Крымское Эхо
Мир

Остров взаимной безопасности

Остров взаимной безопасности

О ЕВРАЗИЙСКОЙ ЗОНЕ БЕЗОПАСНОСТИ И ЕГО ЕВРО-АТЛАНТИЧЕСКОЙ ПЕРИФЕРИИ

На прошлой неделе состоялся очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Прошёл он без сенсаций, что по нынешним временам само по себе замечательно. В отличие от саммитов Большой семёрки, НАТО никто не ждёт от ШОС какой-то новой пакости или ценных указаний, как жить остальному миру.

Иногда можно услышать вопрос: может ли ШОС стать альтернативой НАТО? Отвечать на него лучше по-одесски – встречным вопросом: а зачем? Зачем повторять зады второй половины ХХ века, создавая военные блоки, ограничивая суверенитет (а значит, и возможности самостоятельного развития) государств, подчинять их воле какого-то лидера.

1.

Сейчас ШОС – это объединение государств, общая численность населения которых составляет около 3,5 млрд человек. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, поскольку членами ШОС являются Индия и Китай. Численность населения – это просто факт, кичиться которым нечего, но и сбрасывать этот фактор со счетов тоже не стоит.

ШОС – это многопрофильная организация. Начиналась она как способ решения вопросов безопасности, возникших после распада СССР в регионе Евразии, в первую очередь в Центральной и Средней Азии. Нужно было урегулировать пограничные споры с Китаем, решать вопросы противодействия терроризму.

Так в 1996 году родилась «шанхайская пятёрка»: Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан.

В 2001 году эта площадка оформилась в полноценную международную организацию, к которой к тому моменту присоединился и Узбекистан. Развитие, завоевание авторитета на международной арене шло неспеша. ШОС показала, что она не стремится никому ничего навязывать, решает взаимные проблемы на основе учёта интересов, несмотря на кардинально разный политический и экономический вес участников.

Когда организация приблизилась к «совершеннолетию», начался рост числа участников. В 2017 году к ней одновременно присоединились Индия и Пакистан, в 2022 – Иран, на этом саммите в состав ШОС была принята Белоруссия.

То есть перелом в развитии ШОС происходит в 2017 году, когда, вместе с присоединением к ней Индии и Пакистана, она выходит за пределы Центральной Азии (не по границам государств, а по территории решения проблем) и становится полноценной евразийской организацией.

То, что в 2017 году членами ШОС одновременно стали страны, имеющие в актуальном бэкграунде несколько войн друг с другом и нерешённые проблемы границ, показало потенциал организации по согласования противоречивых интересов.

Присоединение к ШОС давнего союзника США Пакистана также стало переломным фактором в уже глобальном раскладе.

Влияние ШОС не ограничивается только странами-членами. Она включает в себя страны-партнёры и страны-наблюдатели. Вместе с ними создаётся непрерывное пространство взаимодействия и сотрудничества от Ливийской пустыни до Чукотки и от Южно-Китайского до Балтийского моря. За счёт государств-партнёров ШОС распространяется на Ближний Восток и Индокитай.

Есть ещё несколько стран, подавших заявку на статус наблюдателя. Это Алжир, Сирия, Ирак, Вьетнам. Их будущее вхождение в структуры ШОС ещё более расширит влияние организации.

Залогом успешного расширения и развития ШОС является то, что в её рамках не происходит никакого навязывания общей политики. Это площадка взаимного уважения и согласования интересов и реализации совместных проектов. Как и БРИКС, это не блок, противостоящий Западу, а инструмент альтернативной глобализации, отказа от глобального доминирования и навязывания остальному миру форматов и путей развития.

2.

Теперь перейдём к принятым решениям и заявлениям, прозвучавшим на саммите ШОС. Они не касались судеб всего мира и относились к взаимодействию отдельных государств.

Самым громким заявлением стало то, что Индия и Китай договорились начать переговоры для решения проблем с границей между ними. Запад последнее десятилетие рассматривает Индию как таран против Китая, используя территориальные споры, оставшиеся от времён колониального господства Англии в Индии и включения Тибета в сферу влияния Лондона. Но эти территориальные проблемы не то чтобы не сто́ят «выеденного яйца», но явно их значение не таково, чтобы враждовать друг с другом на пользу Запада.

На саммите ШОС были принято решение о создании антинаркотического центра, который будет базироваться в Душанбе. Региональная антитеррористическая структура ШОС (базируется в Ташкенте) будет преобразована в универсальный центр, который займётся реагированием на весь спектр угроз безопасности.

О значении этой структуры говорит то, что сейчас ей руководит бывший начальник ГРУ Узбекистана, министр обороны и командующий пограничными войсками Руслан Мирзаев. Узбекистан сейчас самая динамично развивающаяся стана Средней Азии, успешно решившая проблемы безопасности и противодействия терроризму.

Интересное заявление в сфере безопасности сделал лидер Китая. Председатель Си призвал страны ШОС наращивать обмен разведывательными данными. Не секрет, что технологии и объёмы разведывательной деятельности – это один из главных козырей США и остального Запада (в первую очередь англо-саксонских государств) в борьбе за мировое доминирование. Создание сообществ разведок в рамках ШОС стало бы важным фактором в противодействии Западу.

В этом контексте интересно, что генсеком ШОС с начала следующего года будет представитель Казахстана Нурлан Ермекбаев. У него ещё советский спецслужбистский бэкграунд. Он закончил восточный факультет Военного Краснознамённого института МО СССР. Уже во время учёбы, в 1984-85 годах, как офицер со знанием китайского и английского языков был в служебной командировке в составе военной миссии СССР в Анголе.

У наблюдателей сразу возник вопрос: не пересекался ли он в этой командировке с другим известным военным переводчиком – Игорем Сечиным? Уже в независимом Казахстане Ермекбаев продвигался по дипломатической линии, был в том числе послом в Китае. С 2018 по 2021 год – министр обороны Казахстана.

Как видим, структуры ШОС возглавляют люди, которые в своих странах достигли вершин военно-политической карьеры.

Повторюсь, ШОС – это не военно-политический блок, а скорее площадка взаимного согласования интересов и продвижения совместных проектов. В этом смысле нас больше интересуют те взаимодействия, в которых непосредственное участие принимает Россия.

В рамках саммита ШОС Владимир Путин провёл встречи с руководителями Монголии, Азербайджана, Турции, Китая, Казахстана, Ирана. Экономические интересы России на пространстве ШОС касаются развития транспортных коридоров и поставок энергоресурсов. Именно эти вопросы обсуждались с лидерами Монголии, Пакистана и Азербайджана.

Наиболее содержательными, судя по публичной повестке, были переговоры с Эрдоганом. Он давно добивался встречи с Президентом России, вот только со взаимными визитами сейчас сложно. Для встречи подошёл саммит ШОС.

После переговоров Эрдоган выступил с заявлениями, которые можно отнести к разряду сенсационных — касались они отношений с Сирией. После возвращения с саммита он объявил, что Турция готова к сотрудничеству по урегулированию кризиса в Сирии.

Президент Турции анонсировал возможность визита Путина в свою страну. Он это делал и ранее, но в этот раз увязал его с возможным урегулированием сирийского кризиса и встречей с Асадом. Наблюдатели это проинтерпретировали как возможность личной встречи лидеров трёх стран – России, Турции и Сирии – и достижения на ней договоренностей по урегулированию сирийского кризиса.

Если этого реально удастся достичь, то это станет серьёзным свидетельством роста авторитета и результативности политики нашей страны в ближневосточном регионе. Поэтому стоит ожидать резкого роста усилий США, Великобритании, Франции по противодействия этому. Посмотрим.

Ещё более громкими стали заявления Владимира Путина на пресс-конференции по итогам саммита ШОС. Они касались уже вопросов глобальной политики.

Наш президент объявил, что Россия считает себя вправе начать разработку и производство систем ракет малой и средней дальности и готова зеркально ответить на размещение США таких ракет в любой точке мира.

Что это означает? На максимальной дальности (5 000 км) такого типа ракеты могут добивать с Чукотки (там есть замороженная со времён СССР база) до западного побережья США. А если их разместить, например, в Сирии, то это резко увеличит уязвимость баз США на Ближнем Востоке.

В ответ на многочисленные версии о скором «договорняке» по Украине при помощи разного рода посредников, Путин заявил, что само посредничество он приветствует, но перспектив завершения конфликта с Украиной через посредников не видит.

Говорил российский президент и о сотрудничестве с Талибаном, как реальным носителем власти в Афганистане, в сфере антитеррора. Известно, что сейчас на некоторых афганских территориях, которые талибы пока не контролируют, находятся базы так называемого ИГ-Хорасан[1], которое взяло на себя ответственность за теракт в «Крокус-Сити». Это заявление может свидетельствовать о будущей совместной борьбе России и властей в Кабуле с структурами «Исламского государства»[2] в Афганистане.

Ещё президент рассказал о предложении России по созданию в рамках ШОС собственного платёжно-расчётного механизма.

Такой широкий спектр контактов российского лидера и обсуждаемых вопросов свидетельствует о провале политики Запада по изоляции России, а также их расчёта, что вовлечение России в военный конфликт на Украине заморозит развитие нашей страны по другим внешнеполитическим направлениям.

В заключение приведём цитату из статьи одного из ведущих российских международников Фёдора Лукьянова по итогам саммита ШОС:

«Сейчас крупнейшие евразийские державы выходят на лидирующие позиции в международной экономике и политике… Эту огромную территорию невозможно ни обойти, ни игнорировать, от неё зависят или с ней связаны все процессы, происходящие на земном шаре. Классики геополитики не случайно называли Евразию «сердцевиной». И принадлежность к ней объединяет все государства Шанхайской организации сотрудничества, определяя и возможности, и риски.
Идея о системе евразийской безопасности, что называется, витает в воздухе. С разных сторон к ней подходили и Китай, и страны Центральной Азии, и Индия. Недавно с такой инициативой выступил президент России. Евразийская безопасность, в отличие от европейской, феномен не военно-политический, это модель комплексного развития Евразии и реализации её огромного потенциала. ШОС имеет свои изъяны, но для формулирования принципов этого большого проекта платформа идеальная».

Тут, как говорится, не убавить, не прибавить. ШОС за почти четверть века стала альтернативой желаниям Запада навязывать свою повестку миру, своё видение безопасности. Именно в рамках ШОС Евразия становится островом безопасности в мире, а его евро-атлантическая периферия, наоборот, — зоной конфликтов.

Фото из открытых источников

[1] Запрещено в РФ

[2] Запрещено в РФ

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.5 / 5. Людей оценило: 14

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Так кто же развяжет Гордиев узел?

Страшный сон для США скоро может стать явью

«Константинопольский Папа» провозгласил ересь

Евгений ПОПОВ

Оставить комментарий