Крымское Эхо
Архив

Объюбилеили…

Объюбилеили…

Звучит, конечно, кощунственно, но смерть Василия Джарты кое-кто из приближенных мэра Керчи Олега Осадчего называет лучшим подарком на его шестидесятилетие и очередным везением. Для тех, кто слышал разговоры о повышении провинциального градоначальника до уровня премьер-министра автономии, это едва ли не доказательство правдивости слуха, разнесшегося по Керчи накануне круглой даты. Кто уже в нашей стране не горел желанием заполучить влиятельного, как назвали Осадчего в одном из украинских изданий, провинциального мэра себе в начальники — мест на карте Украины не осталось. Буквально недавно ему прочили губернаторство в депрессивном регионе, теперь вот ближайшая челядь «первого руководителя Керчи» мостит его в кресло главы правительства Крыма.

«Я памятник себе…» на тротуаре

Объюбилеили...
Воистину, при таких друзьях, называемых командой Осадчего, и врагов не надо. Этот слух выставляет керченского мэра глупцом, коим он на самом деле никогда не был. Уж лучше него никто не понимает, что выборная, как у него, должность городского головы гарантирует ему куда больше неприкосновенности и сохранения во власти, чем любое президентское назначение. За примерами и ходить далеко не надо: давнему недругу Олега Осадчего Анатолию Гриценко полной мерой воздалось привилегий высокого доверия.

Излюбленная политика интриг, в которой мэрская команда поднаторела, как ни в одной другой форме работы, нацелена на то, чтобы керченские холопы забились от ужаса, что их лишат такого замечательного градоначальника. Однако сей слух, источник которого крепко засел в керченском «Кремле», схлестнулся с другим, очень популярным среди горожан: о новом мэре — сыне президента, которого прочат на Керчь со времени последних выборов. Керчане пока не определились, которого — Виктора или Александра, но слух этот возникает и исчезает волнообразно, как только возобновляются разговоры о строительстве моста.

Якобы действующего градоначальника предупредили, что он «сидит на» Керчи до той поры, пока не откроются финансовые шлюзы, карманы под которые подставят доверенные люди президента. В вариантах «трудоустройства» своего мэра у керчан недостатка никогда не было. Не впервой по просторам приморской степи гулять слуху о походе городского головы в народные депутаты Украины, однако людям, называемым кандидатами в преемники, можно посочувствовать: не тот человек Осадчий, чтобы упускать бразды правления в городе, где всё принадлежит ему. В конце концов, в начале своей чиновничьей карьеры он прекрасно и не один год руководил Керчью, оставаясь почетным директором местного хлебокомбината. Если на его груди появится депутатский значок, то ключ от города все равно останется в кармане его костюма. Но и этой радости хватило бы многим керчанам, готовым скостить мэру причиненные им обиды, лишь бы он поскорее убрался из города. Пусть восседает себе в президиумах, председательствует в верхах, якшается с випами и не вылезает из-за границы.

Определенно, ответственные за информационную политику в Керчи люди далеко не всегда знают, что об их шефе думают в народе — на улицах, в магазинах, в транспорте, потому что рассчитывают на дебилизм подопытного населения. И зря. Судя по неудачным ответам на вопросы керчан в ежемесячно транслируемых «прямых эфирах», видно, что Осадчему порой достается искаженная информационная картина Керчи, откровенный лубок и развесистая клюква. Вроде как он сидит в своем барском кабинете, рядом с которым президентский не выглядит более дорогим и солидным, и играет городом. Невозможно представить, чтобы мэр стоял в толпе горожан, совершенно ничем не отличаясь от остальных: без телохранителей, без свиты чиновников с важными лицами — чтобы он был просто частицей этого города. Он отрезан от своих избирателей охранниками, которые держат над ним зонт, достают из кармана своих брюк ключ от ворот мэрского особняка, указывают журналистам их место.

А народ в городе тем временем чертыхается. Не весь. Но все больше.

И не потому, что растущее негативное отношение является проявлением естественной нелюбви к начальству, Нет, в большинстве случаев это естественная человеческая реакция на многолетнюю бульдозерную политику Осадчего. Понятно, что пиарщики градоначальника взовьются, встанут на дыбы и пойдут грудью на любого, кто лишь посмеет думать так же, потрясая в ответ процентами оказанного доверия горожан. Известно, откуда они взялись, потому что тех, кто не видит альтернативы Осадчему в Керчи, все же стало существенно меньше, чем в начале его мэрской карьеры. Иначе не нужно было бы так стараться с организацией «народной поддержки». Что ни говорите, а время идет, и верные мэру бабушки все чаще бьют себя по руке, опустившей бюллетень с отмеченной фамилией Осадчего.

Хотя в противовес им в городе найдется ничуть не меньше тех, кого устраивает действующий градоначальник, кто очень и очень дорожит налаженными с ним отношениями и имеющейся стабильностью. Может, они не вполне по-человечески искренни, но действуют расчетливо и в полной уверенности, что Осадчий извернется из любой ситуации, уживется с любой властью, а при нынешней его позиции незыблемы. А местной оппозиции, которая никак не вырастит в своих рядах настоящего лидера, а только петушится без толку, и вовсе кукиш с маслом покажет. За тринадцать лет Осадчему приходилось многократно противостоять противникам, но ему удалось зачистить официальное пространство местной власти и либо купить «выступливых» своими милостями, либо превратить их в убогую декорацию.

Незаменимых и вечных мэров не бывает, но, видимо, Керчи предстоит опровергнуть это. «Наше навсегда» Олег Владимирович Осадчий не настолько наивен, чтобы предстать жертвой самообмана. Он знает, что Керчь не поголовно любит и дорожит им. От его часто безграмотной речи воротит образованную публику, его внешний вид вызывает усмешку у простоватых керчан. Но мэр, деятельности которого на заре карьеры придумали удачное словесное сопровождение «Убеждать делом!», точно следует заданным курсом, уверяя керчан, что он постоянно и неустанно работает на них, не упускает достигнутого и старается подняться хотя бы еще на одну ступеньку выше.

Осадчему в напористости и умении работать не откажешь, А также в эстетстве, приверженность которого превратила город древнейших бесценных памятников истории и культуры в безвкусный и бездарный пантеон. В последнее время он все больше начинает походить на мэра-шамана, который «заговаривает» проблемы города, не решая вопросов конкретно. Если бы протекающие крыши латались его обещаниями, подвалы осушались распоряжениями, водовод ремонтировался нагоняями подчиненным, Осадчий был бы лучшим мэром не в договорных рейтингах. Но у него всегда наготове экономические факторы, которые не смог бы держать под контролем и сам Господь Бог: кризис, «оранжевые», плохое отношение правительства Крыма, недоработки советской власти, дефицит госбюджета и масса других столь же объективных обстоятельств.

Иной раз делается стыдно, что этим отговаривается от конкретных результатов градоначальник, находящийся у власти второй десяток лет. Какие-то обрывки жалких цифр: немножко бюджета, чуток НДС, что-то про ремонт дорог, мутные достижения в области благоустройства и реконструкции. И все ради того, чтобы называться самым эффективным мэром за всю 26-вековую историю Керчи.

Мэрские лизоблюды не устают убеждать Осадчего, что он пришел на Керчь с вселенской миссией. И он настолько вжился в образ особенного, избранного от рождения, что поверил в это и позволяет себе быть то по-отечески снисходительным, то царственно высокомерным, то барски великодушным, то по-варварски грубым. Прислуживающие престолу градоначальника всласть потешили его дорогими подарками и медовыми речами. Расстарались в день юбилея и СМИ: аллилуйя и «датский» фильм создали законченный образ «первого руководителя города», его «полевого генерала» и «генератора идей». С первых строк и первых кадров дежавю: СССР с его культом личности материализовался в Керчи. Но, оказалось, нет. Корея и Китай в одном флаконе: вечный мэр, любимый руководитель, великий кормчий.

Никогда не скрывала, что на заре карьеры Осадчего-мэра написала заказной материал для издававшейся в те годы журнальной серии «Кто есть кто в Крыму», за который мне и сегодня ничуть не стыдно. При всех издержках личности Олега Владимировича это был совершенно другой Осадчий. Проще, доступнее, человечнее, более открытый и искренний в своих симпатиях и антипатиях, похожий на жадно впитывающего в себя эстетические атрибуты власти мужика и, конечно, до смерти не залюбленный подхалимами, которые при первом намеке на опалу мэра его с легкостью предадут ради собственного благополучия.

 

Фото автора

 

 

Фото вверху —
с сайта divoshop.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым как реальность (ВИДЕО)

Защитникам Крыма вручены медали

.

К народу надо пролезать через любую дырочку