Крымское Эхо
Культура

О кибла-ориентации Ханского дворца в Бахчисарае

О кибла-ориентации Ханского дворца в Бахчисарае

Изучая архитектурную композицию комплекса Бахчисарайского дворца по чертежам архитекторов Джакомо Тромбаро (1787 г.) и Уильяма Гесте (1798 г.), сталкиваешься с непониманием назначения в ханские времена большого без твердого покрытия пустынного двора размером около 170 м в длину и шириной от 33 до 81 м.

В представлении архитектора, обучавшегося в большей степени на примерах европейской архитектуры, может показаться странным, что этот двор, ориентированный с севера на юг, не имеющий структурных узлов в виде архитектурных объектов, фиксирующих его композиционную ось по направлению север — юг, в архитектурном отношении не завершен. Создается устойчивое впечатление, что жилая часть дворца, расположенная с запада, и сакральная его составляющая (Большая ханская мечеть, ханское кладбище с двумя гробницами), граничащая с центральным двором с востока, композиционно не объединены.

Объяснение дворцовых экскурсоводов о функциональном назначении центрального двора в качестве места для массовых соревнований татарских конников-аскеров недостаточно обоснованы. Поднятие столбов пыли перед жилой частью дворца, схожих с песчаной бурей в пустыне, вряд ли были допустимы, поэтому эта версия не вызывает доверия. Да и в сильный дождь территория двора могла превращаться в грязное месиво, мало пригодное для каких-либо нужд.

Можно предположить, что с целью уменьшения запыленности главного двора и предотвращения образования грязи во время и после выпадения атмосферных осадков двор мог иметь травяное покрытие. Однако никаких археологических работ на территории главного двора дворца с целью установления этого факта не проводилось.

Ответ на важный вопрос о функциональном назначении Главного двора дворца, как предполагается, кроется в применении исламскими зодчими принципа возведения ряда крупных градостроительных ансамблей магометанского средневековья по требованиям ислама в священном направлении к главной святыне мусульман – Каабе, которое называется Кибла.

Вторым условием построения архитектурной композиции исламских дворцовых комплексов является доминирующее положение мечетей в их структуре, которые ориентированы главной композиционной осью на Киблу. В Большой ханской мечети точно указывает Киблу ее михраб. При этом необходимо учитывать, что архитектурные объекты, входящие в комплексы мечетей, в зависимости от ландшафтной и градостроительной ситуации, а также культурно-исторических традиций, имеют различную компоновку (фото№ 1).

Мечеть в каноническом понимании представляла собой замкнутый квадратный или прямоугольный двор. Из этой древней культовой формы сформировалась позднее и здание мечети. Но двор перед мечетью никуда не исчез и получил дальнейшее развитие, превратившись в парадный двор при каждой мечети и назывался сан — А aḥn (арабский: صحن)[1].

Дворы открыты небу и в развитых с архитектурной точки зрения мечетях со всех сторон окружены постройками с залами и комнатами, а часто и тенистыми полуоткрытыми галереями. В дворах имеются бассейны для ритуального очищения. Главным назначением внутреннего двора мечети является его использование для большого количества верующих, участвующих в совместных молитвах.

В зависимости от градостроительных и ландшафтных условий двор при мечети мог размещаться с восточной, северной (классический вариант компоновки) или западной стороны.

Изучением ориентации средневековой исламской религиозной архитектуры по Кибле занимается английский математик, арабист, специализирующийся на истории науки исламского мира Дэвид А. Кинг (David A. King). Так, в своем исследовании «Ориентация средневековой исламской религиозной архитектуры и городов»[2] он указывает, что некоторые города можно назвать кибла-ориентированными — в том смысле, что их планы определяются главной осью по Кибле.

В качестве примера таких городов исследователь приводит средневековый Каир и Тазо в Марокко, ссылается на многочисленные исследования городов Магриба, проведенные исследователем Бонином.

Проверим гипотезу о построении композиции Ханского дворца в Бахчисарае на подчинении основных составляющих его объектов в священном направлении к Каабе.

Большое влияние на композицию дворца оказала ландшафтная ситуация его размещения в пойме узкого урочища р. Чурук-Су.

Это место в природном отношении является уникальным. С севера его фланкирует высокий и выразительный амфитеатр горной гряды с естественными каменными истуканами-сфинксами, подпирающий русло р. Чурук-Су. С юга – на несколько большем расстоянии от реки расположена гряда из известняка рыхлой горной породы с вымытыми осадками глубокими балками. Именно оттуда скатывались в русло р. Чурук-Су мощные селевые потоки, образовавшие характерную излучину, на которой впритык к реке возвели дворец.

Эта территория, удобная в природном отношении для поселений еще издавна, до прихода сюда татар, была освоена армянами. Так, известный историк Череф М.М. пишет, что так называемая Малая купольная мечеть, расположенная в жилой части дворца, представляет собой часть сохранившегося большого армянского храма[3]. Соответственно вокруг культового объекта располагалось и поселение, которое, как и христианский храм, при строительстве Ханского дворца было уничтожено.

Особенностью места строительства дворца является его стесненность, усложняющая размещение объектов его жилой и сакральной части. Однако эти сложные задачи строители дворца разрешили и выполнили главное каноническое требование к новому дворцу, которое заключалось в том, что его основные структурные элементы должны быть ориентированы на Каабу.

Подробно исследуем доказательства направления ориентации на Каабу ключевых в композиции Ханского дворца зданий и пространств, которые доказывают правомерность применения к этому градостроительному комплексу наименование кибла-ориентированный.

Не имея возможности из-за близости реки традиционно разместить составную часть мечети — открытый двор для проведения совместных молитв перед главным северным входом в Большую ханскую мечеть, его разместили между жилой и сакральными частями дворца. Его главная структурная продольная ось самостоятельно указывает направление на Каабу. (фото № 2).

Композиционная связь между мечетью, Главным двором и жилой частью дворца осуществлялась по поперечной структурной оси: западный вход в мечеть – главный двор – ворота жилой части дворца. А продольная структурная ось двора от северных ворот дворца на юг указывала сакральное направление на Каабу (см. фото № 1).

Воспринимаемый массивом зелени Террасный, или ярусный, сад служил естественным ориентиром священного направления по Кибле. Его внутренняя структура в общей панораме Главного двора дворца из-за ее крупных масштабов обозрения не играла никакой роли.

Внутренняя композиция жилой части дворца, сформирована по принципу спонтанной архитектуры[4] также имеет отдельные архитектурные и планировочные элементы, построенные по принципу осевой композиции, придавая ей некоторую системность: ориентированные на Киблу Бассейный дворик с фонтаном типа сельсебиль, Зал Совета и Суда, михраб Малой дворцовой мечети, в какой-то мере планировочные элементы Персидского двора.

Но они не доминируют в архитектуре дворца и не связаны между собой пространственно, поэтому заключение об общей спонтанности построения композиции этого сложного дворцового сооружения является вполне справедливым.

По-иному построена композиция сакральной части дворцового комплекса. Ориентация на Киблу — главного помещения Большой ханской мечети поддержана ориентацией по оси север-юг расположением двух гробниц, находящихся на ханском кладбище. Эта структурная ось выходит на Южные ворота дворца. Эстафета ориентации на Киблу с юга поддержана размещением на повышенных точках рельефа гробницы Диляры Бикеч, расположенной на верхнем ханском кладбище.

Как можно с уверенностью предположить, Южные ворота дворца сооружены специально для прохода/проезда на верхнее ханское кладбище и кладбище Махалле Саускан.

Выводы

  1. Анализ композиционной структуры комплекса Ханского дворца в Бахчисарае убедительно подтверждает гипотезу о том, что в ее основе лежит ориентация этого памятника в сторону священного для мусульман направления — Киблы. В отношении Ханского дворца в Бахчисарае полностью подходит термин – кибла-ориентированный объект культурного наследия.
  2. Центральный двор Ханского дворца структурно являлся составной частью Большой ханской мечети, функционально был связан и с жилой частью дворца. Он предназначался для использования в качестве территории для проведения совместных молитв большого числа мусульман.

Автор — В.Н. Борисов, член Союза архитекторов России,
Почетный архитектор Республики Крым

Фото вверху из открытых источников —
Карло Боссоли, Бахчисарай, Ханский дворец


1] Исламская архитектура — Islamic architecture. 2.2. Двор (Сан)

[2] David A/ King. «The orientation of medieval Islamic religious architecture and cities», Journal for the History of Astronomy 26 (1995): 268-269.

[3] Чореф М.М Церковь Бахчисарайского дворца. Золотоордынское наследие.

Материалы Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды (XIII-XV вв.)»: Сборник статей. Сер. «Золотоордынское наследие» Выпуск 1. Институт истории им. Ш.Марджани АН Республики Татарстан. Изд. «Фэн». Казань. 2009. С. 519-521.

[4] В данном исследовании термин «спонтанная архитектура» применяется в значении определенного подхода к формированию композиции архитектурного объекта/ объектов посредством несоблюдения целого ряда устоявшихся классических законов ее построения, основанных на сложившихся историко-культурных традициях и понятиях о целостности, соподчиненности и системности.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.7 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Руслан Богатырёв, голос поколения героев

.

Агония культуры

Валерий БОРИСОВ

В Париже открыли мемориальную доску И.Репину и В.Поленову

Елена ЯКУНИНА

Оставить комментарий