Крымское Эхо
Библиотека

Олег и Мила

Олег и Мила

Вернувшись в кабинет, Олег чуть ли не по слогам несколько раз перечитал письмо Милы. В такое неожиданно свалившееся счастье трудно было поверить. Неужели это не сон, неужели это правда, что такая женщина полюбила именно его. В коротеньком письме Мила сообщила, что очень скучает по Олегу и что второй раз в жизни вспыхнула любовь, которая ещё больше усилилась после их последней встречи. Она ничего не может с собой сделать, чтобы ежедневно не вспоминать Олега. Каждую ночь он приходит к ней во сне с белыми розами и газетой с его рассказом.

Кстати, газета ей очень помогла, так как из неё узнала фамилию Олега, которой был подписан рассказ. Целый месяц не решалась написать письмо, так как не была уверена в том, что сердце Олега не занято какой-нибудь любимой женщиной. А она не хотела создавать ему какую-то неприятность своим навязыванием. Поэтому просит простить её, если своим письмом нарушила его спокойствие. И не сдержавшись, откровенно написала «я люблю тебя, милый». Мила себя успокаивала тем, что её могут не любить, но право ей любить никто не отнимет.

В письме Мила указала домашний и служебные телефоны. Так как был рабочий день, то Олег тут же позвонил Миле на работу. Какая-то сотрудница сообщила, что Мила находится на совещании у своего начальника. Олег не находил себе места, не зная чем и как себя отвлечь от телефонного аппарата. Пришли несколько человек, которые были вызваны на допросы. Понимая, что он в таком возбуждённом состоянии не сможет толково провести и зафиксировать допрос, приносил извинения, заверив что сам, чтобы граждане больше не беспокоились, к ним приедет домой или на работу и допросит на месте. Видя состояние Олега, граждане не возмущались, и спокойно покидали кабинет с отметкой на повестке для организации по месту их работы об их нахождении в следственном отделе, чтобы не было прогула.

Олег не помнил, сколько он выпил чашек горячего кофе, стоя у окна, наблюдая, как высоко в небе летало два голубя. Один из них резко нырнул вниз и опустился на подоконник, на который Олег постоянно насыпал крошки хлеба. Сразу же подлетел второй голубь, который был крупнее первого. Он всё время ворковал и рывками опускал голову к крошкам, будто показывая своей подруге, где они лежат. Когда она начинала клевать, голубь гордо выпячивал грудь, и слегка распустив крылья, важно выхаживал вокруг своей любимой.

Олег звонил каждые пятнадцать минут. Ему приходилось тысячу раз извиняться перед женщиной, которую отрывал от работы. Она оказалась уборщицей, которая убирала кабинет, воспользовавшись отсутствием сотрудников. Потом перестала отвечать и она, так как, видимо, закончила уборку. Тогда Олег стал звонить ещё чаще. И вдруг услышал голос Милы. Слышимость была такой чёткой и громкой, что ему показалось, что Мила неожиданно появилась в кабинете. Он даже оглянулся на дверь.

Они сначала не понимали, что говорят друг другу, так как говорили одновременно. И хотя Олег не видел Милы, по её мягкому, приглушённому, временами прерывающемуся голосу чувствовал, что она пытается сдержать слёзы, но ей это плохо удаётся. Олег сам едва сдерживал слёзы радости. Он просил Милу успокоиться и верить тому, что с этой минуты у них будет всё хорошо, что их ждёт счастливая жизнь без огорчений и печали. Он поклялся, что сделает всё возможное, чтобы Мила всегда была с ним счастлива, и ни один волос не упал у неё с головы. Они перестали говорить, когда наступила ночь, и крупные звёзды усыпали всё небо.

Дома Олег не удержался и снова позвонил Миле, сказавшей, что только что хотела сама позвонить. Их разговор снова затянулся. Он слышал, как девочка настойчиво спрашивала у Милы, с кем она так долго разговаривает. Было два часа ночи, когда Олег позвонил матери и сказал, что скоро женится. Женщина со сна долго не могла понять, правду ли ей говорит любимый единственный сын. Каждый вечер Олег звонил Миле и никак не мог с ней наговориться. Условились, что Мила, как только продаст свою квартиру, немедленно приедет с дочкой навсегда к Олегу. Она о своём решении предупредила бывшего мужа, который известие принял очень болезненно.

Через несколько дней Мила сообщила, что приходил муж, который был категорически против её отъезда, так как не сможет видеться с любимой дочкой, когда захочет. Муж был изрядно выпивший, просил разрешить остаться переночевать. Мила с трудом выпроводила его домой. Уходя, муж признался, что его новая жена оказалась женщиной с претензиями и большими нескончаемыми запросами. Он устал их выполнять вместе с родителями. Готов вернуться к Миле, попросив на коленях у неё прощения.

Если она всё-таки надумает уехать, он сделает вместе с отцом, имеющему большие многочисленные связи, всё, чтобы она не смогла это сделать. К тому же они найдут способ, чтобы лишить её родительских прав. Как честный человек, Мила сказала, что она любит другого человека, и что их дороги навсегда и безвозвратно разошлись. Муж небрежно похлопал её по плечу и слегка заплетающимся языком сказал, что она ещё не раз пожалеет о сказанном. Громко хлопнув дверью, на непослушных ногах стал спускаться по лестнице подъезда.

Последний раз Мила сообщила, что она взяла расчёт на работе, готовит вещи для отправки багажом, квартиру продала. Переедет буквально на несколько дней к родителям, у которых нет домашнего телефона, но она будет звонить с городского телеграфа. Больше Мила не звонила. Олег не знал, что думать. Что могло случиться такое, что не даёт возможности Миле ему сообщить о себе. Порой в голову лезли нехорошие мысли, от которых становилось страшно. А вдруг неожиданно погибла, а родители не знают его телефон. Имеющий большой жизненный опыт, Олег чувствовал, что случилось что-то непоправимое.

Он решил немедленно в счёт отпуска выехать в город, где жила Мила. Принял меры, чтобы зарезервировать на всякий случай себе помощь. Его друг, будучи начальником специальной службы милиции, позвонил своему однокашнику по учебному заведению, возглавляющему такую же службу в городе Милы, и попросил оказать Олегу всяческую помощь. Олег договорился с известным адвокатом области, с которым был хорошо знаком, что тот при необходимости окажет юридическую помощь.

Ночью Олег выехал на своей старенькой «копейке». После обеда он был у квартиры Милы, которая оказалась закрытой. Соседи, вышедшие на звонки, опустив глаза, или отводя их в сторону, говорили незнакомцу, интересующемуся судьбой Милы, что им ничего о ней не известно. Проговорив эти слова скороговоркой, спешили скрыться за дверью. Хорошо, что на рабочем месте застал бывшего начальника Милы. Тот ему с дрожью в голосе заявил, что Мила арестована за хранение в большом количестве каких-то сильнодействующих наркотиков, чему лично он нисколько не верит. Подробностей не знает. Якобы они были обнаружены в багажнике старенького «Мерседеса», который ей достался при разделе имущества с бывшим мужем.

Утром следующего дня Олег был в кабинете начальника следственного отдела, в котором проводилось расследование в отношении, как оказалось, наркоманки Милы. Начальник был добрым, порядочным мужиком, который с нескрываемым интересом выслушал интересную историю любви Олега и Милы. Рассказал подробности задержания Милы. На дороге её остановили сотрудники отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. С ними было двое понятых. В их присутствии сотрудники милиции, обыскав всю машину, управляемую Милой, в багажнике, под половичком, обнаружили пакетик с героином, с весом, потянувшим на крупный размер, что влечёт серьёзное наказание в виде лишения свободы, в течение которого Мила успеет состариться.

Как только материал поступил к начальнику следственного отдела, к нему явился старший следователь Соломон Львович, проводящий расследование по хозяйственным преступлениям, который попросил поручить ему расследование по данному факту. Начальник, знавший загруженность следователей, проводящих расследование по делам данной категории, только обрадовался такой инициативе. Через три дня после задержания, Соломоном Львовичем Мила была арестована на время проведения досудебного расследования.

Начальник следственного отдела вместе с Олегом поехал в КПЗ, где устроил ему короткую встречу с Милой. Сам корректно вышел из комнаты свиданий. Мила, увидев Олега, припала к его груди и горько заплакала. Сквозь жалобные рыдания Олег понял то, о чём сам стал догадываться, что это была жестокая месть со стороны бывшего мужа Милы. Всё говорилось против неё. Велась киносъёмка обнаружения у неё в машине наркотиков. Когда она переехала к родителям, то машину оставляла во дворе дома, чем и воспользовались злые люди, подбросив наркотики. Милу особенно удручало, что бывший муж подал в суд иск, чтобы Милу, как неисправимую наркоманку, лишили родительских прав. Сейчас девочка находится в детдоме. Олег поклялся сделать всё, чтобы Милу вырвать из лап беззакония.

Зашёл Олег и к Соломону Львовичу, который не пожал пожать протянутую ему руку, сказав с извинениями, что за руку здоровается только с честными, как он, друзьями. С язвительной ухмылкой заявил, что от начальника узнал, что наркоманку приехал спасать её любовник, пытающийся использовать служебное положение сотрудника доблестной милиции, в которой ещё служат разные тёмные личности. Следствие по делу, не представляющей никакой сложности, окончено. После составления обвинительного заключения оно будет направлено в суд. Никому, кто попытается вытащить красивую обвиняемую из засосавшего её наркотического болота, это сделать не удастся, если даже сексуально возбуждённый защитник носит погоны офицера милиции.

Соломон Львович, красуясь своим красноречием, явно издевался над Олегом. А он спокойно поднялся со стула, через стол наклонился к уху Соломона Львовича, громким шёпотом послав его на три буквы. Потом ловко двумя пальцами схватил за ухо, крутанул его от души, с силой опустив лицо насмешника на стол, отчего раздался громкий стук, а из горла вырвался сдавленный страхом крик, не на шутку испугавшегося следователя: «Бандит!»

Подойдя к дверям, Олег уставился глазами с блеском стали в перепуганную физиономию Соломона Львовича и спокойно, чеканя каждое слово проговорил: «Шкура! Клянусь, что скоро поганить органы милиции не будешь. И вынужден будешь отдать бабки, которые по-жлобски хватанул».

Олег до следствия несколько лет неплохо поработал на оперативной работе. К тому же у него, кроме юрфака университета, было окончание специального оперативного учебного заведения. Он отлично понимал, что своим приездом разворошил осиное гнездо. Соучастники сделки обязательно будут встречаться, чтобы разработать план дальнейших совместных действий. Для фиксации этих встреч нужны были специалисты и специальная техника. О всём произошедшем Олег с мельчайшими подробностями рассказал начальнику специальной службы. Тот очень заинтересовался такой информацией, сказав, что на Соломона Львовича к ним уже поступали негативные сведения. Заверил, что через пол месяц, когда уже дело будет в суде, его сотрудники добудут компрматералы в отношении всех интересующих их лиц.

На помощь Олегу приехал защитник, который ознакомившись с материалами дела, твёрдо заявил, что для него есть хорошая работа, чтобы проявить свои способности в суде. С его слов Соломон Львович в своём рвении кому-то угодить очень перестарался, допустив много грубых нарушений уголовно-процессуального законодательства.

Через десять дней начальник спецслужбы выложил перед Олегом на стол пачку фотографий и записи телефонных переговоров и личных разговоров соучастников грязной сделки. Олега особенно заинтересовал разговор между бывшим мужем Милы и Соломоном Львовичем, который к нему примчался, сказав, что из-за изменившихся обстоятельств боится посылать дело в суд. Когда ему напомнили о полученной сумме, он поник и умолк. Не остались без внимания спецслужб сотрудники отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, подбросивших в машину Милы героин; их прикормленные, постоянные, натасканные понятые, и даже отец бывшего мужа Милы.

На другой день Олег был у судьи, который дело в отношении Милы принял к своему производству. Он перед судьёй веером выложил фотографии встречи его и отца бывшего мужа Милы. К фотографиям присовокупил запись их беседы. Судья, покрываясь бледностью мертвеца, бессмысленно перебирал фотографии, которые постоянно выпадали из его дрожащих рук. И тут заговорил Олег: «Гнида! У тебя один выход. Немедленно заяви о самоотводе по слушанию проданного дела, иначе…»

Он не договорил, когда судья безвольно опустил голову на руки и зарыдал. Всхлипывая и вытирая рукавом обильно льющиеся слёзы с хрипом в севшем голосе стал умолять Олега пощадить его и дать возможность дослужить до пенсии, до которой рукой подать. Ни слова не говоря, Олег вышел из неприятного для него кабинета, хлопнув дверью так, что в громадных окнах мелко задрожали стёкла.

Дело слушал другой судья-жещина, имеющая большой судейский опыт. Адвокат был в ударе. Все допущенные следователем грубые нарушения законодательства разложил по полочкам. Продемонстрировал только часть документов, добытых спецслужбами. Умело допрошенные судьёй записные понятые, которые в таком качестве выступали по многим уголовным делам, раскололись и с головой продали оперативников, кто их постоянно подкармливал.

Судьёй были возбуждены уголовные дела против лиц, совершивших противоправные уголовно-наказуемые действия. В отношении некоторых должностных лиц материалы были выделены в отдельное производство и направлены в прокуратуру для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Мила в зале суда была освобождена из-под стражи с оправдательным приговором, так как судебным расследованием было установлено, что она не совершала никакого преступления, что дело против неё за кругленькую сумму было поспешно и грубо сфабриковано.

Олег с наслаждением гнал свою «копейку». Рядом с ним сидела, не переставая улыбаться побледневшая без свежего воздуха в КПЗ, счастливая и жизнерадостная Мила, ни разу не глянувшая на быстро убегающую куда-то вдаль дорогу и мелькающие километровые столбики. Она не спускала влюблённых глаз с человека, который сдержал слово мужчины и не дал победить злу. Спящая на заднем сиденье дочь Милы, неожиданно проснулась, сладко подтянулась и с детской непосредственностью спросила: «Дядя Олег, а вы будете любить мою маму? Она у меня очень хорошая. Вы не пожалеете, что её полюбили». Олег на мгновение оторвав взгляд от дороги, быстро повернулся к умненькой девочке, и, сверкнув ставшими спокойными, добрыми серыми глазами, быстро, но чётко ответил: «Буду так же, как и тебя».

Дома у ворот Олега с самого утра стояла его мать, приставив ладонь ко лбу и внимательно всматриваясь в проезжающие легковые машины. Олег, выезжая домой, позвонил матери и прокричал в трубку только одну фразу: «Мамочка дорогая! Везу тебе жену и внучку!» Прежде чем положить трубку, он успел услышать материнское слово: «Господи! Спасибо! Услышал мои молитвы».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым в годы Великой Отечественной

«Деды»

Игорь НОСКОВ

Целительница

Игорь НОСКОВ