Крымское Эхо
Крым

О «груздях» и Ливадийском дворце

О «груздях» и Ливадийском дворце

РУССКИЙ МИР: ОТ СЛОВ К ДЕЛУ

Крым — место сакральное, можно сказать, место, где родилась русская душа; Андрей Первозванный, князь Владимир, Херсонес; «это не Россия приняла Крым, это Крым присоединил к себе Россию» и всё такое прочее, чему несть числа. Всё правильно. Но!

Но откуда это видно? Кроме того, всё это прошлое — а где настоящее? И где, позвольте спросить, будущее у этой миссии? Или она закончилась Крымской весной?

Дальше я открываю программу зимней сессии II Ливадийского форума и читаю вопросы для обсуждения:

— Брексит, победа Трампа: новый тренд политики Запада? Стал ли он ближе к конструктивному диалогу с Россией?

— «Старые левые», «новые правые»: есть ли у России друзья на Западе?

— Каковы очертания российского Большого Пространства? Совпадают ли они с границами Русского мира?

— «Крымский консенсус»: коалиция для внутреннего пользования или платформа России для переговоров с Западом?

— Международный контекст «крымского прецедента»: имеются ли перспективы для мировой «революции регионов»?

— Крымский фактор во внутренней политике России: произошло ли исчерпание импульса, данного крымчанами российскому обществу?

— Нужна ли Крыму новая региональная идея?

— Внешние вызовы и внутренняя смута: к 100-летию Революции и Гражданской войны (уроки истории)?

Ну как? Как по мне, очень «вкусные» вопросы — и ответы на них должны бы быть не менее замечательные! А тут еще нужно учесть, что вот этот зимний Ливадийский форум вырос из многолетней традиции проводить Данилевские чтения — аккурат к 10 декабря, к очередной годовщине русского философа Николая Яковлевича Данилевского. Его жизнь тесно связана с Крымом, здесь, на полуострове, находится и его могила, долгое время утраченная, а потом счастливо найденная крымскими учеными.

«Европа видит в Руси и в Славянстве не чуждое только, но и враждебное начало. Как ни рыхл, ни мягок оказался верхний, выветрившийся слой, всё же Европа понимает или, точнее сказать, интуитивно чувствует, что под этой поверхностью лежит крепкое, твёрдое ядро, которое не растолочь, не размолотить, не растворить и, следовательно, нельзя будет себе ассимилировать, превратить в свою плоть и кровь, которое имеет силу и притязания жить своей самобытной, независимой жизнью…» — полтора столетия назад эту разницу отлично понимал Данилевский. Тот, кто забыл или не знал, не захотел знать эту истину, сейчас пожинает горькие плоды.

Который год в декабре собираются крымские политики, ученые, журналисты и пытаются ответить на вечные вопросы. Сейчас жизнь подбросила очень серьезные темы: Русский мир нуждается не только в защите и укреплении, но и в интеллектуальном окормлении: куда идем, зачем, чего хотим достичь? И это главное, чем мы отличаемся от других миров: нам обязательно нужна цель. Цель накопления денег, предложенная Русскому миру во времена еще горбачевской перестройки, завела наш мир в тупик, из которого мы с только теперь трудом выкарабкиваемся.

Это идет медленно, трудно, вслепую: никто из нас еще не жил в XXI веке, мы ищем свой путь, нащупываем свою дорогу…

Эту суть поняла Валентина Матвиенко: председатель Совета Федерации, как сообщил сенатор Сергей Цеков, уже заявила, что СФ берет под свой патронат летнюю сессию Ливадийского форума, который проходит в июне в рамках международного фестиваля «Великое русское слово». А это значит, что в его работе примут участие не только крымские, но и московские, и материковые ученые, депутаты, политики всероссийского масштаба.

Это значит, что приедут и иностранные гости: на самом деле интерес к Русскому миру из года в год повышается. С самое главное — выводы, сделанные на этих форумах, скорее претворятся в некие практические формы. А выводами и аналитическими находками форум вполне может гордиться: на этой зимней, сессии, то и дело звучало: вот об этом мы говорили десять лет назад, это мы предсказали пятнадцать лет назад, об этом мы знали еще в 2004 году…

Но это, так сказать, глобальные планы. А есть более практические — скажем, почему бы всерьез не взяться за тему православного паломничества на полуостров? С этой идеей сейчас ходит Сергей Цеков в различные инстанции. «Но Церковь — это такая неторопливая инстанция», — сокрушается.

Выступили со своими докладами Андрей Никифоров, Георгий Мурадов, Андрей Ишин, Андрей Ставицкий, Сергей Цеков. Вовремя поданная реплика Сергея Киселева вызвала оживленную дискуссию в зале — по возможности мы постараемся познакомить наших читателей более подробно с сутью состоявшегося в Белом зале Ливадийского дворца разговора.

А сегодня напоследок расскажем о новом памятнике, Примирению — «мемориал будет посвящен событиям революции 1917 года, как бы мы к ней ни относились», — так объяснил суть памятника Сергей Цеков. Инициатива исходила от князя Никиты Лобанова-Ростовского, уже есть варианты макетов, на двух из них у Цекова и Мурадова мнения сошлись. На следующий год будет установлен закладной камень. Где? «На 99, 9 процента это будет Керчь», — говорит сенатор. Сам памятник должен появиться к столетию Русского Исхода.

Еще одно предложение исходило от депутата Госсовета, члена Русской общины Крыма Александра Швецова: учредить памятную медаль Данилевского и вручать ее тем, кто продвигает в жизнь идею Русского мира.

Назвался груздем — полезай в кузов, утверждает хорошая русская пословица. Если кому присвоили «звание» сакрального места — соответствуй! И начинать нужно с малого — создать свой сайт, который бы объединил усилия тех, кто ступил на эту трудную дорогу сохранения и развития Русского мира…

Работы — непочатый край.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Внеочередная кадровая

Темнота и турецкий гамбит

Ольга ФОМИНА