Крымское Эхо
Библиотека

О Керчи всё и даже больше

О Керчи всё и даже больше

Знающие историю русской литературы без труда проведут ассоциативную параллель между названиями недавно увидевшей свет книги «Керченская старина» и популярными на стыке XIX и XX веков периодическими изданиями «Русская старина» и «Киевская старина».

Ее авторы – заместитель директора Восточно-Крымского заповедника по фондовой работе Наталья Быковская, заслуженный работник культуры республики Владимир Санжаровец и старший научный сотрудник Наталья Небожаева намеренно выбрали для своего детища такое название, полагая, что она откроет серию научно-популярных изданий об истории Керчи.

Они же постарались ввести читателя в мир Керчи XIX века, который не скрыт от нас многокилометровым слоем истории, но в советский период об этом времени много и тем более хорошо говорить было не принято, потому что у понимающей публики могли возникнуть совсем ненужные сравнения с действительностью.

Для авторов книга во многом личная. Во-первых, историей дореволюционной Керчи они занимаются на протяжении всей своей научной деятельности, работая в фондах заповедника, архивах, музеях, библиотеках других городов, разыскивая по миру потомков людей, населивших эту замечательную книгу, без стеснения и брезгливости роясь на мусорниках, перебирая семейные альбомы коренных керчан и старые, оставшиеся у их наследников, вещи. Во-вторых, как сказала на презентации «Керченской старины» Наталья Быковская, это личные впечатления и детские воспоминания, потому что в 50-60 годы прошлого века в Керчи, несмотря на почти полностью уничтоженный в войну город, еще были ощутимы остатки старины, проступавшие в едва различимых знаках прошлой эпохи.

Авторы «Керченской старины» Наталья Небожаева, Наталья Быковская и Владимир Санжаровец

В-третьих, это желание превосходно знающих историю города авторов остановить на страницах книги безвозвратно утрачиваемые мгновения прошлого, ретиво рушимые современными нуворишами. И четвертое, самое обидное для преданных городу авторов: в заповеднике, кроме них, не осталось людей, занимающихся историей дореволюционной Керчи, поэтому они сочли своими долгом перед будущими поколениями рассказать о том, что знают, любят и ценят. И, конечно же, как многолетним сотрудникам заповедника им хотелось показать богатство его фондов и коллекций. Помощников у них было немало, и все они искренне и бескорыстно поделились с авторами книги бережно хранимыми в семейных архивах и личных коллекциях фотографиями и документами.

Эта книга станет неоценимым подспорьем преподавателям истории, экскурсоводам, истинным любителям старины, и потому ее авторы постарались изложить материал не суховато-строгим научным языком, постоянно отсылая читателей к сноскам внизу страниц, а написали ее в научно-популярном жанре, хотя каждая цифра, цитата, ссылка – достоверные на сто процентов сведения из архивов.

Первыми ее читателями стали издатели книги, которым она настолько понравилась, что они даже пожелали приобрести права на нее. И в этом нет ничего удивительного, потому что писали ее с душой, на высокой эмоциональной ноте любви к Керчи и превосходных знаний о ней. Оживив книгу рассказами о патриотах Керчи самой высокой пробы, авторы и сами стали с ними в ряд.

А это были люди замечательные и примечательные не только в истории Керчи, но и государства Российского. Достаточно вспомнить ее сиятельного покровителя графа Михаила Воронцова, который большинству, что огорчительно, известен только по злобной эпиграмме великого поэта Пушкина. На самом деле это был во многом выдающийся, широко образованный человек, политик и государственник европейского масштаба, который свои связи при дворе использовал не для личной корысти, а во благо той же Керчи. Граф Воронцов, чье имя еще сто лет назад носила главная улица города, — это первый градостроительный план, это первый сквер, это первые зеленые насаждения, это археологический музей, это Кушниковский институт.

Керчь была настолько интересна той, ушедшей России, что ее неоднократно посещали царские особы, причем не проездом, не для перерезания ленточки или предвыборной агитации, а серьезно и вдумчиво: музей, археологические раскопки, что впоследствии выливалось, как бы сказали сейчас, в дополнительное бюджетное финансирование, создание промышленных предприятий города, того же существующего до сей поры торгового порта. Ее градоначальниками были люди уникальные, прославленный моряк и мировой известности археолог. Керчь, которой в советский период отвели скромное место на провинциальных задворках, давала сто очков вперед многим более крупным российским городам своей исторической и промышленной значимостью. До войны она звучала почище Севастополя, который был меньше и по численности населения, и по всем остальным статьям.

Жаль, что молодые керчане, родившиеся и выросшие здесь, мало знакомы с историей родного города. Как сказал на презентации Владимир Санжаровец, юность равнодушна к знаниям прошлых поколений, она часто не понимает, что рядом с ней живут не осколки прошлого, не предки, как они выражаются, а люди, обладающими уникальными сведениями о жителях, их быте. Советская история мыслила глобальными категориями, изучала события планетарного масштаба, а если и говорила о локальных явлениях и фактах, то непременно увязывала их с происходящим в мире. На самом деле жизнь состоит из повседневности, а события такого масштаба, как та же революция 1917-го случаются значительно реже, чем, к примеру, рождаются люди, играющие в истории и науке важную роль ее двигателей.

В Керчи таким питомником талантов была знаменитая Александровская гимназия, откуда вышли и народовольцы Андрей Желябов и Михаил Тригони, и недооцененный литературоведами прекрасный поэт Георгий Шенгели, и философ-монархист Лев Тихомиров, и Герой Социалистического Труда, один из создателей советской электронной промышленности Сергей Векшинский, и один из зачинателей российского дельтапланеризма Александр Долгов, и ученый-биолог Федор Аверкиев.

Прославил Керчь и известный промышленник и меценат Константин Месаксуди, в доме которого «гостит» на весь мир известный музей Керчи, а в здании табачной фабрики давно и прочно обосновался судоремонтный завод. Произведённый на фабрике Месаксуди табак курила российская и европейская элита того времени, по запаху которого определялся высокий статус человека.

С именем Константина Месаксуди связан один примечательный для Керчи исторический анекдот. В старости у известного промышленника болели ноги, и дети настояли на его лечении в Париже. После осмотра светило европейской медицины сказал высокопоставленному пациенту, что коль промышленник приехал из России, то он бы посоветовал ему, вернувшись на родину, непременно поехать на лечение в город Керчь, рядом с которым находится озеро Чокрак: только его грязи могут принести ему выздоровление. Чокрак был неотъемлемой частью Керчи, его лечебницей, куда охотно на сезон с мая по сентябрь съезжалась российская знать.

Но не только с Константином Месаксуди связаны любопытные истории, приведенные авторами в своей книге. Есть не менее занимательный, о сиятельном покровителе Керчи, генерал-губернаторе Новороссии Михаиле Воронцове, питавшем пристрастную любовь к Керчи. Рассказывали, что когда Михаил Семенович, только заступив на свой пост, объезжал Крым, градоначальник Феодосии обошелся с ним весьма непочтительно: вопреки правилам гостеприимства того времени не предложил Воронцову отобедать. Состоятельные жители города, желая исправить промах градоначальника, устроили для генерал-губернатора вскладчину обед из принесенных домашних блюд, чем еще более увеличили неловкость положения.

В последующие годы, помня о столь нелюбезном приеме, генерал-губернатор Воронцов, проезжая по почтовой дороге в Керчь, в Феодосию не заезжал и даже почтовых лошадей менял на выезде из города. Через несколько лет, в отсутствие отправившегося в отпуск графа Воронцова, его преемник был встречен в Феодосии самым радушным образом: в его честь устроили двухдневные празднества. Узнав об этом по возвращении, Михаил Семенович, будто бы, и вовсе разгневался на Феодосию и с тех пор делал все, чтоб ей навредить.

Авторы не могли обойти вниманием и другой не менее интересный факт о Керчи, имевшей свой стационарный театр, на сцене которого блистал великий русский актер Михаил Щепкин. Есть и иное подтверждение того, что Керчь была городом театральным, кроме воспоминаний современников и архивных свидетельств, – русская классическая литература, где драматург Александр Островский в пьесе «Лес» вложил в уста своих персонажей, Счастливцева и Несчатливцева, всем известный диалог: «Куда и откуда? Из Вологды в Керчь-с. А вы-с? Из Керчи в Вологду».

Такие рассказы и ссылки на известные произведения очень оживляют и украшают книгу, как и многочисленные уникальные фотографии, которые сохранили для истории то, чего уже не никогда не увидеть воочию. Например, самую большую в Крыму лютеранскую кирху, рыбное изобилие старой Керчи, производство Брянского металлургического завода. Жил в Керчи ее фотограф-летописец Михаил Рубанчик, который оставил после себя замечательные снимки, иллюстрирующие прошлое Керчи. А еще известную всем местным и приезжим калиточную арку на месте своего дома в начале нынешней улицы Ленина, бывшей Воронцовской, на фоне которой, как подтверждают снимки в социальных сетях, запечатлело себя пол-России.

Хотя, честно сказать, было бы гораздо приятнее и полезнее, чтобы эти люди, отчаянно ищущие красивый кадр в Керчи, лучше узнали этот прелестный в своей древности и застывшей провинциальности город. Английский путешественник Кларк, полтора века назад объездивший мир вдоль и поперек, называл Керчь едва ли не самым лучшим городом на Крымском полуострове, рассказывал и писал, что лучшего вида, чем в Керчи, не встречал нигде. Сейчас об этом мало кто помнит, а авторы «Керченской старины» постарались вернуть древнему городу его незаслуженно забытую славу, известность и значимость. А еще показать, что керченская тема обширна и в связи с новыми археологическими находками и открытия – практически неисчерпаема.          

                                                                       Фото с сайта Керчь.com

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Телефон

Игорь НОСКОВ

Для всех любителей прекрасного

Смекалка города берет