Крымское Эхо
Архив

Особое мнение Максима Шевченко

Особое мнение Максима Шевченко

Круглый стол на тему «СМИ Украины и России: шаги навстречу», прошедший в рамках фестиваля «Великое русское слово», произвел весьма неоднозначное впечатление на многих его свидетелей и участников. Не все оказались готовыми к конструктивному диалогу. А тот факт, что резолюция этого мероприятия так и не была подписана, вообще заставляет сомневаться в том, что информационная война Украины против России и России против Украины может быть закончена в обозримом будущем.

Одним из самых активных и наиболее уверенных участников дискуссии был Максим Шевченко (на фото) — известный российский журналист, ведущий ток-шоу «Судите сами» на Первом канале, а также частый гость «Особого мнения» на станции «Эхо Москвы».

Он согласился поговорить о своем «особом мнении» по поводу прошедшего круглого стола, украинской журналистике и российско-украинских отношениях.

— К каким выводам вы пришли после сегодняшнего круглого стола? Был ли он столь нужен?

— Конечно, он был нужен, хотя бы затем, чтоб мы посидели так вот, в приятной обстановке. В этой жизни не все события имеют зримую логическую цепь, когда мы делаем одно, чтоб было другое. У меня интуиция есть. Вот какое-то мероприятие есть, оно, казалось бы, на первый взгляд, подготовлено хорошо, четко. Но тоска какая-то, серость, скука. А бывает, что идет какое-то чистое безумие, буффонада, и тогда я чувствую, что будет интересно, что будет какой-то смысл во всем этом. Вот сегодня у меня было такое ощущение, и я, похоже, не ошибся.

— Так в чем же должны быть шаги навстречу между СМИ двух стран?

— Я не знаю ответа на этот вопрос. Журналист пишет для себя. Я пишу для себя, вы пишете для себя. В чем могут быть шаги навстречу? В том, что мы с вами разговариваем. Диалог, обмен мнениями, обмен интерпретациями – это уже всегда шаг навстречу. Мы обменялись мнениями. Я люблю разговаривать с людьми, я вижу в этом смысл, мне это важно.

— Для этого стоило ехать так далеко?

— Для меня это не далеко. Это не чужие места, и не заграница. Всего лишь два часа на самолете. Я в пробках иногда стою дольше в Москве.

— Согласны ли вы с тем, что на Украине нет свободы слова?

— Нет, не согласен. На Украине безумная свобода слова.

— Хотели бы вы работать здесь?

— Нет. Здесь не выработан дискурс языка, полемики. Еще по крайней мере года два должно пройти, пока он появится. Украинские СМИ очень сильно изменились с 2004-го года — тогда я в Киеве работал во время выборов. Это была просто деревня, честно. Допустим, главный редактор очень видной газеты пишет колонку, в которой встречаются такие вещи: «И как классно сказал наш президент…». Меньше, чем на три страницы статьи по политическим вопросам просто не фигурировали. Причем, говорили о Януковиче, а статья начиналась от венедов, антов, Мазепы и так далее. Не было логики. Потом появился журнал «Корреспондент». Я очень хорошо помню, как он появился, потому что мое интервью было во втором номере или в первом. И вот стала появляться качественная пресса. Так что если мне совсем уж тошно станет в России, то я эмигрирую сюда и стану тут работать.

— Вы согласны с тем, что вас называют эдаким апологетом великодержавности?

— Я ничего такого великодержавного никогда не говорил. У меня есть несколько жестких позиций. Я просто считаю, что права русских должны защищаться не меньше, чем права остальных народов.

— Как вы думаете, бывает объективная журналистика?

— Конечно, нет.

— А новости объективными бывают, без аналитики?

— Что значит, объективными? Это зависит от событий. Например, человек умер. Трудно рассказать, что он не умер. Самолет разбился – это факт, который невозможно оспорить. Самолет разбился вследствие того, что пилоты были идиотами, или потому что были приборы неисправны — тут уже кончаются факты.

— Согласны ли вы с прозвучавшим здесь высказыванием Виталия Третьякова о том, что украинские СМИ русофобны, а российские – не настраивают против украинцев, а только лишь против украинской власти.

— Понимаете, в России тоже звучат разные глупые голоса, что мовы нет, что это диалект русского языка. Но это достаточно маргинальные мнения. То есть, вы этого не увидите, например, в «Известиях», в «Независимой газете», в «Коммерсанте». А на Украине я читал в ведущих газетах разговоры о том, что русских нету, что это какие-то озверевшие угро-фины, которые подчинялись всегда Киеву, о том, что Россия – это империя, о каких-то имперских комплексах.

— Но ведь и сам Путин позволял себе не самые осторожные высказывания насчет украинского языка и государственности.

— Это Путин… А я люблю Украину и украинский язык. Мои претензии состоят в том, что украинские элиты ведут Украину к гибели. А я как раз хочу, чтоб Украина была могучая и сильная. Я считаю, что не Россия потеряла Украину, а Украина потеряла Сибирь, Урал, Дальний Восток. 30 миллионов Украинцев в России живет. Советская элита состояла из украинцев на 65%. Они были везде: в партии, в армии, в правительстве. Украинцы были доминирующим этносом в Советском Союзе. У всех фамилии были на-ко. А сейчас во что превратили все это? Когда я думаю об этом, у меня все внутри закипает.

— Вы считаете, что Россия может спасти Украину от ее элиты?

— Я считаю, что Украина должна спасти Россию от ее элиты и от своей элиты одновременно. Все хорошее приходило с Украины. Например, православие, государственность.

— Некоторые считают, что православие создали русские, а уже потом украинцы пришли в Киев.

— А это и есть русский город. Потому что Русь – это Украина. Вообще, это шведы. Как вы знаете, Русь – это название шведского племени. Это не славянское слово. В скандинавских хрониках росами назывались шведы, и шведы сами называли себя росами. А Русь – это место, где правят выходцы из шведской династии, из варяжской династии. Но население Руси было славянским в основном, и угро-финским, естественно. Причем изначально, поскольку в Новгороде было четыре этноса: славяне, балты, угро-фины и шведы. Это был нормальный симбиоз.

А современная Украина просто гибнет, потому что перестает быть Украиной.

— И чем же она начинает быть?

— Каким-то мещанским пространством, буржуазным. Украинцы для меня – это нация воинов, очень храбрых, сильных, жестоких и красивых людей, поэтических. Одновременно украинцы были нацией крестьян. То есть это была внятно кастовая территория. На Украине были самые драматические события истории: Гражданская война, Великая отечественная война. Украинцы показали себя как люди неимоверной силы. А их превращают сейчас в нацию торгашей, пытаются впихнуть в какой-то там Евросоюз, а это гибельный путь. Это уничтожит украинскую идентичность.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым. 3 октября

.

Бахчисарайская отрыжка «майдана»

Алексей НЕЖИВОЙ

«Симэко» и Макалатия

.