Крымское Эхо
Культура

Он штурмовал Перекоп в Гражданскую и освобождал Украину в Великую Отечественную

Он штурмовал Перекоп в Гражданскую и освобождал Украину в Великую Отечественную

125 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КЛАССИКА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ЛЕОНИДА ЛЕОНОВА

Завтра исполнится 125 лет со дня рождения Леонида Максимовича Леонова – большого русского писателя, публициста, военного корреспондента сразу двух страшных войн – Гражданской и Великой Отечественной, к которому после краха СССР приклеили презрительный ярлык «совписа», хотя среди этих «совписов» (советских писателей) было много настоящих классиков русской и мировой литературы.

Знамя красное Советов понесем за Перекоп

«Кому-то может показаться, что в случае с Леоновым всё понятно: совпис, многократный лауреат, орденоносец, «Русский лес» и что-то там еще… Но ничего ясного вовсе нет: ранняя его, пронзительная проза не прочитана и даже не опубликована толком; «советские» романы его, страшно сказать, почти не поняты, хотя переизданы десятки раз на десятках языков; о «Пирамиде» и речь вести страшно: неизвестно, с какого края к ней подступаться; те же, кто подступался, — зачастую видели лишь свой край, и то – насколько хватало зрения», — справедливо заметил о Леониде Леонове Захар Прилепин.

В этих заметках я остановлюсь по преимуществу на военной литературе и журналистике Леонова – в такое время живем. Впервые на войну Леонид попал девятнадцатилетним – причем, в… белогвардейцы. Будущий писатель жил тогда в Архангельске, в феврале 1919 года его призвали на службу и отправили учиться в Артиллерийскую школу. После ее окончания Леонов стал прапорщиком так называемой Северной армии, которую красные наголову разбили в феврале следующего, 1920 года.

Командующий Северной армией генерал Евгений Миллер вместе с частью своих офицеров и солдат отправился из Архангельска в эмиграцию на кораблях британских интервентов, а прапорщик Леонид Леонов вступил добровольцем в Красную армию. И стал там не артиллеристом, а… журналистом. Служил в легендарной 15-й Инзенской стрелковой дивизии, редактировал дивизионную газету, которая называлась сначала «На боевом посту», а потом просто «Бюллетень».

Штурмовал Крым:

«Генералов песня спета, Бьем баронов прямо в лоб, Знамя красное Советов понесем за Перекоп».

Именно 15-я Инзенская дивизия, в которой служил, как сказали бы сейчас, военкором Леонов, форсировала Сиваш в ночь на 8 ноября 1920 года.

 «Лавой хлынули через Сиваш. Разве ее остановишь, раскаленную человеческую лаву! Таких сил нет в природе… Это был ветер. Ураган. Пестрая лента. Стальная пружина крутилась, разворачивалась с гиком, в храпе коней, топоте копыт… Прокатилась мимо Джанкоя и… Ух, стра-а-ашно, ух, стра-а-ашно!» — вспоминал писатель те исторические события.

После взятия Крыма Леонов работал военкором в Одессе, в газетах «Красный боец» и «Красноармеец», и в Херсоне – там газета тоже называлась «Красный боец». Демобилизовали будущего классика из Красной армии в мае 1922 года.

За следующие девятнадцать лет он стал одним из самых маститых советских писателей – наряду с Максимом Горьким, Александром Фадеевым, Михаилом Шолоховым, Алексеем Толстым, Всеволодом Ивановым. К началу войны из-под пера Леонова вышли романы «Барсуки», «Вор», «Соть», «Скутаревский», «Дорога на Океан», целый ряд повестей, пьес и множество рассказов.

Похвала Сталина

В ночь с 21 на 22 июня 1941 года Леонову приснился страшный сон: он выходит из подъезда и видит, как от Кремля на задних ногах идет на него призрачно-белый конь, из ноздрей огненная пена. Тверская пуста, как при бомбежке. Он прижимается к стене. Конь подходит в упор, и сквозь глазницы его видны дома с выжженными окнами. Писатель проснулся в ужасе, весь в поту и услышал от жены: «Началась война».

В первые же дни Великой Отечественной он пишет статьи «Вставайте, народы!», «Что ты сделал для победы?», «Наша борьба священна», работает над сценариями для агитационных короткометражек. Одна из них — «Пир в Жирмунке» — рассказывает о том, как старая крестьянка накормила немцев отравленной пищей и сама погибла вместе с ними. Этот реальный случай писатель нашел в газетной хронике.

Часть гонораров идет в Фонд обороны.

Самое известное художественное произведение Леонова периода Великой Отечественной – пьеса «Нашествие». Он создавал ее в эвакуации в Чистополе осенью трагического 1941 года и в начале 1942-го. Во время работы на столе у писателя стояли две фотографии: повешенной фашистами Зои Космодемьянской и девочки, расстрелянной оккупантами в Керчи.

После публикации пьесы в «Новом мире», в октябре 1942 года, Леонову позвонил Сталин и сказал: «Здравствуйте, товарищ Леонов. Хорошую пьесу написали. Хорошую. Собираетесь ставить ее на театре?»

В ближайшие годы «Нашествие» было поставлено в сотне театров по всему СССР – в том числе в осажденном Ленинграде, а также в десятках зарубежных стран. В марте 1943 года Леонов получит за «Нашествие» Сталинскую премию и перечислит ее в Фонд обороны.

В конце 1942 – начале 1943 года писатель на Брянском фронте. Всего, в несколько заездов, он провел там более пяти месяцев. В апреле 1943-го увидела свет новая военная пьеса – «Лёнушка». Одновременно Леонов много работает как публицист. Знаменитыми становятся два письма «Неизвестному американскому другу» — о необходимости открытия второго фронта. Их читают по американскому радио, писателю приходит несколько сот писем из-за океана.

Хищники, шакалы и воронье

А вот интересный фрагмент из военной публицистики Леонова этого же периода, который весьма злободневно звучит и сегодня, во время нашей специальной военной операции на Украине:

«Скучно нынче в Берлине, но еще скучнее в столицах помельче, что лежат на столбовой дороге наступающей Красной армии. Хозяева этих державок, у которых ума и совести на грош, а фанаберии на весь полтинник, также рассчитывали на поживу при дележке неумерщвленного медведя. Понятно, на пирушке у атамана хищников всегда что-нибудь достается и шакалам и воронью. С молчаливой усмешкой народы моей страны слушали их чудовищные и оскорбительные притязания, вдохновленные историческим невежеством и умеряемые лишь скудостью географических познаний».

Осенью 1943 года Леонов снова на фронте. Работает в освобожденном Киеве, пишет об освобождении остальной Украины, выступает перед солдатами Первого украинского фронта. Командир 3-й Гвардейской танковой армии Павел Рыбалко станет потом прототипом героя повести «Взятие Великошумска», опубликованной в 1944 году в газете «Правда».

В декабре 1943-го Леонов работает на Харьковском процессе над фашистскими преступниками и пишет оттуда репортажи в «Известия». В январе 1944-го он на Ленинградском и Волховском фронтах. В апреле 1945-го «Правда» публикует его статью «Утро Победы».

За свою работу военным корреспондентом Леонид Леонов награжден Орденом Отечественной войны 1 степени.

В ноябре 1945-го классик — на Нюрнбергском трибунале:

«Вот Герман Геринг, с перстеньком на руке и лицом притоносодержательницы. С ним рядом Гесс, с Адамовой головой, как на аптекарской склянке с ядом. Дальше следует Риббентроп, утративший наконец свою прежнюю мужскую прелесть: мешки под глазами и брови взведены как у балаганного пьеро…»

После войны у Леонова была большая, долгая литературная жизнь. Его последний роман – «Пирамида» — увидел свет уже после распада СССР, в 1994 году.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.2 / 5. Людей оценило: 9

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Фаэзия: за пределами ума

Марина МАТВЕЕВА

Ялтинский бард привез в Симферополь «Афалину»

Мистерия крымского сонета

Оставить комментарий