Крымское Эхо
Библиотека

Обида

Обида

– Ну ты, рахитик, брысь с дороги! – Васька Захаров походя толкнул плечом зазевавшегося мальчишку из параллельного класса.

Эти приблуды поселковые сосем проходу не дают. Мальчишка был на голову ниже Васьки, рыжий, конопатый, в коротком пиджачишке – Митька Каховский. Он посторонился, отвёл глаза и пошёл по своим делам. А Васька не унимался.

– Эй ты, рахитик, что, испугался?

Но его оклик остался без ответа.

…Митя зашёл в свой класс и быстро нарисовал на доске Карлсона, который дарил цветы Маленькому Принцу. Картина получилась очень живой и доброй. Девчонки заохали и начали его просить нарисовать эту картинку в их девчачьих дневниках. И он не стал отказывать…

Домой они ходили всегда втроём, иногда к ним присоединялся и Витька-штангист. Вот и сегодня Митька, Санька, Сергей и Витька вышли из школы.

На перекрёстке их уже ждали. Васька Захаров и его дружки: Бэн, Дэн, Макака и Сапог.

 – Эй, рахитик, а ну-ка, стой! – Васька вразвалочку подошёл в Митьке и сбил с него шапку.

Реакция последовала немедленно: тяжёлый портфель снизу вверх приложился по самому интимному месту задиры. Тот согнулся, выпучив глаза и издал крик, похожий на рычание. И тут же получил хороший удар каблуком левой ноги прямо в раскрытый рот.

Санька, Серёга и Витька бросились разнимать дерущихся. Но было поздно. Васька валялся на земле, скуля и размазывая сопли, а его кореша уже торопливо покидали поле боя. Витька поднял Ваську, взял за грудки и тихо прошептал:

 – Ты, красавчик, не пыли. Мы своих не бросаем. Если надо, весь посёлок приведём. И запомни: будешь жаловаться – втройне получишь. Брысь с дороги!

И побитый забияка, опустив плечи, поплёлся домой.

***

Митька влюбился. Она училась в параллельном классе. Была дочерью высокопоставленного чиновника, стройная, с огромными серыми глазами и шикарными русыми косами до пояса. Один её взгляд приводил Митьку в замешательство. И он всё никак не мог подойти к ней, хотя девчонки из еёкласса очень часто просили его что-то нарисовать в их девичьих альбомах.

А у неё альбома не было. Да и компанию она водила не с одноклассниками, а с более старшими ребятами. Хотя одного отмечала – Ваську Захарова.

Митька вырезал лобзиком из фанеры ажурную розетку, а в центре масляными красками написал портрет своей зазнобы. И тихонько, чтобы никто не видел, положил ей в парту.

 Реакция последовала мгновенно: на перемене она и Васька зашли в его класс.

– Знаешь, мне твоя мазня не нужна. Не трудись напрасно…– И розетка полетела на пол.

А Васька хихикнул:

– Рахитик, ты на себя-то взгляни… Ты же шибздик недоделанный, не по себе дерево рубишь!

Митя еле сдержал слёзы обиды и гневную ярость в отношении хама, молча поднял розетку, забрал портфель и ушел из школы…

Дома написал записку: «ЛЮБЛЮ СВЕТУ!!!», свернул её в трубочку и сжёг… Вроде как полегчало.

Попросил мать написать заявление о переводе в соседнюю школу. И через неделю уже знакомился с новыми одноклассниками.

 ***

 Как то он встретил Витьку-штангиста. Побродили вдоль озера, поговорили о пустяках. Апрель был жарким, и они уселись на лавочку возле заводского клуба.

– Зря ты в другую школу перешёл. Мы этих зазнаек немного помяли. Теперь они не сильно задаются.

 – Ты же знаешь, почему я перевёлся. Надо мной бы вся школа смеялась. А Васька бы проходу не давал.

 – Ваську мы проучили, теперь притих…Ну, а она… – Витька запнулся.– Она с Бурым ходит. А Бурый – он же с бандитами связан. Его брательник только что откинулся. Сидел семь лет. Теперь всю Мамаеву рощу под себя подмял.

 – Да знаю… От этого не легче.

 – Слышь, ты дурного-то не бери в голову. Вон мой дядя Сеня что говорит: «Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда!»

 – Да ну тебя… Уходит, приходит…Нет никакой любви. Да и не будет уже… Ладно, пошли домой, а то мать волноваться будет.

 ***

Прошло более тридцати лет. Дмитрий Иванович, бывший Митька, приехал в родной город.

Вроде как время его и не коснулось. Та же провинциальная тишина, разве что появилось много ларёчков да тротуары и дороги превратились в ухабы и колдобины. Озеро воняло тиной, деревья пожелтели от жары. Гостиница, где он остановился, так и осталась «Домом колхозника» хотя сменила вывеску на «ОТЕЛЬ «ЛАСТОЧКА»; бывший ресторан «Кленочек» тоже изменил название на «ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА» – и все…

Командировка должна была быть долгой: их пригласили расписывать новый храм, восстановленный из руин одним из высокопоставленных руководителей региона. Дмитрий Иванович к своим пятидесяти годам уже имел и звания, и состояние, и неоднократно выставлял свои работы на вернисажах по всей Европе, а не только на родине. И согласился он на эту работу не из-за гонорара, а только потому, что в раннем детстве его бабушка Наташа тайком от отца и матери крестила его в этом храме.

Коллеги-художники должны были подъехать через пару дней, и Митька решил побродить по городу. Первым делом съездил на кладбище. Могила отца заросла сиренью, и он едва её нашел…

Потом побывал в школе. Всё такая же, только почему-то стала вроде как меньше и уютнее. Учителя и директор все были новые и ему незнакомые, но приняли по-доброму…

Ближе к вечеру зашел в магазин: старое райповское здание обветшало и как бы присело. Планировка осталась прежней. Длиннющий прилавок и две продавщицы за ним. Одна — молоденькая, с сонными глазами, в синем фартуке и такой же пилотке, и рядом толстая, с ярко накрашенными губами и выбивающимися из под пилотки пегими волосами…

Напротив неё стояла старушка с коляской-«кравчучкой» и что то перебирала в кошельке.

– Жэнщына, вы чево капаитесь? Не хватает денег – нечего в магазин ходить!

Старушка виновато улыбалась и продолжала шарить в кошельке.

 Митька вздрогнул: это же его бывшая классная руководительница, Эмма Васильевна!

 Быстро подошел к ней, взял под локоть…

– Вы меня не узнаете? Эмма Васильевна, я Митя Каховский…Ваш ученик…

– Ой! Митенька! Узнала…

 – Вы там в сторонке поговорите, мне работать не мешайте! – перебила продавщица

– Да ладно вам.

Митя быстро заказал коробку конфет, палку сырокопчёной колбасы, банку шпрот и бутылку шампанского. Заплатил и все это, в пакете, протянул своей учительнице…

– Митенька, не обижай меня. Я не возьму…

– Да, что вы… И не думаю вас обижать…Наоборот, вы меня обидите, если мы не попьём чаю .

 – Что ж, пойдём ко мне.

Они долго сидели, пили чай, ели бутерброды. И говорили, вспоминали…

Наконец, Дмитрий Иванович не выдержал и спросил про свою первую любовь – Свету Баркину.

 – А ты, что не узнал её?

 – А где я её видеть мог?

 – Так это она в магазине торгует. Мы у неё покупали.

Митька вздрогнул. Как время беспощадно… Из красавицы оно превратило его зазнобу в какую то неряшливую, грубую, хамоватую особу…

 – Да Митенька, тяжкая у неё судьба. Сразу после школы выскочила замуж за Петю Бурого, а он в тюрьму попал за бандитизм: людей грабили. Там и умер через два года. Она и пошла по рукам. Несколько лет с Васей Захаровым жила, но он спился и помер от цирроза. Теперь её Петькин брательник к себе в магазин взял. Хамит, никого не узнаёт. За собой не следит…

Митя вздохнул. Да, судьба вертит человеком так, что и предположить трудно.

 ***

На следующий день он пришел в храм для того, чтобы сфотографировать прежнюю роспись. Внутри был пусто. Старичок вполголоса скороговоркой читал Псалтирь, кое-где горели свечи.

Дмитрий Иванович начал фотографировать… и возле распятия вдруг увидел её, Светлану Баркину. Она стояла на коленях, обнимая основание креста. И, видимо, плакала. Потом вдруг подняла глаза на него, вытерла слёзы кончиком платка и поспешила к выходу. Он догнал ее.

 – Света, здравствуй!

 – Здравствуй. Что ж вчера-то не узнал?

 – Не узнал.

 – Что, сильно постарела, страшной стала?

 – Да Бог с тобой. Просто изменилась, да и не ожидал я тебя увидеть.

Они отошли, сели на скамейку.

 – Знаешь, если у тебя ещё сохранилась та розетка, что ты мне когда-то дарил, верни её мне.

 – Сохранилась. Верну.

И она опять расплакалась.

 – Знаешь, как обидно… Не рассмотрела я своего счастья. Сильно гордая была. Жизни не нюхала. Только на кого обижаться-то? Только на себя! А это самая страшная обида!

А ему было все равно…Перегорело…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Они ушли недолюбив…

Любовь ТАРАХТИЙ

«Я Бэтмен, летящий на крыльях ночи!»

Юлия МЕЛЬНИК

Владимир Орлов, он был озорным и веселым