Крымское Эхо
Знать и помнить

Оборона Крыма

Оборона Крыма

ОРГАНЫ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ КРЫМА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В час 3 минуты 22 июня 1941 года в адрес Военного Совета Черноморского флота поступила срочная шифротелеграмма наркома ВМФ: «…Оперативная готовность немедленно Кузнецов…». В час 15 минут по флоту была объявлена оперативная готовность, на которую примерно в два часа, перешли все подразделения флота. О получении телеграммы были ориентированы органы НКГБ.

СОГЛАСНО указу Президиума Верховного Совета СССР, в Крыму, как и в ряде других пограничных районов страны, с 22 июня 1941 года было введено военное положение (здесь и далее выделено нами — ред.).

ЦК ВКП(б) и советское правительство обязали органы государственной безопасности сосредоточить все свои силы и средства на борьбе с разведкой фашистской Германии, оказать всемерную помощь в проведении боевых операций против фашистских войск, усилить охрану тыла страны от подрывных действий вражеской агентуры, вести беспощадную борьбу с дезорганизаторами, паникерами, распространителями провокационных слухов, организовать широкую разведывательную и контрразведывательную работу в тылу врага.

С вводом военного положения на территории Крыма немедленно создали группу оперативных работников для срочной проверки поступающих в НКВД Крымской АССР заявлений и сигналов; с 26 июня 1941 года в Крыму организован контроль всей почтовой корреспонденции военнослужащих и населения.

Согласно директиве НКГБ Крыма № 301, в июне-июле 1941 года было арестовано 370 человек: по подозрению в шпионаже – 60, террору – 11, диверсии – 4, повстанчеству – 7, вредительству – 3, пораженческой, прогерманской агитации – 276, двурушничеству – 9.

Чекисты

Учитывая, что противник в начале войны осуществлял широмасштабную заброску парашютных десантов и диверсионных групп в прифронтовую полосу, ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны и Совнарком разработали меры борьбы с ними. 24 июня 1941 года СНК принял постановление «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе».

В соответствии с этим постановлением, в Крыму по районам началось формирование истребительных батальонов численностью до 200 человек каждый. Комплектовались они коммунистами, комсомольцами, беспартийными патриотами. Бойцы проходили ускоренную боевую подготовку, а после обучения охраняли жизненно важные объекты, несли службу заграждения на дорогах, патрулировали населенные пункты, выполняли различные оперативные задания. Руководила действующими истребительными батальонами оперативная группа при НКГБ Крыма.

Органы госбезопасности и НКВД Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июля 1941 года были объединены в Народный Комиссариат внутренних дел. Одновременно армейские третьи управления и отделы преобразовывались в особые отделы с подчинением их НКВД. 26 августа 1941 года в УКНКВД прифронтовых областей, в том числе и в Крыму, были созданы четвертые отделы для организации и ведения агентурно-оперативной работы в тылу врага.

На отдел также возлагалось формирование и руководство боевой деятельности истребительных батальонов.

Исходя из складывающейся обстановки в ходе Великой Отечественной войны, ЦК ВКП(б) и Советское правительство решили реорганизовать НКВД СССР. В апреле 1943 года образован Народный Комиссариат Государственной Безопасности СССР, Главное Управление контрразведки НКВМФ «СМЕРШ». ЦК ВКП(б) и СНК СССР возлагали на Народный Комиссариат государственной безопасности СССР ведение разведывательной работы за границей; борьбу со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок внутри СССР (за исключением вооруженных сил); борьбу сантисоветскими элементами и враждебными проявлениями в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в учреждениях связи; охрану руководящих кадров партии и правительства.

На основании этого решения в мае 1943 года (в Москве – 18 апреля) был образован Народный Комиссариат Государственной Крымской АССР путем выделения из НКВД оперативных чекистских подразделений. Транспортные органы перешли в систему НКГБ.

С ноября 1941 года по июнь 1942 года руководство наркомата дислоцировалось в Севастополе, так как остальная территория Крыма была оккупирована немецкими войсками, а после оставления Севастополя находилось в городах Краснодаре, Сочи, Тбилиси, вновь в Краснодаре, и только после освобождения Крыма, в апреле 1944 года, возвратилось в Симферополь. 12 мая 1944 года Крым полностью был очищен от оккупантов.

В СВЯЗИ С ОБОСТРИВШЕЙСЯ обстановкой на фронтах, в сентябре 1941 года по решению обкома ВКП(б) был создан центральный штаб по руководству партизанским движением.

Через городские, районные партийные комитеты и органы НКВД началось комплектование на добровольных началах партизанских отрядов. Подготовительная работа по созданию партизанских отрядов проводилась в секретном порядке, под общим руководством обкома ВКП(б).

В октябре 1941 года руководство НКВД Крымской АССР с некоторой частью оперативного состава передислоцировались в Севастополь, вторая основная группа сотрудников с арестованными убыла в Керчь, а затем на Тамань и в Краснодар, третья группа в составе 42 человек, возглавляемая старшим лейтенантом госбезопасности запаса Н.И.Казаковым, осталась в тылу врага, уйдя в партизанские отряды.

В декабре 1941 года с целью освобождения Крыма и оказания помощи Севастопольской обороне Советское командование подготовило Керченско-Феодосийскую десантную операцию. НКВДКрыма также готовилось к ней. Сформировав пять групп из сотрудников НКВД для оперативной работы на намеченной к освобождению территории, перед ее началом перебрасывала мелкие разведывательные группы на Крымское побережье.

3 декабря 1941 года из Севастополя на быстроходном катере была заброшена разведгруппа в составе чекистов П.Т. Херсонского – руководителя, его заместителя – Д.Г. Еремеева, Б.Д. Савельева, Н.И. Шумейко, радистов – В.Т. Серябрякова, Н.К. Лебедева. Благополучно высадились в районе села Дальние Камыши, в 4-5 километрах от Феодосии и, укрывшись в заброшенной траншее, начали разведывательную работу. Херсонский, по национальности татарин, ушел к своей семье и в группу не вернулся. Как выяснилось позже, он был выявлен оккупантами и расстрелян.

Еремеев принял на себя руководство группой, направился в Феодосию, установил там связь с агентом и через него начал получать разведывательные данные. Затем Еремеев и остальные чекисты, посещая город с большой опасностью для жизни, продолжали разведывательную работу, сообщая добытые сведения по радио в Севастополь. Из-за непогоды сменить группу и доставлять ей продукты питания не представлялось возможным. Страдая от голода и начавшихся холодов, группа, не прерывая связи с Севастополем, продержалась до высадки Феодосийского десанта и соединилась с группой чекистов, находившейся в нем.

Заблаговременно проводилась разведка и западного побережья Керченского пролива. Эту операцию по распоряжению начальника опергруппы НКВД майора М.С. Модина возглавил оперуполномоченный Керченского отдела НКВД П.М. Рындин. Отлично зная побережье Керченского пролива, он на двухвесельной шлюпке доставил на другой берег четырех разведчиков и выбрал тайник, куда старший группы должен был доставлять информацию.

Крейсер Ворошилов 1945

Несколько раз ночью в ненастную погоду Рындину приходилось переходить пролив на шлюпке за разведывательными данными. Радиостанцией, имевшейся у разведчиков, разрешалось пользоваться лишь в самых исключительных случаях. Тайниковая связь действовала бесперебойно. Встретился Рындин с участниками группы уже после освобождения Керчи.

Основной десант с Тамани начал высаживаться на нескольких участках побережья Керченского полуострова 26 декабря 1941 года, вместе с ним прибыли и оперативные группы НКВД.

Десант из Новороссийска высадился в порту Феодосии ночью 29 декабря 1941 года, в его составе были чекисты Б.Г. Великовский, Л.Ф. Передерий, Н.В. Грищуков, Г.Б. Денеусов, Г.К. Тюрин. Через два дня прибыли руководитель группы М.С. Модин, Т.Я. Павлюк, Г.С. Одоевцев и другие чекисты. Немного позже и нарком НКВД Крыма Г.П. Каранадзе. Остальные чекисты погибли ранее при высадке десанта.

В своих «Военных дневниках» К.Симонов, прибывший в то время в Феодосию, записал: «Представителем местной власти оказался лейтенант госбезопасности, среднего роста, усталый, видимо замученный бесконечным количеством своих новых обязанностей человек, который сказал мне, что никакая другая власть в город не прибыла, так что он пока тут один за всех и за председателя горсовета, и за начальника НКВД, и за начальника милиции. «Никогда не думал, что в городе столько сволочи», — сказал лейтенант. Это были грустные слова действительности».

Были захвачены документы феодосийской СД, полиции, городской управы.

Чекистам активно помогало население Феодосии. Были выявлены, задержаны и опознаны ряд изменников Родины, карателей, пособников. Среди них — шеф Феодосийского района, заместитель начальника полиции, агент СД, назначенный оккупантами руководителем еврейской общины. С его помощью разыскивались и уничтожались скрывающиеся евреи.

Как было установлено, фашисты по списку, подписанному шефом Феодосийского района, обязали всех евреев явиться на сборный пункт, затем их группами вместе с малолетними детьми вывозили за город и расстреливали. За время нахождения гитлеровцев в Феодосии в тот период было уничтожено более 2000 евреев.

ОПЕРАЦИЯ КЕРЧЕНСКОГО ДЕСАНТА, начавшаяся 26 декабря 1941 года, сложилась более удачно. Десантные отряды, заняв несколько плацдармов на побережье, начали успешно продвигаться в глубь полуострова и, за короткое время очистив его территорию от врага, закрепились на Ак-Монайском перешейке. Пять оперативных групп НКВД Крыма, высадившиеся с десантами, приступили к работе на отведенных им участках. К одной из них в Маяк-Салынском (ныне Кировском) районе присоединилась феодосийская группа в составе: Г.Я. Павлюка, Н.В. Толкачева, Одоевцева, Великовского, Маслова. Через некоторое время в Керчи было создано еще семь отделений НКВД в составе 34 чекистов.

В январе-феврале 1942 года основное внимание оперативной группы было обращено на выявление агентуры противника, изменников Родины, предателей. В этой работе успешно использовалась помощь населения.

Раскрыта группа предателей в составе Маркова, Зиновьева, Евтушенко и других, всего 16 человек, которые совместно с гитлеровцами активно занимались борьбой с партизанами, находившимися в Старо-Карантинных каменоломнях. Они неоднократно ходили в штольни, подрывали проходы, предлагали партизанам сдаться. Будучи арестованными, на следствии подтвердили свою пособническую деятельность. Военным трибуналом все приговорены к высшей мере наказания.12 человек из этой группы были арестованы, четверо бежали с оккупантами. Членов группы военный трибунал приговорил к высшей мере наказания.

За время с 1 января по 10 мая 1942 года, на день эвакуации частей РККА, было арестовано 1377 человек, среди них изменников Родине, агентов, диверсантов – 847.

10 мая 1942 года, в связи с оставлением Керченского полуострова Красной Армией, совместно с оперативным составом были эвакуированы все секретные документы, следственные дела, наиболее ценное имущество, 257 подследственных. Одновременно создано девять оперативных групп для участия вместе с представителями Красной Армии в обеспечении порядка на переправах.

14-16 мая состав НКВД Крыма был эвакуирован в Краснодар. 17 мая эвакуация в основном была завершена и последние сотрудники НКВД, находившиеся в местах переправ, прибыли на Тамань. Перед оставлением Керчи совместно с командованием РККА был разработан план вывода из строя предприятий и мастерских, восстановленных в Керчи.

Крейсер Ворошилов 1945

Все предусмотренные планом задачи, возложенные на НКВД, были полностью выполнены. Личный состав НКВД после эвакуации был распределен по органам НКВД Краснодарского края для усиления их работы. Следственная группа в Краснодаре закончила дела по всем арестованным, этапированным из Керчи. Отдельные группы из сотрудников КРО и СПО, личный состав 4-го отдела занимались подготовкой и заброской агентуры в тыл врага, на территорию Крыма, с разведывательным заданием.

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ на рубежах Севастопольского оборонительного района начались 30 октября 1941 года. Вся линия обороны военным командованием была разделена на сектора, в которых оперативную работу вели особые отделы воинских частей, расположенных по линии обороны. В контакте с ними действовали сотрудники НКВД, также закрепленные по секторам.Непосредственно на территории города оперативную работу обеспечивал личный состав Наркомата и городской отдел НКВД.

Учитывая сложившуюся под Севастополем военную обстановку, органы абвера активно вербовали агентуру и стремились забрасывать ее в Севастополь с разведывательными заданиями.

Во время осады Севастополя НКВД обеспечивал контроль за начавшейся эвакуацией из города всех крупных заводов и продолжал агентурно-оперативную работу среди производственного состава оставшихся цехов и мастерских, снабжавших воинские части боезапасом.

4-й отдел НКВД занимался разведкой, забрасывал в тыл врага агентуру с разведывательными заданиями. Для связи с партизанами в лес были заброшены: опергруппа Лебедева в составе трех человек и другая группа в составе 15 человек. Обе группы, выполнив задания, без потерь вернулись в Севастополь.

12 июня 1942 года чекисты на всех вверенных им участках вели героическую борьбу с гитлеровцами. Героической смертью погиб оперуполномоченный ОО НКВД ЧФ младший политрук П.М. Силаев, последними гранатами подорвав себя и окруживших его врагов. Погибли начальники отделов НКВД Крыма Н.В. Сичитов, П.Н. Шербаков, начальник Севастопольского городского отдела К.П. Нефедов, его заместитель С.Ф. Сергеев, сотрудники А.В. Кашунин, А.И. Жарновский, Т.В. Мезис, старший лейтенант А.Г. Сороковой, лейтенант И.Б. Шибитов и многие другие. В боях за Севастополь погибла значительная часть оперативного состава особого отдела Черноморского флота.

При обороне Севастополя, как и на всех фронтах боевых действий, пограничники служили примером мужества, стойкости, бесстрашия.

Сформированный особый пограничный полк под командованием подполковника Г.А. Рубцова 250 дней оборонял подступы к Балаклаве, успешно отражал все атаки противника. Будучи отрезан от основных сил и не имея возможности прорваться к партизанам, Г.А. Рубцов организовал круговую оборону. Пограничники, уничтожая фашистов, сражались до последнего бойца. Подполковник Г.А. Рубцов пал смертью храбрых. За доблесть и мужество отважному пограничнику посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Его имя носит Севастопольская пограничная застава.

НЕМЕЦКИЕ ВОЙСКА, захватив Крымский полуостров, встретили упорное сопротивление Севастопольского оборонительного района и вынуждены были приступить к его осаде.

По первичным агентурным разведывательным данным и свидетельским показаниям было установлено, что вместе с немецкими войсками в Крым прибыли многочисленные подразделения разведывательных, контрразведывательных, карательных органов. Во всех городах и райцентрах были созданы СД-полиция безопасности, начали действовать многочисленные подразделения абвера, тайной полевой полиции, жандармерия. Позже к ним присоединилась румынская контрразведка.

Через 10-12 дней начались массовые расстрелы евреев, цыган, крымчаков, и не успевшего эвакуироваться партийно-советского актива.

На Ялтинской конференции

Организовывалась усиленная антисоветская пропаганда через печать. В Симферополе при активном содействии оккупантов начали выходить газеты: «Голос Крыма», «Азат Крым» («Освобожденный Крым»). Текст последней печатался русскими буквами на татарском языке. Приложения к «Голосу Крыма» – «Молодость», «Мир женщине» выходили один и два раза в месяц, «Земледелец Таврии» – три раза в месяц, ежемесячные литературно-политические журналы «Современник» и иллюстрированный журнал «Окно в Европу» на русском и немецком языках.

 В Евпатории два раза в месяц печатались «Бюллетень городской управы», «Известия». На русском языке выпускались газеты «Доброволец», «На казачьем посту», «Казачий клинок», «Товарищи по оружию».

Началось создание различных гражданских учреждений.

Органы СД и абвера поощряли создание под своим контролем различных националистических организаций для последующего использования их в антисоветских целях.

Оккупировав Крым, немецкие захватчики начали осуществлять свои преступные замыслы по массовому уничтожению крымчан: создали летом 1942 года на территории совхоза «Красный», в пригороде Симферополя, концентрационный лагерь. На территории совхоза, как указывалось выше, дислоцировался 152-й татарский добровольческий батальон, который осуществлял охрану лагеря, поддерживал жесточайший режим в отношении заключенных в нем советских людей, проводил их истребление. В лагере содержались выявленные СД коммунисты, советские активисты, подпольщики, партизаны.

НКГБ в этот период проводил разведывательную и диверсионную работу на оккупированных территориях Крыма.

В НОЯБРЕ 1942 ГОДА 4-Й ОТДЕЛ НКГБ КРЫМА завел агентурное дело на группу армянских националистов, разработка которых велась непосредственно на оккупированной территории в весьма сложных условиях. По делу проходило 43 человека. При реализации дела уже после освобождения Крыма было арестовано 19 человек, остальные бежали с немцами.

Канонян Дростомат (ДРО) Мартиросович, офицер царской армии, член ЦК дашнакской партии, бывший военный министр дашнакского правительства Армении в чине генерала, после установления советской власти работал торговым представителем Армении в Москве. В 1923 году с заданием от ГПУ направлен по линии Внешторга за границу. В СССР не вернулся. Как один из лидеров партии дашнаков с группой армянских эмигрантов в начале 1942 года прибыл в Крым во главе зондеркоманды, условно именовавшейся «Дромедар» и находившейся в подчинении немецкой разведывательной абвергруппы-101, переименованной затем в Абвергруппу-114.

Канонян в программе своих действий предусматривал объединение всего армянского населения Крыма в одну организацию; создание разведывательно-диверсионных школ и курсов для подготовки и заброски своей агентуры в тыл советской армии; создание национальных легионов из военнопленных народностей Кавказа, содержащихся в лагерях, для борьбы с советскими войсками.

В Симферополе был создан центральный армянский комитет, в своей практической деятельности тесно связанный с СД и абвером. Такие же комитеты были организованы в Феодосии, Керчи, Ялте и в местах сосредоточения армян. Комитетом в Севастополе был создан армянский легион из 180 человек. Он нес охрану побережья и участвовал в карательных действиях против партизан. В конце 1943 года Канонян выехал в Берлин, куда при отступлении немецких войск бежали и остальные армянские эмигранты.

После освобождения Крыма материалы оперативной группы были подтверждены и дополнены. По агентурному делу арестованы и осуждены оставшиеся 19 деятелей армянского комитета.

УКРАИНСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ также стремились воспользоваться временной оккупацией Крыма немцами для проведения на его территории националистической антисоветской работы, которая ставила своей задачей объединение украинского населения для борьбы с советской властью за создание самостоятельного украинского государства.

Группа кадровых украинских националистов Львовского и Краковского центров ОУН: Тесля, Вольчак, Янчишин и другие, прибывшие в Крым вместе с передовыми германскими частями в ноябре 1941 года, – организовали и возглавили Крымский областной провод ОУН. Все они с разрешения немецкого командования развернули среди украинцев активную работу по объединению их в бюро помощи, а затем – в комитеты помощи украинскому населению, которые являлись легальным прикрытием националистической работы.

Наравне с созданием школ, театров, магазинов и других торговых предприятий, используемых для распространения среди украинского населения националистических идей и своего влияния, руководящие работники занялись вербовкой новых членов ОУН, создавая низовые националистические ячейки.

УЖЕ К КОНЦУ 1941 ГОДА ПАРТИЗАНЫ, лишившись продуктовых баз, израсходовав имевшийся у них провиант, оказались в тяжелейшем положении. Начался голод, усугублявшийся суровой зимой, обморожением, болезнями. Ежедневно от голода погибало 15-20 человек. Выявлялись случаи людоедства. Так, из Симферопольского отряда группа бойцов в составе четырех человек была привлечена к уголовной ответственности.

В одном из донесений обкому ВКП(б) и НКВД сообщалось: «Если Вами не будут немедленно приняты меры, бойцы отрядов нашего района обречены на гибель. Крайние меры, на какие мы идем, дали нам возможность продержаться 2-3 месяца. Боевую работу продолжаем, неся ослабевших товарищей на руках…»

Больные и раненые составляли 45-50% личного состава, они затрудняли маневренность отрядов и погибали в первую очередь. Из 3 734 партизан, направленных в лес в ноябре 1941 года, к октябрю 1942 года осталось 425 человек. Из 42 чекистов на 1 декабря 1942 года погибли – 15, эвакуированы в связи с ранениями и болезнями – 18. Несмотря на тяжелые условия, 9 чекистов продолжали оперативную работу.

Один из стендов в музее мемориала в совхозе «Красный»

В начале 1942 года из-за отсутствия питания прекратила работу радиостанция оперативной группы НКВД, находившейся в крымских партизанских отрядах. Это обеспокоило Центр. Четвертому управлению НКВД СССР было поручено восстановить радиосвязь.

В ночь на 12 апреля 1942 года разведывательно-диверсионная группа «Витязи» в составе мастеров спорта: В. Зубочикянца, Н. Михаилиди, Г. Шишмана, В. Давыденко, А. Алиханова, радиста С. Полозова, под руководством чекиста капитана В.А. Арапова, с Краснодарского аэродрома была выброшена по ориентировочным координатам в район нахождения крымских партизан.

Радист С.В. Полозов немедленно направил в Центр радиотелеграмму и восстановил связь с радиостанцией Черноморского флота, сообщив о бедственном положении партизан, а именно об отсутствии питания, боезапаса, наличии раненых и больных. Самолеты «У-2», базирующиеся в Севастополе, немедленно начали ночные полеты, сбрасывая грузы, необходимые партизанам, а через несколько дней начали приземляться на расчищенную площадку в горах. Это позволило доставить продукты питания, боезапас, почту, увезти на Большую землю раненых и больных, срочно нуждающихся в медицинской помощи.

«Витязи» начали разведывательно-диверсионную работу в контакте с оперативной группой НКВД. Ими удачно была подорвана автомашина с немецкими офицерами, ехавшими для руководства военными подразделениями, переброшенными в село Коуш для прочеса леса. Эта операция в связи с гибелью офицеров была сорвана, а по войсковой группе, сосредоточенной в селе Коуш, авиацией был нанесен бомбовый удар, согласно направленной в Севастополь радиограммы.

Получаемые «Витязями» разведывательные сведения незамедлительно передавались по назначению. По этим данным авиацией было уничтожено значительное количество вражеских самолетов, находившихся на Сарабузском аэродроме, понтонные средства в Симферополе, подвергнуты бомбардировке другие военные объекты и войсковые соединения врага.

В связи с участившимися прочесами леса восточное соединение партизан, в котором находились «Витязи», вынуждено было перейти в Зуйские леса. Через несколько дней, согласно приказу командующего Черноморской группой войск генерала И.П. Петрова, к партизанам направлен штурман-пилот Н.С. Фетисов. В течение недели он подготовил место для посадки самолетов «ТБ-4». Одновременно Фетисов обучил группу партизан принимать и отправлять самолеты, освещать стартовую площадку.

С сентября 1942 года самолеты «ТБ-4» регулярно прилетали в лес, доставляя людей, необходимые грузы и увозя раненых и больных.

К весне 1943 года они вывезли из леса 242 человека, обеспечили снабжение партизанских отрядов питанием и боезапасом. В сентябре 1942 года «Витязи», выполнив возложенные на них задачи, улетели на Большую землю. На смену им 24 октября 1942 года с Адлеровского аэропорта прибыла разведывательно-диверсионная группа «Крымчаки» в составе: руководителя группы М.Р. Шуцкого (Семен), радиста Г.М. Когана (Мирон), разведчиков Адашева Кахара (Николай), И.П. Кондратова (Тарик), М.Г. Гайанова (Каро).

17 декабря 1942 года группу возглавил Адашев. В июле 1943 года Адашева и Когана арестовали немцы, а Кондратов и Гайанов впоследствии влились в оперативную группу 4-го Управления НКВД СССР «Соколы», прибывшую в составе 12 человек с Адлеровского аэродрома ночью 10 июня 1943 года на самолете типа «Дуглас».

ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЯ ВРАЖЕСКОГО ЭЛЕМЕНТА оперативный состав НКВД, работавший в партизанских отрядах, приобретал новую агентуру и изыскивал возможности связываться со старой. Так, старший оперуполномоченный Ф.Я. Якустиди установил связь с агентом «Николаем», проживающим в Симферополе. Зная немецкий язык и работая врачом в госпитале, он устанавливал контакты с ранеными и больными немецкими и румынскими офицерами, получал от них нужную информацию.

В докладной записке заместитель командира по первому партизанскому району старший лейтенант госбезопасности Карл Иванович Яун-Петрович сообщал: «За время с ноября 1941 года по 25 октября 1942 года … в результате оперативной работы среди партизан выявлено и расстреляно: предателей 2, мародеров 12, за попытку к групповому дезертирству 4 человека, агентов-двойников 3.Через комиссаров реализованы материалы по 42 случаям антисоветских пораженческих высказываний и в отношении 18 лиц за хищение продуктов. Выявлено и взято на учет в населенных пунктах 250 пособников и предателей, из этого числа уничтожено 20 человек, среди них один из лидеров мусульманского комитета».

В штаб Черноморского флота и Центр партизанского движения передавалась разведывательная информация, особенно в период обороны Севастополя и наступления фашистов на Крымском фронте. В результате проведенных диверсий взорвано четыре моста в селе Топлы, где погибло 18 офицеров; уничтожено два эшелона с горючим. В Старом Крыму сожжена нефтебаза, подорваны 4 автомашины, в том числе одна с сотрудниками Феодосийского СД, уничтожено 82 фашистских солдата и одна зенитная установка.

Для компрометации гитлеровских ставленников и дезинформации немецкого командования подготавливали соответствующего содержания письма и переправлялись под достоверными легендами.

Таким образом в июне 1942 года, когда под Севастополем сложилось тяжелое положение, было изготовлено письмо, в котором сообщалось о необходимости и возможности высадить десант на южном берегу Крыма, которое фашисты обнаружили на теле убитого агента. Через два дня в указанный район прибыли две фашистские дивизии, простоявшие в этом месте 13 суток, что несколько облегчило положение Севастополя.

Под руководством начальника опергруппы старшего лейтенанта госбезопасности Е.П. Колодяжного в начале 1942 года взорваны автомашины с 35-ю солдатами и двумя офицерами противника. Е.П. Колодяжный в условиях сильного мороза и глубокого снега организовал поисковые группы, спасшие более 100 военнослужащих из Судакского десанта, скрывшихся в лесу. Все они были приведены в партизанский отряд.

Лейтенант госбезопасности Н.Е. Колпаков неоднократно выходил на оккупированную территорию в Ичкинский (ныне Советский) район, к месту прошлой своей службы, для связи с агентурой и получения разведывательных данных, возглавлял диверсионные группы. Сотрудница НКВД Н.Н. Перетчина не раз с разведывательными заданиями направлялась в Симферополь.

Лейтенант госбезопасности Э.Я. Сизас в декабре 1942 года был направлен с тремя бойцами в Старокрымские леса, куда пришли два военнопленных, бежавших из Феодосийского лагеря. Разыскав их и выяснив обстановку в Феодосии, Сизас через агентуру установил связь с подпольно-патриотической организацией в городе, получил от нее соответствующие документы, одежду и 11 февраля 1942 года проник в Феодосию.

Связавшись с руководителем организации Н.М. Листовничей, Сизас организовал бегство к партизанам военнопленных, содержащихся в лагере. Всего было освобождено 42 человека. Одновременно он через агентуру установил связь с патриотами в ряде населенных пунктов вблизи Феодосии.

Находясь некоторое время у Н.М. Листовничей, Сизас предупредил ее о необходимости конспирации в работе, так как им было замечено посещение ее квартиры значительным числом различных лиц, в том числе членами подпольной организации. К сожалению, это предупреждение опоздало – через некоторое время Н.М. Листовничая была арестована СД.

Только в 1943 году оперативная группа начала пополняться оперативным составом. 13 февраля прибыл старший лейтенант госбезопасности Ф.Ф. Пантелеймонов, 26 июня старший лейтенант госбезопасности П.М. Рындин и лейтенант госбезопасности П.М. Заболотный.

Учитывая недостатки в работе оперативной группы, 23 июня 1943 года в лес на самолёте «У-2» прибыл начальник 4-го отдела НКГБ Крыма подполковник Е.Б. Романцев. Романцев организовал две террористические группы, проинструктировал ценную агентуру, разработал некоторые мероприятия.

С 12 АВГУСТА 1943 ГОДА НЕМЕЦКОЕ КОМАНДОВАНИЕ направило более 8 000 солдат на прочес лесных массивов. Были блокированы посадочные площадки для самолётов, шоссейные дороги и некоторые населённые пункты, прилегающие к лесным массивам. Эти мероприятия фашистов продолжались до 15 сентября и вызвали уход в лес к партизанам более 6 000 человек из населённой зоны во избежание своего уничтожения. Так, в 6-ой бригаде скопилось: женщин – 195, стариков – 32, детей – 183, что значительно затрудняло действие бригад.

Одновременно в связи с наступлением Красной Армии и приближением к Крыму, намного увеличилась численность партизанских отрядов за счёт прибывших в лес с оружием добровольцев и даже полицейских подразделений. Это также осложняло оперативную обстановку, так как в процессе их фильтрации было установлено, что разведывательные и контрразведывательные органы противника использовали этот канал для внедрения в партизанские отряды своей агентуры. Были выявлены пришедшие в лес агенты НБО и СД.

ГРУППОЙ «СОКОЛЫ» РУКОВОДИЛ майор Арабаджиев («Серго»), заместителем был старший лейтенант государственной безопасности В.К. Буря, находившийся в штабе партизан. В своём отчёте от 12 марта 1944 года он рассказывает о работе группы и добытых материалах, представляющих оперативный интерес. Все данные по линии военной разведки своевременно передавались по назначению.

Одновременно группой была проведена работа по разложению личного состава чехословацкой «Быстрой дивизии», из числа которой 26 человек с полным боевым снаряжением прибыли в лес и влились в партизанский отряд.

В конце ноября 1943 года почти вся группа «Соколы» была арестована СД. Старший уполномоченный В.К. Буря причинами провала группы называл необоснованную поспешность при вербовке новой агентуры, нарушение элементарных требований конспирации, в том числе при установлении связи с партийным подпольем, которое имело неоднократные провалы. Как выяснилось позже, весьма необдуманно была сделана попытка легализации группы через местного жителя-агента СД. Перед освобождением Крыма он явился в партизанский отряд со шпионским заданием, был разоблачён и по приговору военного трибунала расстрелян.

Несмотря на наличие воздушной связи с Большой землёй, в партизанских отрядах продолжался голод. 12 июля 1943 года И.И. Витенко в докладной о политико-моральном состоянии в 1 секторе сообщил, что в связи с недостаточной помощью от голода потеряны лучшие люди, а возвратившиеся с «боевого задания» партизаны рассказывают о том, что продукты питания в Сочи расходуются на второстепенных лиц.

Мемориал у совхоза «Красный»

К ОКТЯБРЮ 1943 ГОДА оперуполномоченный П.М. Заболотный установил связь с бойцами добровольческих отрядов в Феодосии и Коктебеле с целью разложения. Начальник особого отдела И.М. Витенко, в соответствии с указанием НКГБ Крыма о необходимости получения расширения данных по немецким войскам в Крыму, завербовал немецкого офицера под кличкой «Артур», служившего в штабе 17-й германской армии. От него поступил ряд сведений о немецких воинских частях, их передвижении, оборонительных пунктах, моральном состоянии войск.

«Артур» похитил и передал секретные документы, полученные штабом из Берлина. Они немедленно были доставлены самолётом по назначению. В связи с возникшим у немецкого командования подозрением о возможной причастности к исчезновению документов «Артура», он захватил из штаба другие секретные материалы, личное оружие и явился к Витенко. Через некоторое время его на самолёте вывезли на Большую землю.

Для диверсионной работы чекисты формировали специальные группы с обязательным внедрением в их состав осведомления. Одна из групп, созданных И.И. Витенко, проводила диверсии под руководством Филиппа Меньшикова, проживавшего в Симферополе. Им было взорвано 8 эшелонов с военной техникой. При одной диверсии он погиб. Его брат Сергей успешно продолжал диверсионную работу на железнодорожном транспорте, используя магнитные шины, которыми снабжал его И.И. Витенко.

В связи с пополнением партизанских отрядов за счёт лиц, прибывающих с оккупированной территории, 17 ноября 1943 года была сформирована 1-я бригада крымских партизан под командованием лейтенанта Ф.И. Федоренко, кадрового командира Красной Армии. В бригаде числилось 486 человек, из них старых партизан только 15. Оперативное обслуживание бригады обеспечивал старший оперуполномоченный П.М. Рындин.

В начале ноября 1943 года бригада провела 5 боевых операций, в ходе которых убито до 200 румынских солдат, уничтожено два танка, захвачено стрелковое оружие. Бригада Ф.И. Федоренко с активным участием П.М. Рындина ночью 10 декабря 1943 года разгромила немецкий гарнизон в посёлке Зуя. В ходе боя было убито 170 солдат, 4 офицера, уничтожено два склада с боеприпасами и один с горючим, подорвано 18 автомашин. Потери партизан: один убит и 27 ранены.

После освобождения Крыма Ф.И. Федоренко был переведён в Красную Армию, впоследствии получил звание генерал-майора, проживал в Москве.

На январь 1944 года чекистами выявлено 32 органа абвера и СД, несколько разведывательных школ, а также 61 осведомитель, перешедший на сторону врага.

Созданные чекистами диверсионные группы провели ряд диверсий – на станции Джанкой взорвали два железнодорожных состава с боеприпасами и два состава с автомашинами, горючим и продовольствием. Движение было прервано на двое суток, погибло до 70 немецких и румынских солдат.

НАЧИНАЯ С КОНЦА ДЕКАБРЯ 1943 ГОДА оккупанты стали проявлять большую активность в мероприятиях как против партизан, так и против населения, проведя замену документов, удостоверяющих личность, что в значительной мере затруднило агентурную и диверсионную работу, а с 28 декабря по 9 января 1944 года провели большую карательную акцию с применением всех видов оружия, в том числе удушливых газов, проводя прочёсы леса, артиллерийские обстрелы и бомбардировку с воздуха.

В связи с такой обстановкой весь оперативный состав был включён в боевые действия. В результате отражения вражеского наступления партизаны потеряли убитыми – 88, ранеными – 330, пропавшими без вести – 486 человек. Среди оперативного состава погибли: лейтенант госбезопасности А.Е. Арбузов и старший лейтенант А.Г. Шкловский, ранен младший лейтенант Б.В. Теплов.

В ночь на 28 февраля 1944 года в лес прибыла новая оперативная группа 4-го управления НКГБ СССР «Черноморцы» в составе 12 человек, руководимая А.О. Ежовым – «Огневым». Оказав ей помощь в налаживании оперативной работы, В.К. Буря по состоянию здоровья был направлен в Краснодар. Группа находилась в Крыму по май 1944 года.

Танк-освободитель в сквере Победы в Симферополе

В феврале 1944 года опергруппа увеличила агентурно-осведомительную сеть на 138 человек. Основной задачей, стоявшей перед агентурой, было внедрение в разведывательные, контрразведывательные органы противника, а также разоблачение вражеской агентуры, оставленной на освобождённой территории.

В течение марта 1944 года арестовано 40 человек, из них расстреляно – 28, в том числе агентов иностранных разведок – 4, изменников Родины – 7, пособников и предателей – 13, дезертиров – 4.

В начале марта отмечалась усиленная подготовка к эвакуации оккупантов. В первую очередь в принудительном порядке отправились специалисты и чиновники с семьями, а также семьи полицейских. Одновременно вывозились материальные ценности. В районе Симферополя и Джанкоя строились земляные укрепления, минировались крупные здания.

В марте в состав лиц, переходящих на сторону партизан, противником было внедрено два агента НБО. Оба были выявлены оперативной группой НКГБ Крыма и арестованы. Один из них, 1921 года рождения, в конце 1941 года добровольно поступил на службу в немецкую армию, в 1941 году переведён в морскую разведку – НБО, где выполнял обязанности переводчика при Тавельской разведывательной школе, одновременно подбирал среди учащихся кандидатов на вербовку.

Второй, 1920 года рождения, с мая 1943 года обучался в разведывательной школе, расположенной в местечке Лейцы (Эстония), после её окончания передан в распоряжение НБО, а с января 1944 года направлен в Абвергруппу-106 для последней переброски в тыл советских войск.

В 1944 году, при подходе частей Советской Армии к северу Крыма в район была направлена оперативная группа НКГБ Крыма под руководством полковника М.С. Модина для проведения агентурно-оперативных мероприятий на освобождённой территории и при вступлении Советской армии в Крым через Перекопский перешеек.

ВЫСАДИВШАЯСЯ В НОЯБРЕ на Керченский полуостров Отдельная Приморская армия прочно закрепилась на керченско-еникальском плацдарме северо-восточнее Керчи. Туда же переброшена оперативная группа под руководством майора А.В. Шамраева. Группой проводилась оперативная работа, вербовалась агентура, осуществлялась её переброска в тыл врага.

За период 1942-1944 годов непосредственно 4-м отделом НКГБ Крыма заброшено в тыл врага с разведзаданием 55 агентов. За период военных действий, по данным НКГБ Крыма, диверсионными группами было подорвано 34 железнодорожных эшелона, 6 железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожено 611 автомашин, дрезин, мотоциклов, из них с войсками и военными грузами – 521, убито около 5000 солдат и офицеров противника, ликвидированы 108 генералов, видных чиновников и других гитлеровских ставленников.

Уже перед освобождением Крыма, на основании агентурных данных, полученных оперуполномоченным Н.Ф. Толкачёвым, совместно с командиром бригады В.С. Куликовским был разработан план захвата тюрьмы в Старом Крыму, где находились 46 советских патриотов, приговорённых фашистами к расстрелу. В ночь с 26 на 27 марта 1944 года силами 2-й и 3-й партизанских бригад заключённые были освобождены. В завязавшемся скоротечном бою истреблено 180 немцев, в том числе комендант города. Партизаны потерь не понесли. Об этом сообщалось в сводке Совинформбюро.

Уже 12 апреля тот же оперуполномоченный получил агентурное сообщение о движении из Феодосии в сторону Старого Крыма большой колонны фашистских войск. Командиром бригады В.С. Куликовским срочно была создана группа в составе 25 человек. В неё вошёл и Н.Ф. Толкачёв.

Группа, вооружённая автоматами и пулемётами, укрылась в кустах вдоль шоссе. При подходе по колонне был открыт прицельный огонь. В скоротечном бою было убито более 300 фашистов, в том числе генерал — командир дивизии, 4 офицера, подбито 2 легковых и 10 грузовых автомашин. Партизаны потеряли одного убитым. В.С. Куликовский получил легкое ранение. Немцы в беспорядке ушли в сторону Симферополя.

Через несколько часов к месту боя подошли воинские части Отдельной Приморской армии. Подъехавший маршал К.Е. Ворошилов поблагодарил партизан, которые вместе с передовыми частями армии 13 апреля 1944 года вошли в Симферополь.

8 апреля 1944 года перешли в наступление войска 4-го Украинского фронта на Сивашском и Перекопском направлениях. Прорвав оборону противника, 11 апреля освободили Джанкой. В тот же день, сломив упорное сопротивление гитлеровцев, воины Отдельной Приморской Армии заняли Керчь, 13 апреля был освобождён Симферополь, 9 мая – Севастополь, к 12 мая весь Крымский полуостров был полностью освобожден от фашистских захватчиков.

СОТРУДНИКИ НКГБ, двигавшиеся вместе с войсками, направились по местам своего назначения. Создавались органы государственной безопасности на местах, продолжалась напряженная работа по выявлению немецких разведчиков, агентов и предателей.

В Симферополь 13 апреля прибыла группа чекистов в составе 39 человек, проводившая оперативную работу в партизанских отрядах и на оккупированной территории Крыма, из них майор И.И. Витенко и старший лейтенант Н.Е. Колпаков, Х.У. Кадыев, К.Б. Муратов находились в лесу с самого начала военных действий, с 1 ноября 1941 года беспрерывно.

К моменту вступления советских войск в Крым Управление контрразведки (УКР) «СМЕРШ» и отдельной Приморской армии располагали агентурными и следственными материалами о дислокации и деятельности ряда органов абвера, СД и татарских национальных комитетов, находившихся в Крыму. По мере очищения советскими войсками территории Крыма от оккупантов специально созданные оперативные группы «СМЕРШ», следовавшие с передовыми частями в пункты, где дислоцировались указанные выше органы противника, выявляли и обезвреживали агентуру противника, официальных сотрудников абвера, СД, пособников, предателей.

В целях выявления враждебного и подозрительного элемента, УКР «СМЕРШ» фронта по договорённости с командованием при помощи войсковых частей провело сплошной прочёс местности от Перекопа и Сиваша до параллели, проходящей через Симферополь. В результате было задержано свыше 2 000 человек и в процессе их фильтрации выявлено и арестовано 29 агентов контрразведывательных и разведывательных органов противника, 12 официальных сотрудников этих органов, 258 предателей, пособников, изменников. Кроме того, «СМЕРШ» 4-го Украинского фронта и отдельной Приморской армии выявили и арестовали 232 агента разведки, контрразведки и СД, 25 официальных сотрудников этих органов, 1 798 предателей, пособников и других лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности.

ВО ВРЕМЯ РАБОТЫ ОПЕРАТИВНОЙ ГРУППЫ НКГБ СССР в Крыму было привлечено к уголовной ответственности 4 100 человек: сотрудников немецких и румынских карательных, разведывательных, контрразведывательных органов, их агентуры, карателей, пособников и других враждебных элементов.

Оперативные группы «СМЕРШ» и НКГБ СССР действовали в контакте и взаимно с территориальными органами НКГБ Крыма, которым были переданы агентура и весь материал, требующий дальнейшей разработки и проверки.

По мере освобождения Крыма от оккупантов создавались территориальные органы НКГБ Крыма согласно заранее утвержденной дислокации, активно начавшие оперативную работу.

Ещё до наступления войск 4-го Украинского фронта за период январь – апрель 1944 года НКГБ Крыма занялся обработкой агентурно-следственных материалов, полученных от оперативных групп, действовавших в крымских лесах, на севере Крыма и окраине Керчи. В 1944 году НКГБ Крыма раскрыло и ликвидировало 28 резидентур разведывательных и контрразведывательных органов противника с 86-ю арестованными агентами.

Агентурным путём в деревне Байдары Балаклавского района была выявлена и ликвидирована резидентура СД, созданная из работников местной полиции в составе восьми человек. Возглавлял резидентуру начальник сельской полиции. Все они были завербованы СД для выявления партизан и коммунистов.

При наступлении Красной Армии на Керченский полуостров всех резидентов вызывали в Севастопольскую жандармерию и давали задание в случае необходимости остаться в тылу Красной Армии для проведения разведывательной работы. Все арестованные участвовали в облавах на партизан, арестах и истязаниях схваченных советских граждан.

Военным трибуналом С.Я. Шернер и его помощник Азим Хайредин приговорены к расстрелу, остальные осуждены на 15 лет каторжных работ каждый.

В апреле 1944 года, перед бегством немецких войск, в Симферополе сотрудниками НБО была оставлена группа агентов, снабжённая радиостанцией, для разведывательной работы в тылу Красной армии. В состав её входили агенты НБО, прошедшие подготовку в разведывательных школах.

Оставшись в Симферополе после его освобождения от оккупантов, двое агентов из этой группы явились с повинной в органы «СМЕРШ», были завербованы в качестве агентов-опознавателей и дали показания на ряд агентов.

Для розыска подлежащих аресту, как указано выше, активно использовались агенты-опознаватели. Они выявили ряд скрывавшихся преступников, среди них — Гильденберг, заместитель начальника 6-го отдела Симферопольского СД. 21 апреля 1944 года он был арестован.

Гильденберг, 1916 года рождения, бывший старший сержант взвода связи Днепропетровского и Чонгарского полков, член ВЛКСМ с 1936 года, в боевой обстановке с оружием в руках перешёл на сторону врага, работал переводчиком в лагере военнопленных, а затем в СД города Симферополя. В мае–июне 1943 года Гильденберг использовался в качестве провокатора, предал две подпольные организации, при допросах изобличал и избивал арестованных, впоследствии расстрелянных.

За «добросовестную работу» Гильденберга назначили заместителем начальника контрразведывательного отдела СД. Он занимался вербовкой агентуры, позднее получил в награду железный крест 2-го класса и звание роттенфюрера. При бегстве оккупантов Гильденберг не успел скрыться, остался в Симферополе, в квартире сожительницы, спрятав свою форменную одежду, орден и два пистолета со 120-ю патронами, но был разыскан, арестован и позднее расстрелян.

В Судакском районе разоблачена и арестована группа татарских добровольцев-карателей в составе 31 человека. Основной обвиняемый – староста села Таракташ, активный вербовщик добровольцев, организатор карательных отрядов и представитель местного татарского комитета, получил медаль от оккупантов. Под его командованием добровольцы участвовали в уничтожении Судакского десанта, он сам участвовал в расстреле десантников.

В ЧИСЛЕ РАЗОБЛАЧЕННОЙ АГЕНТУРЫ и враждебного элемента следует упомянуть Скоропадского. Проживая на оккупированной территории в г. Джанкое и будучи враждебно настроен к советской власти, он добровольно поступил в «украинскую народную» полицию, а затем в ОУН. Одновременно поддержали связь с полицией, передав туда составленный список на известных ему партийно-советских активистов. По его доносу было арестовано 11 человек.

Как активный член привлекал в ОУН украинцев, призывая их на вооруженную борьбу с советской властью. Руководители организации предложили ему уволиться из полиции для работы непосредственно в ОУН. Его квартиру превратили в конспиративную, хранили в ней националистическую, антисоветскую литературу. В декабре 1941 года Скоропадский был завербован жандармерией, по ее заданию пытался выявить в Джанкое партизан.

В феврале 1942 года предал руководителей Джанкойской ОУН – Бардаховского и двух оуновцев. Немцы их расстреляли. Как опытного агента Скоропадского передали в подразделение абвера «Геркулес». Проявляя активную деятельность, он предал ряд лиц, в том числе почтальона ОУН, за что получил в награду 1 000 рублей.

Перед изгнанием оккупантов получил от абвера задание поступить на службу в одну из передовых частей Красной армии для проведения диверсионной работы. В первый же день прихода воинских частей, минуя военкомат, поступил шофером в 19-й танковый корпус, где был опознан и арестован.

За 1944 год НКГБ Крыма арестовано 3 430 человек, из них агентов – 87, изменников Родины – 612, членов националистических комитетов – 172, предателей, немецких ставленников, пособников – 1 678. Военным трибуналом и Особым совещанием рассмотрено следственных дел на 2 451 человека, из них приговорено к высшей мере наказания – 278, к каторжным работам – 559, к разным срокам лишения свободы – 1 544; оправдано 70 человек. Из общего количества арестованных НКГБ Крыма и по делам, прибывшим из других органов, освобождено 154 человека.

На 20 декабря 1945 года Военным трибуналом и Особым совещанием осуждено 1579 преступников, из них к высшей мере наказания приговорены 22, к каторжным работам – 253, различным срокам лишения свободы – 1268, оправдано – 36. 

Фото — из архива автора и «Крымского Эха»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Помним каждого. Накануне великой даты

.

Сначала воевали со звездами на бляхах, потом — со своим народом

Вежливое требование к русским:

Евгений ПОПОВ