Крымское Эхо
Архив

О как хорошо быть прокурором, сдавшим дела!

Книга обернута в белую суперобложку. Тяжелая. Внутри — богато иллюстрированная. На одной из первых страниц — фотография памятника императрице Екатерине II, что по историческим меркам совсем недавно стоял в центре Симферополя — ну, пока большевики его не снесли. А как ее, Екатерину Великую, обойдешь, если хочешь рассказать о том, как в Таврической губернии зарождалась прокурорская служба?
Но о книге почти не говорили. Ее презентация весьма ожидаемо вылилась в проводы прокурора автономии Виктора Шемчука (на фото) на менее ответственную и более публичную должность народного депутата Украины, избранного по списку «НУНС».

Хотя вначале все же несколько слов о книге вам, читатель, перескажем. Это «трудно назвать научным трудом», подчеркнул уже экс-прокурор, это скорее презентационная книга. Ну, которую дарят всяким важным господам: вот, мол, мы какие. Издана всего тысячным тиражом, кстати, в одной из небольших симферопольских типографий — научились делать! Фолиант роскошный.

[left]Нет, красного пятна
на белом фоне здесь не найдете[/left]


И хотя дареному коню сами знаете что, «Крымское эхо» не удержалось от вопроса: а на какие, простите, денежки? По какой статье прошло финансирование и во сколько это в конечном итоге вылилось? Ну — чтобы опередить досужих писак, любящих по чужим карманам заглядывать: мол, лучше сами скажите, потом легче будет. Ответ приведем полностью:
— Это прошло… Ни одной копейки бюджетных денег на издание этой книги не по-тра-че-но!
Тут кто-то из журналюг не удержался:
— На отпускные!
— Ну вы знаете, если бы были «отпускные», были бы и прекращенные дела. Если нет прекращенных дел, значит, и нет отпускных. Я хочу сказать откровенно, в течение последних недель этот полив грязи на прокуратуру, в том числе и по поводу финансирования тех или иных вопросов, скорее всего вызван тем, что мы отказались от того, чтобы органы местной власти каким-либо образом финансировали деятельность органов прокуратуры. Вы помните слова одного из руководителей Верховного Совета Крыма, что если Шемчук не прекратит писать и разговаривать на украинском языке, мы прекратим финансировать работу прокуратуры? Я не прекращу писать и разговаривать на украинском языке, поэтому отказался от того, чтобы прокуратуре предоставляли какие-то средства из местного бюджета (правильно, Виктор Викторович, если бы мне кто сказал, что озолотит, если откажусь от родной русской речи, я им бы тоже фигу показала! — авт.). Если я каким-то образом хотел бы злоупотребить, то я бы, наверное, не для прокуратуры изыскивал средства для покупки автотранспорта, проведения ремонта, и в том числе для издания этой книги. А каким-то образом нашел возможность эти средства использовать в личных целях.
(Если кто из тех руководителей Верховного Совета Крыма, на которых ссылается Виктор Викторович, захочет ему ответить, «Крымское эхо» готово их слова разместить у себя на сайте!)

И вовсе мы не хотели «налить грязи на прокуратуру», и подкалывать не собирались. А видите, как наши добрые намерения истолковали…

Шемчука уже все знают,
а Угрюмова (справа) — еще нет


Ладно, сделаем вторую попытку. Спрашиваем: от чего бы вы хотели предостеречь своего преемника — вон, рядом сидит врио прокурора Алексей Угрюмов. Понятно, что он еще не вступил в полноценные права, но все же. Нет, решительно Виктор Шемчук уже весь в Киеве. Во всех его ответах на все вопросы сквозил этакий налет потусторонности — типа «Я буду гордиться прокуратурой Крыма». И тут тоже: «Никаких скользких дел в прокуратуре на сегодня нет. Почти все дела, которыми занимается прокуратура, стандартные».
Но начал Шемчук отвечать на этот вопрос с классического: «Я всегда и всем говорю: не знаешь как поступить, поступай по закону!». Золотые слова! Наверное, там, в Киеве, высшие наши политики всегда знают, как поступить, поскольку раз за разом закон игнорируют…

Что еще узнали от прокурора? Записали его аж в два комитета в Раде; он знает, где будет сидеть в зале заседаний; он удивился огромному количеству имеющихся и нерассмотренных законопроектов, оставшихся от предыдущих составов ВР; сам начнет разрабатывать свой проект — о новых организационно-правовых основах борьбы с оргпреступностью и коррупцией, наработки уже давно в столе лежат. В генеральные прокуроры он не собирается: «Нет у меня никаких личных отношений с президентом! Если президент предложит, я буду рассматривать его предложение. Пока со мной никто на эту тему не говорил, и я бы просил бы все эти слухи и инсинуации не обсуждать, не тиражировать, потому что все эти разговоры негативно отзываются на жизни моей семьи. Они дезориентируют мою жену и ребенка, которые собираются и дальше жить и работать в Крыму».

Виктор Шемчук даже не знает, потеряет ли Алексей Угрюмов приставку «врио» или же на это место пришлют совсем другого человека: с ним и на эту тему никто не общался. Кстати, последнее несколько странно. Это может говорить либо о том, что Шемчук ничего не хочет рассказывать, либо о том, что в Киеве настолько все сиюминутно и зашифровано, что человеку, только что попавшему в депутатский список, не разрешают даже высказать свое мнение по такой «мелочи». А ведь во всех приличных аппаратах (даже в самом что ни на есть тоталитарном СССР!) хотя бы для отвода глаз спрашивали уходящего: мол, а этот потянет или кого иного посоветуешь?

А Алексей Угрюмов журналистов не поразил. Ну вот вас поставь впервые перед акулами пера и микрофона — вы тоже будете и скованны, и зажаты. Первое, что он сказал, было что-то там о «продуманной кадровой политике в крымской прокуратуре» и «самодостаточности каждого члена коллектива». Но очками сверкал — я те вам! Постарайтесь к нему не попадать, что-то мне сердце подсказывает. Хотя внешний вид может быть обманчивым…

[left]Шемчук: Я и своему преемнику скажу:
с журналистами нужно дружить![/left]


Ну и еще один ответ «тостующего» приведем полностью. Вопрос опять задали мы: Верховный Совет автономии не раз отклонял протесты прокурора. А какова их дальнейшая судьба?
— В соответствии с законом мы имеем полномочия направлять протесты на действия Совмина автономии и представления — на незаконные, по нашему мнению, решения Верховного Совета Крыма. По каждому документу, который был отклонен либо сессией ВС Крыма, либо Совмином, подготовлены иски в суд. Часть исков уже рассмотрена и удовлетворена, часть исков находится на рассмотрении. Есть у нас иск, который был бы судом отклонен? (Это — обращаясь к своему преемнику. Тот тихо отвечает: «Есть, один». Шемчук громко:) Есть, один иск суд отклонил, но мы уже готовим на него апелляцию. Самые разнообразные решения опротестовывались, и не только по земельным отношениям. Например, по программе «Здоровье крымчан». Я считаю — ну, не только я считаю, закон так указывает, — что каждый гражданин имеет право на медицинскую помощь, и устанавливать какие-то преграды или платную медицину для жителей других регионов это неправильно. Мы направили иск в суд. По крайней мере, я считаю, что взаимоотношения власти и прокуратуры находятся на надлежащем уровне, это может свидетельствовать о том, что прокуратура не сидит просто так, а работает, потому что критика власти в адрес прокурора — это высшая похвала, высший результат этой работы.

По кое-каким конкретным делам, о которых все же говорил прокурор (а бывших прокуроров, как и разведчиков, понятное дело, не бывает), мы рассказывать не будем: имеющий уши да услышит и увидит на телеканалах и в газетах. Для нас, во всяком случае, ничего нового не прозвучало. Посему останавливаться на этом не будем.

Раз прокурор выставился, надо уважить!

Встреча с журналистами закончилась поднятием бокала с шампанским. Это было красиво. А прокуроры пошли на торжественное заседание в Крымский академический украинский музыкальный театр. Как раз в минуты, что пишется эти строки, прокуроры принимают поздравление от руководства Верховного Совета Крыма и крымского же правительства…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

С Днем рождения, комсомольцы!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Процент на процент

Эхо трагедии

.