Дальше всего на юг продвинулись дорийцы, самое воинственное из вторгшихся греческих племен. Они покорили почти весь Пелопоннес, на кораблях добрались до Крита, Родоса и отдельных прибрежных районов на юго-западе Малой Азии. Лишь Аттика и Аркадия оставались ахейскими.

В середине VIII века до Р.Х. Тиглатпаласар III перевооружил железными мечами войско Ассирии. Это было фундаментальное технологическое открытие, за которым последовала волна ассирийских завоеваний и создание великой Ассирийской державы. Ассирийская держава погибла в конце VII века до Р.Х. в результате нашествия мидян и скифов.

Скифы тоже сделали открытие в военном деле: они стали первым народом, научившимся стрелять из лука, сидя на коне, и передавшим эту новую боевую тактику (это тоже стало фундаментальным военным открытием) мидянам и персам. Появление боевой конницы вызвало очередную волну завоеваний, результатом которой было рождение мировой Персидской державы. Персов в свою очередь разгромили македоняне, перенявшие у греков боевой строй – фалангу, новое боевое построение, против которого оказалась бессильна конница и пехота персов.

 Фаланга воочию продемонстрировала, что такое новый боевой порядок — мало кому известный малочисленный народ внезапно вырвался на арену истории, покорив половину Азии. В начале II века до Р.Х. македонская фаланга была разгромлена римскими легионами — римляне изобрели и ввели для своих подразделений легиона манипул, маневренную тактику полевых сражений; это было еще одно фундаментальное открытие — ведь новым оружием, как указывают вышеприведённые примеры, может быть не только собственно вооружение, но и новая военная тактика.

Новое оружие обеспечивает его обладателям решающее преимущество перед другими народами, и история дает немного примеров, в которых, народу, подвергшемуся нашествию, удавалось остановить волну.

Я приведу для примера два эпизода.

 В 732 году в битве при Пуатье франкам удалось остановить обрушившееся на Европу арабское нашествие. Новым оружием арабов была тяжелая кавалерия — всадники, одетые в кольчуги, вооруженные саблями, и сидевшие в седлах, опираясь на стремена. В этот раз вера арабов в свою кавалерию, вооружённую копьями и мечами, которая принесла им победы во всех предыдущих битвах, оказалась неоправданной. Дисциплинированные франкские пехотинцы выдержали все атаки, хотя, согласно арабским источникам, арабская кавалерия несколько раз пробивалась внутрь франкского квадрата.

Несмотря на это, франки не дрогнули. Воины Мартелла добились того, что считалось невозможным в то время: пехота победила яростную омейядскую кавалерию, ядром армии Мартелла была профессиональная пехота, одновременно и отлично дисциплинированная, и высоко мотивированная, «прошедшая с ним сражения по всей Европе».

Мосарабская хроника 754 года гласит: «И в громе сражения люди Севера казались морем, которое невозможно сдвинуть. Твёрдо они стояли, плечом к плечу, выстроившись, как глыба льда; и сильными ударами своих мечей они разили арабов. Собравшись толпой вокруг своего вождя, люди Австразии отражали всё перед собой. Их неутомимые руки пронзали мечами груди врагов». Победа пехоты над конницей определила весь ход европейской христианской истории.

Другой пример – «стояние на Угре» 1480 года, когда русское войско вооружённое пищалями и пушками, не пустило на свой берег непобедимую в течение более чем двух столетий конницу татар, просто расстреляв их при попытке форсировать реку, до рукопашного боя дело так и не дошло, татары ничего не могли сделать против новой тактики русского войска, вооружённых технологически новейшим огнестрельным оружием, применённым впервые в истории не с крепостных стен, а в полевом сражении.

 В мировой истории есть лишь один пример, когда народу, подвергшемуся удару волны, удалось перенять оружие противника прямо в ходе сражений.

Этот пример — Великая Отечественная война нашего народа.

После поражения в I Мировую и прихода Гитлера к власти в Германии началась работа по созданию нового оружия реванша, создателем которого можно по праву назвать командующего одной из первых немецких танковых дивизий, генерала Гейнца Гудериана. «В 1937 году Гудериан опубликовал книгу «Внимание, танки!», в которой описал стратегию, которую позже стали называть «блицкригом», «молниеносной войной».

«Идея блицкрига заключалась в том, что танковые колонны внезапно, без артподготовки, обрушиваются на узкие участки вражеской обороны, взламывают её и выходят на оперативный простор. Они стремительно движутся по дорогам в тылу противника и смыкают клещи в глубине вражеской территории. Армии противника оказываются в окружении, без боеприпасов, без связи, с нарушенным управлением; солдат противника охватывает паника — и через некоторое время они вынуждены капитулировать.

Огромная роль в блицкриге отводилась взаимодействию танков и авиации; самолеты-штурмовики должны были постоянно сопровождать колонну танков и расчищать ей дорогу. Авиация выбрасывала десанты, чтобы захватить мосты на пути движения; транспортные самолеты обеспечивали снабжение боеприпасами и в случае необходимости — горючим.

Танки сопровождала пехота на бронетранспортерах, а вслед за танковыми дивизиями следовали моторизованные дивизии, создававшие внутренний фронт окружения. Едва ли не главным в этой стратегии было поддержание устойчивой радиосвязи; каждый немецкий танк имел рацию; танки постоянно поддерживали связь с авиацией и наводили ее на цель, а авиация сообщала танкистам обо всех передвижениях противника.

Таким образом, идея блицкрига не сводилась к танковому прорыву; новым оружием, изобретенным Гейнцем Гудерианом, был не просто танк, а тактика использования танков во взаимодействии с авиацией и мотопехотой. При этом ставка делалась не на огневую мощь, а на скорость и маневренность; все подчинялось принципу «быстрее вперед!» — поэтому пехота была посажена на бронетранспортеры, а вместо артиллерии использовалась авиация.

Это была рискованная стратегия; она требовала, чтобы все танки были отняты у пехотных дивизий, собраны в танковые корпуса и использовались в первом ударе. В отличие от французских и русских дивизий, немецкие пехотные дивизии не имели танков — поэтому немецкая пехота была заведомо слабее пехоты противника. Пехоте предназначалась пассивная роль; она должна была держать фронт окружения до тех пор, пока у противника не кончатся боеприпасы». *

Военное руководство других стран скептически относились к возможностям массированного применения танков. Сложилась парадоксальная ситуация: накануне Второй Мировой войны никто не знал о существовании нового немецкого оружия — и даже сами немцы не осознавали его возможностей.

Военные и политические деятели исходили из старых представлений о мощи европейских армий. В соответствии с этими представлениями сильнейшей из этих армий была французская; Черчилль считал ее «наиболее подготовленной и надежной мобильной силой в Европе». Польская армия считалась сильнее русской — ведь поляки одержали верх в войне 1920 года, поэтому Англия и Франция предпочитали иметь в союзниках не Россию, а Польшу.

Германская армия находилась ещё на стадии формирования, и фюрер говорил своим генералам, что не собирается начинать войну раньше 1943 года. В 1939 году немецкие генералы считали войну гибельной: они не верили, что удастся одержать быструю победу над Польшей. Поляки, со своей стороны, были уверены, что выдержат удар немцев: французы обещали им, что на 15 день войны перейдут в генеральное наступление на западном фронте.

Многие западные историки полагают, что Англия своими необдуманными гарантиями и советами польским политикам, спровоцировала Гитлера напасть на Польшу. По их мнению и мнению наших доморощенных русофобов Гитлер смог решиться на это, лишь заключив «Московский пакт о ненападении» с СССР (который неправильно привыкли называть «Пакт Молотова – Риббентропа»); после этого он, ничтоже сумняшеся, убедил немецких генералов в том, что Советский Союз ударит в тыл полякам — и они одержат быструю победу, хотя при заключении Пакта ни о чём подобном и речи не шло.

 Сталин, в свою очередь якобы был уверен в том, что заключает выгодную сделку: он получит захваченные в 20-х годах поляками старые земли Российской империи и названные ими Крёсы Всходные (окраины восточные), населённые белорусами, украинцами и литовцами по линии Керзона, а на западе начнется долгая позиционная война между Германией и коалицией так называемых «демократий» Западной Европы. Все действовали из традиционных представлений — никто не предвидел грядущих событий, никто не знал, что в руках Германии находитсяновое оружие.

Посмотрим на две военных компании, в которых тактика немецких войск привела их к стратегическим победам и создала лучшие на тот момент сухопутные войска в мире — Вермахт.

Польская кампания — ход событий

Войны могло не быть вообще, Польша подверглась нападению только и столько потому, что отказалась удовлетворить настойчивую просьбу Германии о строительстве через т.н. «польский коридор» экстерриториальных железной и шоссейной дорог, необходимых Германии для связи с эксклавом — Восточной Пруссией, а также о включении в состав Германии населённого немцами «Вольного города Данцига», никаких дополнительных или территориальных претензий к Польше Гитлер не предъявлял.

До этого Польша была верным союзником Гитлера. Она не просто заблокировала все попытки СССР направить в 1938 году войска на защиту Чехословакии (в том числе и, фактически уломав власти Румынии отказать советским войскам в пропуске через свою территорию). Она приняла участие в расчленении Чехословакии и даже урвала при дележе Тешинскую область. Польские дипломаты и военные не только вели с немцами переговоры о совместном выступлении против СССР, но и разрабатывали конкретные планы их осуществления.

Польша готовилась вместе с Германией к агрессии против СССР. Именно поэтому все укрепления Польши строились на границе с Советским Союзом. На границе с Германией не строилось ничего, кроме тыловых складов. Договор о ненападении между Польшей и её западным соседом от 26 января 1934 года, которая самая первая из всех европейских стран подписала с нацистской Германией, т.н. «Пакт Писудского – Гитлера» последний официально расторг 28 апреля 1939 года, из-за так называемых «гарантий», которые дала Великобритания Польше.

По большому счёту, Лондон и Варшава заключили соглашение, направленное против Берлина, что было справедливо расценено германской стороной, как недопустимое. В августе 1939 года, накануне войны, Польша сделала невозможным заключение англо-франко-советской военной конвенции, ещё раз подтвердив свой отказ пропустить советские войска через свою территорию даже в том случае, даже если сама Польша подвергнется германской агрессии.

Германия

В начале 1939 года Адольф Гитлер на одном из секретных совещаний заявил, что им принято политическое решение огромной важности — осуществить в этом году захват Польши! 25 марта 1939 года фюрер сообщил о своем решении главнокомандующему сухопутными войсками Вальтеру фон Браухичу и попросил подготовить все необходимые штабные документы.

Фон Браухич не возразил ни одним словом против планов Гитлера, уже 3 апреля 1939 года была издана директива о готовности вермахта к нападению на Польшу к 1 сентября 1939 года. Эта директива получила кодовое название «ВАЙС» — «Белый план». Поэтому ссылки на «Пакт о ненападении» между Москвой и Берлином от 23 августа 1939 года, который, якобы, стал спусковым крючком начала II Мировой войны, в чём так любят упрекать Советский Союз всякого рода недоброжелатели России, никакой роли в нападении на Польшу Гитлером не играл, всё уже было решено задолго до этого.

Командованиям родов войск предписывалось представить свои разработки и предложения к 1 мая. Фон Браухич, представил все необходимые документы ещё 27 апреля. 23 мая состоялось секретное совещание генералитета, на котором Гитлер подтвердил высказанные им ранее намерения о захвате Польши и отданные Вермахту, Кригсмарине и Люфтваффе распоряжения. К 15 июня стараниями Генерального штаба была утверждена директива о стратегическом развертывании сухопутных войск.

Адольф Гитлер 11 августа 1939 года заявил: «Я ничего не хочу от Запада ни сегодня, ни завтра… Все, что я предпринимаю, направлено против России. Если Запад слишком глуп, чтобы понять это, я буду вынужден добиться соглашения с Россией, разбить Запад, а затем, после его поражения, собрав все силы, двинуться на Россию».

Тайная мобилизация вермахта началась 26 августа 1939 г. Полностью войска были отмобилизованы к 31 августа. Всего Германия могла выставить на поле боя 98 дивизий, из которых 36 были практически не обучены и недоукомплектованы. На польском театре военных действий Германия задействовала 62 дивизии (непосредственно во вторжении участвовали больше 40 кадровых дивизий, из них 6 танковых, 4 лёгкие и 4 механизированные), это 1,6 млн. человек. Эти войска имели в своем распоряжении 6000 артиллерийских орудий, 2000 самолетов и 2800 танков, свыше 80 % из которых представляли собой лёгкие танки. Боеспособность пехоты на тот момент оценивалась как неудовлетворительная

Польша

Польша не только строила собственные планы по войне против СССР или Германии, но и разрабатывала планы по совместной войне с Германией против СССР.

По договоренностям 1935 года, Польша фактически дала согласие на совместную войну с Германией против СССР, самым сенсационным и сегодня представляется обязательство правительства Польши обеспечить свободное прохождение германских войск по своей территории в случае, если эти войска будут призваны отразить провокацию с востока или северо-востока. Платой за это пособничество было установление т.н. новой восточной границы Польши за счет части белорусских, украинских и литовских земель, которую Берлин обещал гарантировать «всеми средствами».

Таким образом еще в 1935 году, то есть задолго Пакта Молотова-Риббентропа, Польша и нацистская Германия заключили соглашение, направленное на уничтожение СССР военным путем. Считая себя недостаточно сильной, чтобы одной справится с СССР, Польша ищет себе подельников по нападению на нашу страну и довольно быстро находит понимание в Берлине.

В период военной слабости Германии, Польша, очевидно, была выгодным союзником для немцев в их планах по уничтожению СССР. В 30-е годы Польша имела одну из крупнейших армий Европы. И идея совместного похода польской и немецкой армии против «безбожных большевиков» находило полное понимание в Генеральных штабах обеих сторон. «Расчленение России лежит в основе польской политики на востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна оставаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться», — это выдержка из донесения польского главного штаба от 1938 года.

Польша имела территориальные претензии ко ВСЕМ соседям, ограбив Чехословакию и получив гарантии помощи от Англии и Франции, она стала готовиться к войне с Германией. 22 марта 1939 года маршал Рыдз-Смиглы утвердил оперативный план войны против Германии «Захуд» (как видите, Польша начала подготовку к войне почти за полгода до её начала).

На следующий день, 23 марта, начальник Главного штаба Войска Польского бригадный генерал Вацлав Стахевич провёл скрытную мобилизацию четырёх дивизий, направив их в Восточное Поморье, на границу Польши, Германии и Вольного города Данцига. 13—18 августа была объявлена мобилизация ещё 9 соединений, а с 23 августа началась скрытая мобилизация основных сил. 26 августа с получением войсками приказа о выдвижении отмобилизованных соединений в намеченные районы сосредоточения начались перегруппировки войск, предусмотренные планом стратегического развёртывания.

30 августа был отдан приказ армиям и оперативным группам первого эшелона о занятии исходного положения. Мероприятия по отмобилизованию армии проводились в тайне даже от англо-французских союзников, которые опасались, что эти действия могут подтолкнуть Германию к войне. Когда 29 августа в Польше собрались начать открытую мобилизацию, Англия и Франция настояли на том, чтобы она была отложена до 31 августа.

Тем не менее, благодаря скрытой мобилизации к утру 1 сентября мобилизационный план был выполнен на 60 %, оперативное развёртывание войск — менее чем наполовину. К утру 1 сентября Польша сумела отмобилизовать 39 дивизий и 16 отдельных бригад, (1 млн. человек). Польская армия имела 870 танков (220 танков и 650 Танкеток TKS), несколько бронеавтомобилей Wz.29, 4300 артиллерийских орудий и миномётов, 407 самолётов (из них 44 бомбардировщика и 142 истребителя).

В случае войны с Германией, Польша могла рассчитывать на поддержку Великобритании и Франции, так как была связана с ними оборонительными военными союзами. При условии быстрого вступления в войну западных союзников и активного характера военных действий, организованных последними, сопротивление польской армии обрекало Германию к ведению войны на два фронта.

Германия сделала первый ход и выиграла, Второго фронта со стороны союзников не появилось.

Новое оружие начало действовать — это было настолько неожиданно, что немцы сами удивлялись своим успехам. 600 танков 16 танкового корпуса с ходу прорвали польскую оборону и, пройдя за 8 дней 240 километров, подошли к Варшаве; корпус Гудериана за две недели преодолел 700 километров и достиг Бреста. 16 сентября польское правительство бежало в Румынию; окруженные в нескольких «котлах» 700 тысяч польских солдат положили оружие. «Успехи войск баснословны», — писал начальник германского генштаба генерал Гальдер. Потери германской армии были минимальными — 8 тысяч человек.

Многие историки и политики обвиняли Францию в том, что она не оказала помощи Польше — но в действительности, французская армия просто не успела этого сделать; новое оружие разрушило все планы.

Уже по истечении первой недели войны польская армия на всех участках начала хаотично отступать, часть сил попала в окружение.

Начнём с порядка перемещения высших чинов Польши.

 1 сентября Варшаву покидает президент И. Мосцицкий

 3 сентября дал польской армии ее главнокомандующий (сменивший Пилсудского на посту диктатора Польши маршал Рыдз-Смиглы): «В связи со сложившейся обстановкой и комплексом проблем, которые поставил ход событий в порядок дня, следует ориентировать ось отхода наших вооруженных сил не просто на восток, в сторону России, связанной пактом с немцами, а на юго-восток, в сторону союзной Румынии и благоприятно относящейся к Польше Венгрии…»·

4 сентября начинается эвакуация правительственных структур.

5 сентября правительства в Варшаве уже нет, правительство выехало из Варшавы в сторону границы. Главное командование выехало в Брест и утратило связь с большей частью войск. После 10-го числа централизованного управления польской армией просто не существовало.

В ночь с 6 на 7 сентября столицу покидает главнокомандующий Э. Рыдз-Смиглы.

16 сентября немцы вышли к Белостоку, Бресту и Львову.

17 сентября в Польшу вступают советские войска, и правительство покидает страну.

22 сентября 29-я танковая бригада РККА вошла в Брест, занятый немцами. Те в это время без особых успехов штурмовали крепость, ещё не ставшую «той самой». Пикантность момента состояла в том, что Брест и крепость немцы передали РККА прямо вместе с засевшим внутри польским гарнизоном.

Согласно послевоенным исследованиям Бюро Военных потерь, в боях с вермахтом погибли более 66 тысяч польских военнослужащих (в том числе 2000 офицеров и 5 генералов). 133 тысячи были ранены, а 420 тысяч оказались в немецком плену.**

В 2005 году вышла книга польских военных историков ЧеславаГжеляка и Хенрика Станьчика, проводивших свои исследования — «Польская кампания 1939 года. Начало 2-й мировой войны». Согласно их данным, в боях с вермахтом погибли около 63 000 солдат и 3300 офицеров, 133 700 были ранены. Около 400 000 попало в германский плен, и 230 000 в советский.

Западные союзники отреагировали на события в Польше без всякого восторга. Однако СССР никто не проклял и не заклеймил агрессором. Уинстон Черчилль с присущим ему рационализмом заявил: «Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии».

Что в действительности приобрёл Советский Союз? III Рейх был не самым выгодным и необходимым партнёром по переговорам, однако, война началась бы в любом случае — с пактом или без и это понимали все тогдашние политики. В результате же Освободительного похода в Польшу СССР получил обширное предполье для будущей войны. В 1941 году немцы прошли его быстро — но что произошло бы, если бы они стартовали на 200–250 километров восточнее? Тогда, вероятно, и Москва могла остаться у немцев в тылу.

Французская компания

Для справок, западные союзники имели большее количество населения 105,8 млн. человек, значит, в течение1939-1940гг. могли призвать в свои ВС большее количество солдат, чем их противник, поскольку население Германии в конце 1939 года составляло 80,6 млн. человек.

Германия

К началу мая на западных границах Германии находилось 104 пехотных, 9 моторизованных и 10 танковых дивизий, в общей сложности насчитывавших 2,5 миллиона солдат и офицеров.

Воздушное прикрытие осуществляли 2478 самолётов, в основном современных и превосходивших по тактико-техническим характеристикам ВВС союзников.

Всего на Западном фронте Германия имела 2488 танка из которых 1523 были вооружены пулемётами калибров 7, 92 мм или 20 мм, т.е более полвины машин были фактически танкетками.

Французские войска насчитывали более 2 миллионов человек и 3101 танк (в том числе 470 самых современных средних SOMUA S35 и B1bis, превосходившие немецкие аналоги), входившие в 4 бронетанковые (DCR), 5 лёгких механизированных (DLM) и 74 других дивизий, то есть танки, в основном, были разбросаны по пехотным подразделениям. 10 мая французская армия имела на северо-восточном фронте 24 пехотные дивизии, 7 пехотных моторизованных, 20 резервных дивизий первой очереди, 16 резервных дивизий второй очереди, 5 кавалерийских дивизий, 4 отдельные кавалерийские бригады, 3 бронетанковые дивизии, 3 лёгкие механизированные дивизии, 1 польскую дивизию и гарнизоны Линии Мажино, общей численностью 13 дивизий.

Английские силы во Франции составляли двенадцать дивизий, из которых девять располагались вдоль бельгийской границы, одна действовала на Саарском фронте для получения боевого опыта, и ещё две дивизии не были полностью оснащены и обучены, находились во французских учебных лагерях и не могли считаться боеспособными.

Англия и Франция не планировали считаться с нейтралитетом Бельгии и прямо заявили бельгийскому правительству, Бельгия должна будет выступить на их стороне или будет считаться враждебным государством со всеми военно-политическими последствиями. Точно так же британцы и французы планировали оккупировать нейтральную Норвегию, чтобы воспрепятствовать экспорту никеля и железной руды из нейтральной Швеции в Германию. Не исключалась оккупация и самой Швеции.

Немцы со своим вторжением в Норвегию опередили английский десант на считанные часы (корабли с войсками были уже в море). Бельгийцы быстро поняли убедительные демократические предложения союзников и выступили против Германии, поступив по принципу: настоящий союзник это тот, кто боится тебя сильнее, чем твоего врага.

Бельгийские войска под командованием короля Леопольда III номинально насчитывали 600 тысяч человек (18 пехотных, 2 кавалерийских и 2 арденнских егерских дивизий самокатчиков). Двенадцать пехотных дивизий были вооружены достаточно хорошо, остальные шесть могли оцениваться лишь как слабо оснащённые второочередные резервные дивизии. В целом армия не была подготовлена к ведению маневренной войны.

Армия Бельгии располагала примерно тремя сотнями лёгких танков.

Нидерландские вооружённые силы под командованием генерала Генри Винкельмана составляли 400 тысяч человек. Это были удовлетворительно оснащённые восемь дивизий, одна лёгкая дивизия, три смешанные бригады и несколько пограничных батальонов. Танков не было совсем, войска имели в расположении только 33 бронеавтомобиля и 5 танкеток.

Всего, 10 мая 1940 года на Западном фронте Союзники имели 3687 танков (из которых 3101 французских).

Французские танки и САУ поступившие в войска во время кампании (685 машин).

16-17 мая прибыла 1-я бронетанковая дивизия из Великобритании (284 танка).

Таким образом, общее количество танков и САУ Союзников участвовавших во Французской кампании — 4 656 машин.

К началу Второй мировой войны Военно-воздушные силы Франции по некоторым сведениям были оснащены только 826 истребителями и 250 бомбардировщиками, из которых часть была небоеготовыми по разным причинам.

К 3 сентября 1939 года Франция обладала 3600 самолетами, из них 1364 — боевых.

 Реальные цифры потерь французской авиации с 10 мая по конец июня 1940 года составили 795 самолетов, из них в воздухе было потеряно 320 машин, а в авариях – 235 и лишь 240 – от ударов с воздуха на аэродромах.

Британские ВВС в битве за Францию 1940 года потеряли 1 526 человек и 931 самолет, включая 229 самолетов авиасил во Франции, 279 самолетов Британских экспедиционных сил, около 200 — истребительной авиации, 150 — бомбардировочной авиации и 60 — берегового командования. Великобритания потеряла в кампании так же 64 тысячи машин и 2500 орудий.

Силы немецкой авиации в этой кампании достигали 3530 боевых самолетов из 4500 машин первой линии, имевшихся в наличии на тот момент, а также 475 транспортных самолетов и 45 планеров, которые планировалось использовать в Голландии.

Несмотря на преимущество в силах Люфтваффе потеряли за 42 дня боевых действий 2073 самолета (то есть половину от первоначального состава) и 6611 авиаторов, а 547 потерянных истребителей – свыше четверти от общего числа потерь — свидетельствовали об ожесточенных воздушных боях: эти данные приведенные исследователем из ГДР Олафом Гролером в фундаментальном труде “История воздушных войн 1910-1980 гг.“

По свидетельству командующего 2-ым воздушным флотом А. Кессельринга беспрерывные боевые действия уже через 16 дней “истрепали наших людей и боевую технику и снизили нашу боевую мощь до 30-50%”.

Кратко о потерях во французской кампании 1940 года

В 1939-1940 годах все с содроганием ожидали повторения кошмара позиционной бойни Первой мировой войны 1914-1918 годов. Но Германия сумела в течение всего шести недель разгромить армии Франции (134 дивизии), Великобритании (15 дивизий), Нидерландов (10 дивизий) и Бельгии (20 дивизий). Несмотря на скоротечность, кампания была кровавой: погибло примерно 200 тысяч человек.

Немецкие потери в битве за Францию 1940 года составили 45 218 человек убитыми и пропавшими без вести и 111 034 ранеными. Ввиду новых форм борьбы, возросла роль офицеров на поле боя, поэтому 5% погибших немцев в боях были офицерами.

Французская армия в результате войны потеряла около 300 000 человек убитыми и ранеными. Полтора миллиона было взято в плен. ВВС и танковые силы были частично уничтожены, частично встали на вооружение вермахта.

Потери Англии оцениваются в 68 111 человек убитыми, ранеными и попавшими в плен. Немцам было оставлено в качестве трофеев практически все тяжелое вооружение. Бежавшие союзники смогли взять с собой в основном лишь винтовки и пулеметы.

400-тысячная голландская армия сражалась 5 дней, потеряв убитыми 2890 человек, ранеными 6889 и без вести пропавшими 29 человек.

Потери Бельгии: убито: 6093 человека, пропало без вести более 500, попало в плен: 202 тыс. чел., ранено 15 850 человек. Общие потери союзников убитыми и ранеными составили 390 тыс.; 2 млн. попали в плен.

Согласно условиям капитуляции, 3/5 территории Франции были отданы под контроль Германии. Французские войска были разоружены, а содержать немецкие оккупационные войска должны были сами же французы.

Продолжение следует….

Использованные источники:

http://www.xliby.ru/transport_i_aviacija/istorija_aviacii_2000_03/p4.php

http://www.airwiki.org/history/av2ww/axis/france/france.html

http://arsenal-info.ru/b/book/2190924436/14

http://www.warconflict.ru/rus/new/?action=shwprd&id=1322

https://eva.ru/forum/topic/message/95328905.htm

https://wiki2.org/ru/Бельгийская_операция_(1940)

https://ru.wikipedia.org/wiki/Польская_кампания_вермахта_(1939)

http://portal-kultura.ru/articles/history/57924-panskaya-iznanka-vtoroy-mirovoy/?SECTION_CODE=history&CODE=57924-panskaya-iznanka-vtoroy-mirovoy 

* — http://book.uraic.ru/elib/authors/nefedov/Science/Tehinterp3.html

**Согласно мемуарам руководителя управления сырьевых ресурсов министерства вооружения Германии Ганса Керля, вермахт пленил не менее миллиона польских военнослужащих, а в советских документах упоминается еще о 420 тысячах захваченных уже РККА солдат и офицеров. А ещё несколько десятков тысяч просто разбежались по домам или удрали в Румынию или Венгрию. Суммарно видим уже более полутора миллионов, то есть численность, равную вермахту.

Впрочем, приведенные факты вовсе не снимают с Адольфа Гитлера и IIIPейха вины за развязывание глобальной бойни. Однако не стоит забывать и о том, что начало войны во многом было спровоцировано знаменитым панским гонором и желанием Варшавы возродиться в границах великого средневекового государства — Речи Посполитой, а с другой стороны — преступной пассивностью и недальновидностью западных лидеров.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Наша дружба – наша Победа!

Мир после Ялтинской конференции: история и современность

Дмитрий СОКОЛОВ

Хатынь. Неизлечимая рана

Оставить комментарий