Крымское Эхо
Архив

Обратная сторона медали украинской военной доктрины

Обратная сторона медали украинской военной доктрины

 

«Крымское Эхо» уже писало, что на исходе прошлой недели украинский гарант подписал Указ № 389/2012 «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 8 июня 2012 года «О новой Стратегии национальной безопасности». Событие это для любого государства очень важное.
Для начала предлагаю в целом разобраться, а что же такое вообще военная доктрина, ведь такие термины как «оборонная безопасность» — более широкое понятие, чем «военная безопасность». Она обеспечивается усилиями всей страны с учётом не только военных, но и экономических, информационных и других факторов. Говоря доступным языком, без военной терминологии, военная доктрина представляет собой идейный стержень всей военно-политической деятельности государства как одного из направлений общей политики государства, политических партий, общественных организаций и институтов.

Таким образом, военная доктрина затрагивает интересы всех без исключения государственных структур, всего общества и всех граждан в целом, а значит, и нас с вами. Теперь, думаю, всем понятна важность и значимость военной доктрины, которая является неотъемлемой частью любого состоявшегося государства. Мы видим, что сегодня в мире происходят опасные и возможно, необратимые изменения, ведь начало XXI столетия выявило новый феномен в политической трансформации — так называемые «цветные революции». Именно они породили смену политических элит в ряде стран мирового сообщества. Итогом данных «революций» стало изменение геополитической ориентации и внешнеполитической стратегии соответствующих государств в сторону интеграции в НАТО и Европейский союз.

В последнее время вызывает большое сомнение эффективность обеспечения безопасности в мире на основе ООН. В двух случаях она становится и вовсе неэффективной: когда с предлагаемым Совету Безопасности решением не согласны США (донор ООН и мировой лидер) либо когда сталкиваются глобальные интересы, например, таких сверхдержав, как Китай, Россия или США. Именно такой будет ситуация в случае возникновения военной угрозы Украине. Поэтому на ООН нам надеяться не стоит — решения Совета однозначно будут блокированы, скажем, теми же США.

Яркие примеры — Косово и Абхазия, Иран и Афганистан, Судан и Ливия, Ирак и Приднестровье: разве принятые конвенции нарушали права слаборазвитых стран? Нет, международные конвенции о ведении войны нарушали права стран из числа «продвинутых демократий». Сила применялась в нарушение всех конвенций, Устава ООН и общепринятых человеческих норм. Варварски уничтожались жизненно важные для гражданского населения объекты и культурные ценности, наносились ракетные удары по посольствам и больницам, поездам и автобусам, убивали как участников конфликта, так и мирных жителей.

Забывая о принципах гражданского контроля над военными, разбрасывали листовки с призывами саботировать исполнение приказов законно избранного правительства. Применялись запрещенные кассетные бомбы и боеприпасы с обедненным ураном. Разрушались химические и нефтеперерабатывающие предприятия, тем самым провоцировались экологические катастрофы. Наконец, оказывалась военная помощь незаконным воинским формированиям, причем уличенным в терроризме и наркобизнесе.

А в это время тихие голоса международных судей как-то затерялись на общем фоне. Поэтому, безусловно, для Украины архиважной задачей является анализ военных конфликтов последнего десятилетия. Нам нужно извлечь для себя уроки и сделать вполне прогнозируемые выводы относительно характера войн будущего. Учитывая вышесказанное, мы с удивлением слышим недавнее заявление секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрея Клюева, что в ближайшие 5-7 лет локальные военные конфликты в Украине маловероятны.

Возможно, такое заявление имеет право на существование, и мы будем жить в мире и достатке. Однако еще великие древние говорили: «Хочешь мира, готовься к войне!» В нашем случае выходит, что держава концептуально не определила для себя угрозы — а армия уже начинает реформироваться с целью «способности оперативно реагировать на потенциальные угрозы Украине».

Разумеется, учитывая подписанные между Украиной и Россией соглашения о продлении после 2017 года срока пребывания на украинской территории Черноморского флота Российской Федерации еще на 25 лет, а также параллельно с этим настойчивые декларации власти о внеблоковом статусе Украины, это вселяет уверенность на ближайшее время в прочности и нерушимости государственных границ. Но, прежде чем перейти к основной теме нашего диалога, предлагаю проанализировать предшествующие военные доктрины и пути их эволюционирования.

На Украине ранее действовали две военные доктрины (ВД), поэтому период их развития после обретения Украиной независимости есть смысл разделить на этапы.

Главное, что следует учитывать в этом вопросе, состоит в том, что Украина в первые месяцы своей независимости, когда практически началась работа над ВД-1993, по сути, оставалась государством, которое в своей зарождающейся новой военной теоретической мысли по инерции руководствовалось доктринальными положениями Советского Союза. Ведь все мы, кто тогда начал работать в новых военных структурах украинского государства, были выходцами из Советского Союза.

Второй особенностью первой доктрины было то, что она составлялась для государства, которое на то время еще обладало ядерным оружием, но усердно, не покладая рук, работало над тем, как от него избавиться, и уже даже предпринимало для этого определенные шаги и действия. Однако Украина пока еще оставалась ядерной державой, и это нашло прямое отражение в содержании военной доктрины 1993 года.

Третьей особенностью первой доктрины было и то, что она разрабатывалась под статус Украины как нейтрального внеблокового государства.

Следующий этап развития ВД-2004. Он был связан с изменениями внутренней политической составляющей, прежде всего признанием украинского государства в мире и двумя внешнеполитическими обстоятельствами. Первое — Украина утратила статус ядерной державы, второе – она заявила о своем стремлении вступить в НАТО и ЕС и тем самым отказалась от статуса быть нейтральным и внеблоковым государством. И потому, без всякого сомнения, это само по себе исключало назначение для Украины статуса нейтрального внеблокового государства.

Естественно, сразу встал вопрос о разработке нового варианта военной доктрины Украины. И он был разработан и утвержден указом президента Украины в июне 2004 года. В те годы реальная внутренняя нестабильная ситуация в стране характеризовалась противоречиями между Верховной Радой и президентом и, как результат, несогласованностью их действий по ряду положений внешней и внутренней политики. В итоге военная доктрина-2004 года была заверена главой Администрации президента Украины, а не утверждена Верховной Радой Украины согласно установленных норм, как ранее было осуществлено с доктриной-1993года. Были и другие казусы с ВД-2004.

В 2004 году на очередном саммите НАТО было отказано Украине в быстром вступлении в Альянс. Это крайне задело президента Л.Кучму, и он распорядился убрать из содержания доктрины положения о стремлении Украины вступить в НАТО и ЕС. Убрали. Но шло время, и в 2005 году, после оранжевой революции, уже при президенте Ющенко прежнее положение о намерении вступить в указанные организации реабилитировали и восстановили в тексте.

Таким образом, она представляла собой стратегический документ, разработанный для безъядерного статуса государства Украина, отказавшегося быть нейтральным и внеблоковым и стремящегося вступить в коллективный альянс обороны и безопасности — НАТО. В таком виде военная доктрина Украины 2004 года продолжала существовать и действовать вплоть до 2011 года. Вероятно, такими обстоятельствами можно охарактеризовать ее развитие на втором этапе.

Давайте зададим естественный вопрос: отвечал ли данный вариант военной доктрины 2004 года сегодняшней обстановке в мире и геополитической ситуации в Украине? Ответ однозначный — нет.

Забавно, но в здании Пентагона висел плакат «Нам пора уже думать — деньги заканчиваются». И это у них-то, с их долларовым печатным станком и безразмерным бюджетом, который более чем в 600 раз превышает военные расходы Украины! Неплохо, если этот американский плакат станет основным лозунгом на предстоящих парламентских выборах в депутаты Украины… Думать — это, пожалуй, единственное, чего у нас никто не отнимет, и делаем мы это не хуже других! Но вернемся к теме, которую мы рассматриваем.

Сам факт принятия новой военной доктрины Украины весьма логичен — напомним, президент Виктор Янукович своим указом «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 8 июня 2012 года «О новой редакции Военной доктрины Украины» ввел в действие данную новую редакцию.

Хочу отметить, что новая редакция документа существенно отличается от действующей, в ней уже просматриваются принципы подготовки Украины к вооруженной защите своих интересов с учетом ее внеблокового статуса.

Во-первых, основной категорией доктрины определен военный конфликт. Рассматриваются его виды, свойства, причины возникновения и действия государства относительно его предотвращения.

Во-вторых, единственной угрозой национальной безопасности Украины в военной сфере доктрина видит угрозу применения военной силы. В документе указаны источники и возможные проявления этой угрозы.

В-третьих, в новой редакции Военной доктрины есть отдельный раздел, в котором определены принципы и пути предотвращения возникновения военных конфликтов.

В-четвертых, в документе сформулирована главная цель и приоритеты подготовки государства к вооруженной защите национальных интересов. Главный акцент делается на принципе оборонной достаточности. В тоже время нельзя не сказать, что Кабинет министров на своем заседании принял постановление «Об утверждении численности граждан Украины, подлежащих призыву на срочную военную службу, объема расходов для проведения призыва в апреле-мае 2011 года». Согласно этому документу, определена численность Вооруженных Сил Украины на конец 2011 года — 192 тыс. человек. Из них 144 тыс. — военнослужащие.

Как мы упоминали, Концепцией предусмотрено до 2015 г сократить армию на 40 тыс. человек — до окончательного показателя в 160 тыс. Остается только догадываться, из каких соображений исходили авторы этих показателей. И остается вопрос: почему именно 192 тыс на конец 2011-го и 160 тыс в 2015-м? Невольно задумываешься, если эти показатели ничего не значат, может, вообще сократить армию до минимума в символичные пару-тройку тысяч — что ни говори, для бюджета серьезная выгода. Кстати, в первом квартале нынешнего года Вооруженным Силам Украины выделено всего $50 миллионов, это эквивалентно стоимости содержания отдельной эскадрильи ВВС США, а нашему министру обороны на эти деньги предписывают содержать целую армию, да еще и реформировать ее!

Можно провести параллель, например, с той же Латвией, где население — 2,290 млн. человек, а военный бюджет в 2005 году составил 278 миллионов долларов. Или с тем же Ливаном, где население 3,826 млн. чел., а военный бюджет в том же 2005 году составил 530 миллиона долларов. Как заявил Анатолий Гриценко, министр обороны Украины в 2005-2007 годах, «10 декабря прошлого года был издан указ президента, где четко определено, что в декабре должна быть утверждена Стратегия обеспечения национальной безопасности, в течение месяца принята новая редакция Военной доктрины, до марта утверждена пятилетняя Государственная программа развития Вооруженных сил, государственная программа развития вооружений и военной техники. Ни одно из этих решений не выполнено, хотя указ является обязательным для выполнения всеми органами исполнительной власти».

Как видим, такими темпами через несколько лет Украина может остаться и вовсе без армии, которая, на первый взгляд, и ненужная вовсе. Но еще Наполеон Бонапарт сказал: «Народ, не желающий кормить свою армию, будет кормить чужую» и что-либо добавить здесь трудно.

Продолжим дальнейшее рассмотрение военной доктрины, в которой также сформулированы руководящие взгляды государства на применение в Украине военной силы в случае вооруженной агрессии или вооруженного конфликта. По сравнению с предыдущей редакцией, где главными внутренними угрозами назывались неудовлетворительное состояние вооруженных сил и деятельность экстремистских и сепаратистских организаций, их перечень расширился. Теперь, кроме проявлений сепаратизма внутри страны, угрозой считается «вмешательство во внутренние дела, осуществляемое с помощью информационного воздействия, экономического давления, финансовой и моральной поддержки отдельных политических сил, неправительственных организаций», чья деятельность направлена на дискредитацию власти. Как это сообразуется с демократией и свободой слова, сказать сложно: ведь под «вмешательство» можно подвести абсолютно любую критическую заметку.

Подводя итог наших рассуждений, мы невольно наталкиваемся на вывод о том, что для Украины было необходимо принять данную, теперь уже существующую, доктрину. Но, если подходить к проблеме по-государственному, прошу прощения за высокопарность, необходимо дорабатывать данный, мягко говоря, сыроватый доктринальный документ. Как ни говори, но он в любом случае должен будет найти логический консенсус и находиться в определенном соответствии между выбранным статусом государства и политическим курсом развития Украины.

Возможно, после появления серии подобных публикаций в преддверии парламентских выборов в народные депутаты Верховной Рады Украины кандидаты все-таки обратят свое внимание и на военную сферу, тем самым доработав военные разделы своих программ. Ведь действующие военные и гражданские служащие, а также военные пенсионеры, работники предприятий военно-промышленного комплекса, члены их семей — это не сотни тысяч, это миллионы избирателей. Это люди грамотные, они интересуются политикой и всегда голосуют на выборах.

 

на фото вверху — Михаил Сергеевич Шеремет,
глава Симферопольской организации
партии «Русское Единство»

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Халва для электората

За что боролись, на то и …

Борис ВАСИЛЬЕВ

Обреченный на сравнение

Ольга ФОМИНА