Крымское Эхо
Архив

Очиститься от майданной скверны

Очиститься от майданной скверны

ПИСЬМО ЕВГЕНИЮ ГРИШКОВЦУ

Уважаемый Евгений,

Послушав в программе Н.С. Михалкова Ваше письмо-эссе по поводу событий на Украине, поначалу чрезвычайно обрадовался: «Ай да молодец, Гришковец! Эк он про Трупчи… пардон, про Турчинова-то, а?» Послушав же Ваше письмо повторно, я несколько приуныл. Чему это я, собственно говоря, так обрадовался? Ну, назвали Вы Турчинова «рожей», ну, выкинули из телефона номер Вашего знакомого одесского негодяя. И только-то? Не слишком ли поздно к Вам пришло Ваше прозрение? Из Вашего эссе явствует, что Вы бывали на Майдане – и все происходившее там Вас, как я понимаю, весьма радовало. Я тоже там был. Только вот меня, почему-то, хоть я не прославленный драматург и не прекрасный актер (как Вы), увиденное там ужаснуло.

Ужаснуло до глубины души, хотя я там был еще в самом начале развития этих зверских событий, задолго да февраля 2014 и уж тем более задолго до 2 мая.

«Как много талантливого, остроумного и даже изящного было на Майдане», — пишите Вы. Это где Вы – тонкий и проникновенный автор – увидели там «талантливое, остроумное и изящное», интересно мне? Вот я лично увидел там лишь искаженные звериной ненавистью к России бандеровско-петлюровские рыла, как будто выплывшие из дешевой оперы прошлого века – или из бессмертной «Белой Гвардии».

Вы что, не заметили там мата-перемата настенных граффити, обещаний повесить, растерзать, растоптать Януковича и его сторонников? Неонацистской символики «свободовцев»? Вы пишете, что видели там «прекрасные, талантливые лица». Скажите, а тошнотворных кабаньих рож Турчинова, Клычко и Тягнибока Вы там не замечали? Они ж ведь были там, на Майдане, ежедневно, ежеминутно, не с 21 февраля и не со 2 мая, а с самого начала этого «демократического» кошмара.

К великому сожалению, на Майдане также оказались мои – уже, конечно, бывшие – друзья. Бывшие интеллигенты, бывшие историки, бывшие homo sapiens, утратившие всякое понятие о чести, совести, либеральности и человечности, вступившие на тропу майданной ненависти к России, русским и всем, кто хочет говорить на русском языке и носить георгиевскую ленточку. Я до глубины души ужаснулся, увидев их некогда столь милые мне лица, искаженные гримасой звериной злобы по отношении ко мне и к России. Повторюсь, это все случилось задолго до 2 мая.

И что это у Вас за друзья такие в Одессе? Как Вы там о нем пишете, «большой и очень сильный, добрый». Знаете, среди десятков моих украинских знакомых есть самые разные люди, включая даже бывших уголовников, но нет ни одного, кто мог бы пойти избивать и жечь людей только за то, что они хотят жить в России и носить георгиевские ленты. Ой ли, а вправду ли он был такой «большой и очень сильный, добрый», как Вы пишете? Мне лично как-то с трудом верится в то, что изначально «добрый» человек может в одночасье превратиться в такого кровавого зверя.

Вы пишите, что Вам показывали «коменданта Майдана» и рассказывали, «какой он сильный, разумный и мудрый человек». И Вы им – этим майданным зверям – наивно поверили? Персонал Освенцима тоже Вам с уважением показали бы Гесса и рассказали о том, какой он «сильный, разумный и мудрый». Этот человек, с говорящей фамилией Парубий, несет ответственность за все, что происходило на Майдане – за ежедневные избиения инакомыслящих, за появление зверей в масках, за эскалацию русофобии и фашизацию Киева, за популяризацию там «Правого сектора» – и, наконец, за февральского снайпера и за карательную операцию на Юго-Востоке. И таки да, он тоже в ответе за Одесскую Хатынь.

Почему же Вы только сейчас стали говорить обо всем этом? Лично я делал все, что мог, чтобы предотвратить события 2-го мая еще с декабря 2013-го. Я звонил, писал, кричал, ссорился, даже истерил – только лишь для того, чтобы люди реально поняли, какой ужас идет на Украину. Увы, мой голос, голос скромного преподавателя университета, был услышан лишь десятками, сотнями, тысячами.

Ваш же – громкий и честный – был бы слышен миллионам. С Вас – знаменитого, умного и талантливого – и спрос особый. Если бы Вы, с Вашей репутацией и известностью, уже тогда, в январе-феврале 2014-го, когда, по-моему, всем мыслящим людям уже стало ясно, в какую кровавую пропасть стала катится Украина – о, если бы Вы уже тогда начали говорить, кричать и писать об этом!.. Кто знает, в этом случае, быть может, у одной из этих одесских девочек (наверняка, кстати, поклонниц Вашего таланта), вспомнив о Ваших словах, дрогнула бы рука, и она не смогла бы до конца наполнить бутылку гибельной смесью, от которой погибло столько безвинных людей Одессы.

Знаете, я вот недавно читал в архиве военные воспоминания Вашего тезки, Евгения Гопштейна. Так вот, в июле 41-го он – кстати, так же, как и Вы, умнейший либерал – с гневом писал об эвакуации еврейского населения из Симферополя и недоумевал, зачем этот зверский советский режим вывозит их за пределы Крыма. «Прозрел» он лишь в декабре того же года, когда айнзатцгруппы стали тысячами вывозить евреев города на 10-й километр Феодосийского шоссе, а сам он вынужден был спрятаться у соседа в подвале, где и просидел до освобождения Крыма весной 1944-го.

Только вот вывезенные на 10-й километр евреи лежат там до сих пор.

Так вот, мой вопрос к Вам, Евгений: Почему Вам, толерантным российским либералам, обязательно нужна Хатынь, чтобы прозреть? Неважно какая — Белорусская или Одесская. Неужели же Вам – тонкому и умному человеку – нельзя было разобраться в ситуации ранее? В феврале 2014-го? В декабре 2013-го? В декабре 2004-го, во время Первого Майдана?

Евгения Гопштейна с его иллюзиями по поводу «демократичных немцев» еще можно оправдать: в то время не было ни интернета, ни телевидения, а советским газетам верить было нельзя. У Вас таких оправданий нет: в Вашем распоряжении были ВСЕ доступные средства информации, из которых Вы могли почерпнуть необходимые сведения – и сделать соответствующие выводы задолго до 2 мая.

Я Вам скажу, когда я впервые понял, что с Украиной творится неладное. Впервые я понял это в середине 90-х, когда, едучи в плацкартном вагоне во Львов, с ужасом услышал, как пожилой проводник с гордостью рассказывает собравшимся вокруг него западенцам о своем отце-бандеровце, о том, какой он был красивой – с автоматом и в эсэсовской униформе. А когда он упомянул о дивизии «СС-Галичина», по лицам собравшихся побежали умильные улыбки, как будто упомянули имя какого-то давно забытого, но любимого родственника. А рядом сидели маленькие украинские детки и внимательно слушали…

Сейчас эти детки – уже вполне оформившиеся фашисты и члены «правых секторов» и «белых молотов». Не удивлюсь, если узнаю, что кто-то из них принимал участие в событиях 2-го мая.

Так вот, уже тогда я понял, что сердца людей Украины – в особенности западной ее части – разъедает проказа ненависти и ксенофобии. Посещая Украину почти каждый год, я с ужасом видел, как эта черная гниль все разрастается, проникая и в сердца некогда добрых и приветливых киевлян.

А зимой 2004-го эта гниль уже выплеснулась через край. Приехав во время «оранжевой революции» во Львов, я с ужасом увидел, что на стенах этого прекрасного и красивого города появились десятки – если не сотни и тысячи – грязных и скотских русофобских, антисемитских, антиармянских (да-да!) и неофашистких граффити. А ведь раньше – до Первого Майдана – там этого почти не было!

Приехав в Киев в декабре 2013-го, я понял, что теперь проказа проела и этот некогда чудесный и свободный город. Бандеровщина и откровенный нацизм пустили свои корни среди зеленых бульваров «матери городов русских». Я не поехал тогда в Одессу – родной город моего деда, полковника, артиллериста, разведчика, окончившего, кстати, там украинскую школу и идеально говорившего не только на классическом полтавском, но и на галицийском диалекте.

Искренне надеюсь, что там, в раю, где ему уготовано место среди других героев Великой Отечественной, он не знает о том, что в его родной город пришли идейные – да и физические – потомки тех, против кого он сражался в 45-м. Пришли для того, чтобы вновь жечь наших героев-антифашистов.

Это хорошо, что Вы, наконец, прозрели, Евгений. Лучше поздно, чем никогда. Но если Вы думаете, что Вам удастся очиститься от майданной скверны, удалив из Вашего телефона номер Вашего фашистского друга и написав эссе для программы Михалкова, Вы ошибаетесь.

Мой Вам совет (если Вы хотите, чтобы я поверил в Ваше прозрение): при встрече не здоровайтесь с Вашими знакомыми, поддержавшими майданное зверство. Навеки вычеркните их из Ваших друзей, ибо негоже интеллигентному человеку водить компанию с тем, кто готов жечь людей или оправдать тех, кто это делает.

Увидев искаженную гримасой ненависти к России рожу очередного Турчинова / Новодворской / Тягнибока / Шендеровича – закричите! Закричите на всю страну о том, что эта рожа – за деньги госдепа / Фонда Аденауэра / Евросоюза – готовится погрузить нашу с Вами страну в братоубийственную бойню. Только тогда я – и миллионы Ваших почитателей – поверим в Ваше искреннее прозрение и раскаяние.

Только тогда и никак не раньше.

 

С уважением,
bскренний поклонник Вашего драматургического и актерского творчества,

Михаил Кизилов, историк (Симферополь)

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украина только «между строк»

.

Вся жизнь — театр?

«Уездный город» учил крымчан юмору