Крымское Эхо
Архив

Огласите весь список, пожалуйста!

Огласите весь список, пожалуйста!

Вот вам и реклама накануне курортного сезона! Пока керченский мэр отдыхал от трудов праведных со своими верными соратниками в так полюбившейся ему Германии, сорока на хвосте принесла новость, которая для самих горожан давно и не новость вовсе: Керчь признана худшим для жизни городом страны.

По этому поводу можно изгаляться, ёрничать, тыкать пальцем в главного виновника полного и безоговорочного поражения, но только представьте, насколько больно и обидно слышать это керчанам – не важно, коренным или долгие годы живущим здесь, поднимавшим разрушенную до основания Керчь после войны, отстроившим ее заново, сохранившим ее историческую целостность и неповторимую провинциальную красоту, гордящимся малой родиной, ее памятниками, уникальным морским богатством, вкусной рыбой, связанными с ней пуповиной талантливыми людьми и просто любящим ее, потому что здесь мама с папой, незабываемое детство и родные могилы

Каково это услышать о своем родном городе жителям, единодушно признанным всеми когда-либо бывавшими в Керчи самыми сердечными, открытыми, доброжелательными и расположенными к приезжим людьми?

Вот это генетическое добродушие и подкузьмило керчанам, доверившимся пришлому чужаку. Им казалось, что всех остальных, рвавшихся после гибели Александра Сафонцева поруководить Керчью, они знают как облупленных и считают недостойными их высокого доверия, а этот новичок, сумевший выжать из возглавляемого им хлебокомбината все неиспользовавшиеся доселе мощности, сможет добиться такого результата и будучи мэром. И тут не просчитались: выжал из города всё, как сок из предварительно проваренного лимона.

А вы считаете, мэр Керчи зря рвется вон из города? Будь здесь всё в такой шоколадной глазури, которой он поливает уши населения, сидел бы здесь до конца жизни. А что? Море, солнце, всё под рукой и все под колпаком – чего еще желать на старости лет? Но нет, всё норовит из нагретого кресла выпрыгнуть, оставив без своего попечения особый народ — керчан с наследством в виде разрухи имени четырежды избираемого ими мэра. Сколько бы субботников не устраивали в Керчи по средам, а на ее улицах, разве что за исключением показательно благоустроенных для экспонирования почетным гостям, чудовищная грязь, разбитые тротуары, похожие на кашу дворы, лужи по щиколотку, битое стекло, бутылки, бумажные и полиэтиленовые пакеты что на загаженных, годами не убираемых пляжах, что на кладбищах, автомобильные трассы, на которых водители выписывают кренделя почище цирковых.

Такой особенный город упал нынешнему мэру в руки, из которого по уму можно было за четырнадцать лет сделать если не картинку, то добротный набросок к ней — а он освоил его территорию только личной приватизацией, после чего ни один здравомыслящий человек, разве что только кровный наследник, не пожелает себе руководства им. При этом он не оставляет надежды сделаться мэром курортного города. Без централизованного водоснабжения приморских районов, без досуговой инфраструктуры, с плохо организованным транспортным сообщением и полным отсутствием креативных начинаний по этой части.

Такого закрытого и непубличного мэра Керчь еще не знала. Мне могут возразить: как же, каждый месяц вещает в прямом якобы эфире, ведет приемы граждан, раз в год отчитывается о проделанной работе в каждом районе. Но это всё филькина грамота. Вопросы «прямых эфиров» тщательно просеиваются и кусачие туда не попадают, чтобы не раздражать мэрскую светлость. Так же и с личными приемами: отсеиваются на подступах к телу. Уже и самые легковерные, пытавшиеся пробиться сквозь частокол зуммера «занято» к мэру, поняли, это всё без толку. То ли дело его предшественники, до начала рабочего дня и после его окончания без секретарей, референтов, помощников и многочисленной своры советников поднимавшие трубку прямого телефона, номер которого знал весь город, и напрямую общавшиеся с жителями! И не надо было ждать никакого прямого эфира, чтобы начальник Керчи помог и по-человечески, не перебивая, выслушал. Сколько дерьма вылили после смерти на того же Сафонцева, а он, выходит, был рубахой-парнем, что особо заметно на фоне чинуши-барина.

Теперь все керчане могут убедиться, что всё, нажитое городу непосильными трудами мэра, – сплошной обман и надувательство. Мэр гордится реконструкцией нескольких центральных улиц, поет дифирамбы пилотным проектам благоустройства микрорайонов собственного авторства и не устает сравнивать свои достижения с ситуацией 1998 года, когда в стране не платили зарплаты, пенсии, керчане жили сутками без света, в холоде, продавая за бесценок квартиры, роясь в мусорках, массово покидали город.

Для него 1998-й – всё одно, что для советских историков 1913-й, привычно утверждавших, что при царе жилось хуже, чем в очередях и коммуналках. Излюбленный прием демагогов, в котором градоначальник Керчи преуспел, как школьный отличник. То, что сейчас бюджетники не устраивают забастовок из-за невыплаченной зарплаты, пенсионеры получают свой паек стабильно, свет отключают в исключительных случаях, а тепло ожило в городе после перевода котельных на газ, то в этом личных заслуг керченского мэра ноль целых ноль десятых.

Я понимаю, этим еще мог гордиться покойный мэр Феодосии Владимир Шайдеров, который от того же газопровода Джанкой – Феодосия – Керчь сумел за несколько лет газифицировать весь город. В Керчи, мэр которой гордится, что он газифицировал город, который без него, великого и всемогущего, жил без газа, страшно подумать, двадцать шесть веков (!), переплюнул самого царя Митридата. И это его прихвостни сумели однажды увековечить на картинке одного из изданных для поддержания его реноме календарей, на котором нынешний градоначальник возвышался над царем Митридатом. А чтоб не забыли, присно и во веки веков помнили увековечившие его бессмертные дела по преобразованию города классической южнорусской архитектуры с классическими же южноморскими деревьями в выстроенный по его безумному вкусу обитателя люмпенизированного рабочего городка, дорвавшегося до югославской люстры и румынской мебели, новодел, нацепил, где можно, по городу – в сквере, на площади, на стенах домов — таблички со своими именем-фамилией.

А как же живется за ретушированными фасадами керчанам? Сказать по правде, паршиво. Дорого, неуютно, некомфортно, душно. Самое ужасное – из города уезжает молодежь, а значит, ни о каком приросте рождаемости речи быть не может. Впечатление такое, что из молодежи в Керчи остались выбившиеся в люди усилиями блатной родни или тупо спивающиеся от отсутствия нормальной работы и досуга. И дети, настраиваемые родителями и наставляемые учителями, растут в надежде свалить из родного города к чертям подальше, чтобы не повторить печальной судьбы оставшихся здесь по глупости.

Что они видят в Керчи? Летом, ладно, море, а в остальное время года податься некуда: из внешкольных структур оставили те, без которых управлению образованию просто ни в жизнь не отчитаться перед министерством. На таком же уровне и культура, которой вдобавок командуют Огурцовы новой формации. Власть города, который сам по себе памятник истории, где штык лопаты в огороде может наткнуться на черепок древней амфоры, до недавнего времени с гордостью экспонировала в историко-культурном заповеднике мундир ряженого в высокий казачий чин мэра. Это во Франции музеи – историческое достояние, а в Керчи везде бутики, кафе-бары-рестораны-пиццерии, будто это и есть настоящее лицо города.

Люди с мозгами и руками не видят в Керчи для себя перспективы: нет работы, социальный лифт возносит вверх отметившихся преданностью, молчанием, соглашательством. Высокие по местным масштабам должности занимают люди, которых в советское время не пустили бы на порог даже с дюжиной партбилетов. Речь не об интеллекте, образованности, культуре – эти понятия им далеко параллельны. Профессионализм местных чиновников и руководителей измеряется мастерством выколачивания средств из тех, кто ниже власти, умением правильно делить городское имущество и молча кивать. Список депутатов городского совета – генеалогическое древо семьи мэра и его приближенных с редким вкраплением в него преданно смотрящих в рот «первому руководителю города» директоров школ, добровольно вставших в позу «зю» предпринимателей и руководителей предприятий, превратившихся из уважаемых людей в презираемые.

Несколько лет назад в каком-то очередном рейтинге мэра Керчи вместе с главой еще одного такого же украинского «Парижа», Боярки, признали лучшим градоначальником. А теперь вопрос на засыпку: как лучший мэр может командовать худшим городом? Всё равно, что признанному военачальнику проиграть в уличную войнушку пацанам.

После такого громкого позора керчане в очередной раз надеются, что уж после такого разгромного счета в столице наконец обратят внимание на город, которым чуть ли не полтора десятка лет командует почетный орденоносец, доведший его до ручки. Не надо мэра со всеми его регалиями снимать или тем паче судить. Керчане не кровожадны – их вполне удовлетворит перемещение мэра в нардепы, может, кто вообще готов пожертвовать на часть стоимости депутатского мандата. Если его в очередной раз прокатят с депутатством, придется вводить новый геральдический знак «Вечный мэр» и добровольно опускаться с последнего места в рейтинге развития городов Украины ниже уровня канализации. Может, кого и удивит единодушие с выводами какого-то там рейтинга коренной керчанки, но, как заметил один очень неглупый человек, «патриотизм не запрещает называть г…о своим именем».

 

Рисунок вверху —
с сайта publiciti.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Безработный гений из Советского

Борис ВАСИЛЬЕВ

Читаем вместе крымскую прессу. 5 августа

Борис ВАСИЛЬЕВ

Симферопольский правоохранитель попался в Севастополе