Крымское Эхо
Общество

Обокрал нас всех незримо этот долбаный* престиж

Обокрал нас всех незримо этот долбаный* престиж

Кризис кризисом, а конец уроков, то есть выпускной вечер, состоится при самых неблагоприятных финансовых условиях: считается, что детей нельзя лишать ярких впечатлений, а потому заключительный аккорд школьных чудесных лет должен быть оглушительным.

Поэтому родители не скупятся на помпезные гуляния и еще с осени забивают самые шикарные рестораны и приморские виллы. Выпускной стал знаковым событием для всей семьи, когда под девизом «Ура! Наши дети школу окончили!» родители натужно демонстрируют, что живём один раз и делать это надо на широкую ногу.

Помпезные школьные выпускные выглядят как заявка на перманентную успешность детей в будущем и необходимость соответствовать неким элитарным правилам, где нет места обыденности и бытовухе. Этот социальный стереотип ярче и нагляднее всего проявляется в момент выбора для детей учебного заведения и специальности, когда родители готовы добровольно вырвать из собственной жизни несколько лет, урезать себя во всем, ходить в старом пальто и питаться одними макаронами ради ярких перспектив любимого чада. Намечтают себе Бог знает что и будут пять-шесть лет тянуть жилы, чтобы дитя жило в столице, в достатке, имело профессию всем на зависть.

Условия для этого созданы неограниченные. Высших учебных заведений расплодилось такое количество, что среди них уже практически не найти даже простенького института – все превратились как минимум в университеты, а то и вовсе в академии, некоторые так сразу в международные. В прошлом году один из таких с заманчивыми финансовыми специальностями проводил прием абитуриентов в Крыму. Помню, как радовалась одна керченская мама, как горделиво выписывала среди родительниц на выпускном вечере старшей дочери, поступившей туда на бюджет. Жить и учиться в Москве девочке из многодетной семьи, каждое лето с тринадцати лет работавшей посудомойкой в пансионате, – да такая удача выпадает только на «Поле чудес».

Через полгода девочка вернулась похудевшей, подурневшей, нервной и раздражительной. Оказалось, в гражданском вузе действует жесткий армейский распорядок для иногородних и бюджетников: подъем в шесть утра, никаких самовольных отлучек с территории, трехразовое питание по часам, после учебных занятий – уборка помещений, помощь в приготовлении пищи на кухне, стипендия — в общий котел, просмотр телевизора и сидение за компьютером ограничиваются двумя часами исключительно по воскресеньям, отбой в полночь. Девочка, размечтавшаяся было о столичных перспективах, вернулась к будничной провинциальной жизни: работает в гостинице горничной, собирает деньги на заочную учебу в каком-нибудь вузе неподалеку от Керчи. Это называется «обломали на старте», хотя не подвернись этот злосчастный московский вуз с бесплатным обучением, все могло бы сложиться проще и реалистичнее.

Социальный стереотип завышенных ожиданий отражается не только на психике тех самых детей, чьи надуманные перспективы не оправдываются, но и на экономике страны. Что плохого случилось бы, если бы эта самая девочка, привыкшая с малолетства помогать маме, возиться с младшими сестренкой и братьями, научившаяся зарабатывать на себя с подросткового возраста и имевшая весьма средние способности к школьным наукам, пошла бы учиться какой-то более приземленной, чем менеджер, специальности? Но подвернулся сомнительный шанс, и та же мама, можно не сомневаться, нарисовала перед дочерью такие радужные перспективы, так изложила тяготы своей жизни, которой она, естественно, дочери не желает, что девочка готова была впрыгнуть к черту в горящий котел.

Или вот такой пример. О необходимости технического скачка страны говорится многие годы, но задача все никак не поддаётся решению: немногим хочется становиться инженерами. Это, кстати, видно при выборе выпускниками обязательного экзамена по физике, который сдается только при поступлении в инженерные вузы. Как говорят учителя этого предмета, физику для сдачи выпускники выбирают сейчас нечасто, школьные предметы негуманитарного цикла ограничиваются математикой. Но если техническая мысль еще как-то бьется в умах технарей с высшим образованием, то воплощать их фантазии в металле и ставить производство на поток некому.

Работодатели криком кричат, вопиют о страшенном дефиците высококвалифицированных рабочих. И низко квалифицированных, похоже, что тоже. Днями устроившийся слесарем на «Залив» Александр рассказывает, что не успел он приступить к работе и вникнуть в нее, как его тут же назначили на работу в праздничные дни, потому что людей в цехе не хватает. А почему? А потому что в стране с годов эдак восьмидесятых действует стереотип: без высшего образования ты не человек. «Будешь плохо учиться — пойдешь в ПТУ», — вы ли не слышали этих произнесенных с надрывом учителем или родителями слов? И возник нездоровый спрос на вузовский диплом, подогреваемый завышенными общественными ожиданиями.

«После техникума я пришел в цех рабочим, потом стал мастером, но в конце восьмидесятых на заводе набрали группу перспективных кадров и по договору с профильным вузом отправили на заочную учебу, — рассказывает Игорь Тесленко. — Но оказалось, что диплом — это хорошо, но не сытно: зарплата инженера в два, а то и три раза ниже, чем у рабочего высокого разряда. И я вернулся в рабочие, так поступили многие мои однокурсники, которым не повезло выбиться в начальники, и в девяностые годы рабочие профессии, можно сказать, вытянули нас из нищеты. Поэтому мой сын окончил ПТУ, получил специальность деревообработчика, затем — Лесотехническую академию и, поработав в зарубежной фирме рабочим, открыл свое дело. И знаете, предпринимателя, умеющего работать руками, рабочий класс не только уважает, но и не проведет как простачка».

Но таким путем пошло все же меньшинство. Какое ПТУ, какой рабочий, когда в девяностые, ответившие на амбициозный родительский запрос роскошным коммерческим предложением под названием «платное образование», можно было, не вставая с дивана, получить «корочки» самых престижных специальностей, потрафить запросам на недосягаемую прежде успешность. В итоге выросло дипломированное поколение невостребованных образованцев и возник катастрофический кадровый голод в ключевых отраслях экономики.

Даже бывшие ПТУ, сменившие вывески на колледжи и лицеи, включились в эту игру на успешность. Наряду с традиционными рабочими профессиями они наперегонки понеслись лицензировать новые: секретаря руководителя, референта, бармена, визажиста, дизайнера-оформителя. И в результате оказалось, что даже профессия повара стала для молодых парней предпочтительнее специальности сварщика. Выбравших традиционные специальности начали считать полными неудачниками: мода на обслугу победила производственников.

 Найти сегодня хорошего рабочего – колоссальная проблема для работодателей. За годы легкодоступности высшего образования, которому нередко обучали в арбузолитейных и заборостроительных университетах профессора кислых щей, утрачено несколько поколений рабочих. Правда, на горизонте замаячила новая тенденция. Многие из тех, кого умные мамы-папы засунули в вузы, оказались со своим высшим образованием не у дел. Не нужно стране такое количество менеджеров, юристов, финансистов без опыта практической работы. И даже судовых механиков и матросов тоже столько не надо. Сегодня обладателей дипломов можно встретить на разного рода шабашках, рынках, разъезжающими по стране и миру в поисках хорошего заработка, «забивших» на свои «корочки». Кто-то не потянул работу по специальности, кто-то понял, что не его, кто-то осознал, что руками заработать можно гораздо больше, чем в кабинете. Но все они дошли до этого своим незадавшимся опытом, ноги которого растут из амбиций и зависти к чужой успешности их родителей.

Тарас, которого мама-техник и папа-судосборщик видели только стармехом на иностранном судне, сделав один рейс, забил на диплом и с удовольствием работает на судоремонте. «Скандал дома вышел знатный, потому что маман уже мысленно купила мне пентхаус и женила на богатой наследнице, а я с детства любил возиться с железками и налаживать механизмы, — говорит молодой человек. – Но учеба даром не прошла: механизмы я знаю не хуже старичков, еще руку набью и наберу свою бригаду». Сам Тарас рассказывает о новом деле с удовольствием, а вот родители очень стесняются того, что из сына, как им кажется, ничего путного не вышло.

Через пару недель родители очередных перспективных выпускников будут, сидя за столом, похваляться планами на успешность. Прозвучат названия московских, питерских, ростовских, краснодарских вузов, вырисуются захватывающие дух проекции жизни детей, где, понятное дело, не останется места для каких-то там ПТУ, лицеев и колледжей, пусть и сменивших вывески на техникумы, где учатся неудачники, тупари и прочие ошибки природы и жертвы аборта, как считают взмывшие надеждами ввысь родители. И если сами дети методом проб и ошибок не опустят мам и пап н землю, то эта болезнь мозга под названием «мой ребенок достоин большего» станет еще лет на …дцать хронической.

Надо чтобы кто-то, а ими просто обязаны стать родители, сумел быть честным со своим ребенком и объяснил, что работать руками — это не то что не позорно, это еще и материально выгодно и всегда востребовано, особенно в тех случаях, когда шанс получить высшее образование равен размеру родительского кошелька, а не мозга. Что вызов мастера по ремонту бытовой техники стоит столько же, сколько прием частнопрактикующего врача, а главному специалисту предприятия надо не один месяц работать на пару с женой, чтобы пригласить мастеров по ремонту и отделки квартиры.

И те, кто сегодня пыжится будущей успешностью своих детей, возможно, и не оправдающейся через годы, никогда не обойдется без умелых рабочих рук и всегда будет заискивающе просить об одолжении водопроводчика или автослесаря. Об этом хорошо бы помнить, мечтая о превосходстве своего ребенка над остальными…

Фото с сайта ru.dreamstime.com

* Из стихотворения Зои Храмцовой:

Вот  же вроде повзрослели,
А играем без стыда –
В «догонялки», «обзывалки» —
Это ж детская игра.

У одних машина круче,
У других шикарней дом.
А кому-то «славу» — лучше,
Так вот в детстве и живём.

Ну, а жизнь проходит мимо,
А вот долбаный престиж
Обокрал нас всех незримо.
Что нам жизнь покажет? – Шиш!

Я не знаю, как другие
Ну а я сказала: пас! 
Дни проходят золотые –
Виртуальность губит нас!

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Гурзувиты приняли решение о создании Гурзуфского собрания на концерте Александра Алира

Николай НОСКОВ

В Щелкино заговорили о возможности социального взрыва

Ольга ФОМИНА

Среди юных героев в Москве чествовали и двух крымчан

.