Крымское Эхо
Архив

Об «оранжевой революции», экономическом кризисе,

Об «оранжевой революции», экономическом кризисе,

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Пять лет назад на Украине как раз в эти дни «вершилась» «оранжевая революция». На днях отмечали ее юбилей. Праздновали невесело: опасаясь провокаций, даже организовали пропускную систему. Не пустили награжденную орденом бабу Параску — этот, можно сказать, «символ революции». До Майдана она танцевала в переходе за пустые бутылки, а как возвысилась…

Вспоминаю события тех дней. Город был испуган. Все понимали, что творится что-то незаконное и противоестественное. Понимали, что Майдан легко разогнать, и надеялись на это. В киевских госучреждениях приготовили по два комплекта символики: на случай победы того или иного кандидата.

Но скоро стало ясно: «оранжевые» победят безальтернативно. Киев есть Киев, а Америка есть Америка. Два мощных шамана – Кучма и Тейлор, войдя в альянс, таки поставили марионеточное правительство; конформистское, трусливое «гражданское общество» Киева оказалось очень подходящей средой для того, чтобы без сопротивления уступить власть законную хуторской, мафиозной власти «титульной» нации (расшифровке не подлежит). Конечно, тихо возмущались появлению в городе такого количества галичан; тем, что в эфире стал преобладать галичанско-канадский говорок, удивлялись, почему везде грузинские флаги. Но тлетворный дух предательства взял свое. Молодежь, возвращаясь с Майдана, радостно комментировала, что стипендия студента теперь будет не менее 500 долл. США, а минимальная зарплата — не менее 800. Те, то постарше, не сомневались, что мы уже завтра будем в Евросоюзе, раз уж рулит Америка. Сработал национальный менталитет: наибольший героизм – это правильное предательство. Сработало коллективное бессознательное.

Самое интересное началось после победы «оранжевых». Страна ожидала радикальных действий. Вместо этого увидела то, что уже когда-то было после революции Октябрьской, хотя пример, конечно, несопоставимый: тогда, придя к власти аналогичным способом и при поддержке тех же западных сил, большевики заняли лучшие квартиры, хвастались друг перед другом богатством и потратили две трети бюджета страны на новогодние подарки, купив во Франции лучшие вина, засахаренные фрукты и шелковые чулки.

Теперь же, олигархи, теряя перья, стали договариваться с новой властью, это оказалось легко. Несколько отстрелянных «самоубийц» ни на кого особого впечатления не произвели. В общем, жить можно.

Фактически во время «оранжевой революции» Украина Правобережная выясняла отношения с Левобережной (Западная с Восточной, или проамериканская с пророссийской). И именно это обстоятельство — то, что житель Запада «больше украинец» и имеет как бы больше прав, обеспечило уступчивость жителей Востока, понимающих, что их обманули. В результате пострадала кадровая политика. Восток селекционирует во власть инженеров, директоров, экономистов. Запад же в пылу чумового азарта забросил во власть хуторян, националистов-приспособленцев (как правило, бывших коммунистов и комсомольцев, ранее руководящих), популистов и невероятное количество откровенного жулья. Были окончательно нарушены все балансы, корабль «Украина» дал течь. Страну постигла величайшая деградация.

С тоской смотрит сегодняшний житель Западной Украины в сторону Польши – ведь там все иначе. В начале 90-х по уровню своего развития, особенно технологического, Украина отличалась от Польши как город от хутора. Теперь же – наоборот. И не случайно. Как зона «буферная» Польша получила от МВФ, ВТО, ЕБРР и других мировых институций рекомендации, прямо противоположные тем, которые получила Украина, изначально рассматриваемая Западом и особенно США как санитарный кордон, защищающий от растущей мощи России и позволяющий близко к ней подползти. А для того, чтобы это получилось, необходимо было проделать то, что было сделано и очень серьезно поработать с менталитетом украинского населения, благо почва оказалась благоприятной. Характерно, что во время «оранжевой революции», где активно фигурировал Квасьневский, поляки выступали как наши ближайшие родственники. Как выяснила сегодняшняя социология, они нам взаимностью не отвечают. Так, во время соцопроса в Польше спросили: кого вы больше всего презираете? Поляки уверенно ответили: цыган и украинцев.

Так все-таки, «оранжевая революция» – это хорошо или плохо?

Автор, как ни странно, считает, что хорошо. Стремительно падающая вниз, деградирующая и раскалывающаяся, агонизирующая Украина приближается к нижней точке падения. Именно благодаря Майдану этот этап мы прошли всего за пять лет. В сознании людей четко зафиксировались те последствия, к которым приводят «справжни украинськи цинности», люди увидели, какие мы есть на самом деле. Рядом с нами —восходящая Россия, стабильная Белоруссия и ныне могучий Казахстан. Европа же от нас шарахается, как черт от ладана, Россия сторонится. Как сказал кое-кто из великих, «плохо, очень плохо, совсем плохо – конец. Это начало».

Будем надеяться, что ветер поменяется и подует с Востока, а рухнувшая Украина сможет подняться.

А как же экономический кризис, короли и капуста?

С этим все хорошо. Учитывая минимальную интегрированность в мировой рынок, кризис, казалось бы, должен был нас миновать, но это почему-то не случилось. Оказалось, Украина от кризиса пострадала больше всех. С другой стороны, кризис – это хорошо. Как только прозвучало это слово, стало ясно, что можно воровать по полной: кризис спишет все. Вероятно, именно поэтому кризис в Украине все-таки случился.

Что же касается королей (королев), то у них все нормально. Капусту продолжают рубить, солят ее в оффшорах, хватит и на внуков.

 

На фото вверху — С.Ю.Пахомов,
кандидат экономических наук,
доцент, председатель общественной
организации «Содружество», г.Киев

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Праздник популизма

Ольга ФОМИНА

Крым. 6 сентября

.

Писательское братство