Крымское Эхо
Архив

О политике по-бабьи

О политике по-бабьи

Положа руку на сердце, мне глубоко безразлично, где проведет Юлия Владимировна ближайшие годы своей жизни, в публичной политике или за решеткой. Она никогда не была мне интересна как политик, хотя не надо много фантазии, чтобы представить ее на броневике с собственными апрельскими тезисами. В том нет женской ревности, как часто пытаются представить нелюбовь слабого пола к сильной женщине мужчины. Наоборот, именно женщины куда лучше мужчин представляли последствия власти Юли. Ведь каждая, может быть, не вполне отдавая отчет, видела в ней себя: шею, которая крутит головой.

Если бы не она, срывая голос, скандировавшая «Ющенко так!», Виктор Андреевич занялся бы черепками и пчелами на пять лет раньше. Каждое ее появление на Майдане люди сопровождали воплями «Юля!», и только ей одной удавалось перепеть песню многоголосого хора, вклинивая в слова припева фамилию будущего гаранта. Кем бы ни считали Юлю — логиком, оратором, демагогом, олигархом, амбициозной бабой, противницей реформ, какие бы исторические параллели с Марией Стюарт ни проводили, отношения с какими политиками — российскими или европейскими — ей ни приписывали, а согласитесь, против нее все мужчины украинской политики выглядят пресной лепешкой рядом с налитым остротой и соком чебуреком.

Уж не знаю, сколько кровей гуляет в фигуристом Юлином теле, но характера ей явно не занимать. Она, как Александр Матросов, прет на танк противника с бутылкой зажигательной смесью без опасения быть им раздавленной. Понятно, что вся эта борьба и риторика не ради нас с вами. Плевать она хотела на наши проблемы, но в украинской политике никто иначе себя не ведет, поэтому не надо представлять, будто баба-каравай исключение из правил. Хотя постойте — и вправду исключение, на которое ополчились все, а сказать о том, глядя прямо в глаза, ни у кого духа не хватает. Политики кружат вокруг да около, сыпя словами исключительно в отсутствии Юли. Политологи отображают своими заявлениями заказ власти, стараясь убедить европейских коллег, что делать из Юли памятник украинской демократии и мученицу политических репрессий оппонентов напрасно. Но, как видим, в том они не преуспели — европейцы по-прежнему видят в судебных делах против Тимошенко политический фарс нынешней власти. Да и в родной стороне мало кто верит, будто судебный процесс над Тимошенко — первый прецедент истинной украинской демократии, отошедшей от принципов «рука руку моет» и «ворон ворону глаз не выклюет». Но если дело Тимошенко — разрушение стереотипа безнаказанности и всепрощения, то политикам из провластного большинства надо не выпускать из рук чемоданчиков со сменным бельишком, потому что кто-кто, а Юлия Владимировна им своего унижения в жизни не простит. Тут уж извините, политика политикой, а бабья злопамятность свое наверстает.

Имея это в виду, основная масса украинских политиков старается как можно меньше рисоваться на Юлиной теме, мягче и реже высказывать свое мнение и, как водится, с хитроватой хохляцкой сметкой предоставлять слово другим. Переговорить Юлию Владимировну в разговоре тет-а-тет способны разве что Луценко с Яценюком, в Партии регионов все эти Лукьяновы, Чечетовы, Колисниченко, Киселевы мелко плавают в ораторском искусстве. Несмотря на свободно болтающиеся у них языки, поиск аргументов вызывает слышный окружающим скрип мозгов. К тому же все они оказались на удивление дипломатичными, вспомнив, наверное, как родители в детстве учили их, что недостойно мужчины поднимать руку на женщину. Вот они и уступили это право женщине. Естественно, кроме Инны Богословской некому. Ее выпускают всякий раз, когда надо безостановочно молоть языком, и это уже стало напоминать концертную программу, дыра в которой затыкается непопулярным, но на все согласным артистом. Именно ее сделали председателем временной следственной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам расследования обстоятельств подписания газовых соглашений между Украиной и Россией, зная, что Инна Германовна не упустит возможности поносить в зубах Юлию Владимировну.

Наблюдая за их не расслышанным ни одной из дам диалогом на телешоу, все имели возможность убедиться, что обе они стОят друг друга. Никто лучше них не способен манипулировать фактами, извращать чужие слова, жонглировать аргументами, слышать и видеть то, чего не было и в помине, и напропалую врать. Смешно вспоминать, как на заре расцвета Юлиного бизнеса отечественное телевидение, посвятившее ей передачу в день 8 Марта, представило будущую львицу украинской политики нежной и хрупкой козочкой. Но не менее смешно вспоминать телепередачи, посвященные Инне Германовне, в которых она представляется отчаянной врушей. Готовя на телекухне судака по-польски, она с упоением рассказывала о своих панских корнях — тогда многовекторная политиканка возглавляла за бабки Хорошковского движение «Озимое поколение». Не успели обсосать рыбьи косточки, как Богословская вылезает на экран с рассказами о своих церковных корнях, правда, без кутьи и узвара, аргументируя религиозность говорящей фамилией. Только зритель сложил два и два, как новая сказка: оказывается, как и Тимошенко, Богословская бомжует между заседаниями в Раде. И это при старинном трехэтажном особняке в центре Харькова, оформленном как мастерская мужа-художника.

В чем принципиальная разница между дамами, так это в уровне их самостоятельности. Не знаю, как в случае с Путиным, но на Украине еще не родился мужик, способный манипулировать Тимошенко. Тасует и сдает карты своим оголтелым сторонникам Юля исключительно сама. Богословская же по сути своей марионетка: меняются только руки и суммы, в которые и за которые она продается. Ее талант быть говорящей головой используется на полную катушку: то она ярая сторонница Януковича, то она ему конкурентка на выборах, то она член Партии регионов, то она внефракционный депутат, то она опять штык партии. За ее перемещениями никакая ГАИ не уследит, и этим она здорово смахивает на продажную девку, которую перекупают по случаю и подкладывают по необходимости. Так что «облико» явно «не морале». К тому же с возрастом в ее словах проступают нотки истерии и кликушества, грозящие перерасти в брызгание желчной и ядовитой слюной. Хотя надо отдать должное: фигурка для пятидесятилетней дамочки класс.

Слушая Инну Германовну, одновременно прислушиваюсь к тому, что суфлирует мой внутренний голос. А он буквально вопиёт, чтобы Владимир Путин отозвался на просьбу Инны Богословской о его допросе в качестве свидетеля по делу Юлии Тимошенко. Что-то мне подсказывает, что одному ему удастся если не замочить Инну Германовну в сортире, то хотя бы поставить крест на ее политической карьере. Не со зла, а исключительно во благо Партии регионов, которой она оказывает медвежью услугу, рьяно кусая по команде «фас!» даму-оппонента. Моя многолетняя приятельница, поставившая точку в своем высшем образовании дипломом об окончании Высшей партийной школы и недавнего времени не входившая в число сторонников Тимошенко, которую она не называла иначе, чем «смерть с косой», после начавшегося над ней суда сказала: «Чем дольше правит Янукович и громче кричит Богословская, тем больше я симпатизирую Юле. Не потому, что люблю убогих, а потому что так плохо, как сегодня, при ней не было».

 

Фото вверху —
с сайта novopol.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым хочет попрощаться с НАТО и поздороваться с Россией (ВИДЕО)

С металлодетектором на крымскую историю

.

Соломенные чурки — и нанотехнологии

Ольга ФОМИНА