Крымское Эхо
Архив

О, дайте-дайте ей свободу!

О, дайте-дайте ей свободу!

Натурально сама себе завидую, что живу в стране, где счастье подают на лопате, а новости на главном телевизионном канале начинаются «свежаком» о разводе президента соседнего государства. Во как! Утерли мы нос ихнему лидеру! Наш-то президент со своей непубличной и непротокольной супругой видится, похоже, не чаще Владимира Владимировича с Людмилой Александровной, а все одно – набожность ли или какие другие жизненные принципы и политические установки не позволяют ему отречься от живущей вдали жены, как и от престола.

Или я ошибаюсь, и начатое российским коллегой нашего гаранта движение за освобождение от семейных пут будет поддержано им в самое ближайшее время? Кто его знает, может быть, такой поступок Виктора Федоровича политологи российские и отечественные могли бы расценить как первый взнос в Таможенный союз.

Что тут скажешь? Сумел российский президент всколыхнуть чувства. От разнообразных психологических стратегий, политологических предположений и исторических экскурсов уже пестрит в глазах. Личную жизнь правителей на предмет развода копнули до шестнадцатого века включительно, до Иоанна Васильевича Грозного добрались, перетряхнули постель самого Петра Великого, а уж с Сильвио Берлускони и Николя Саркози обошлись совсем по-свойски.

Главный предмет спора заключен в том, насколько верно поступил Владимир Владимирович, допустивший к себе под одеяло мировую и уличную общественность, которая и без того не особо стеснялась, домысливая его отношения с супругой. Известие о разводе Путина с женой сделалось лишь публичным подтверждением давних слухов. Зато каков эффект – буквально разорвавшаяся на глазах у всего мира бомба, обещающая стать главной сенсацией 2013 года.

Информация претендует на отвал башки, за ней усматривают не личную драму отставленной жены, которая со слезами в голосе рассказывает журналистам о совместно принятом решении. Предание забвению пусть и номинальной первой леди никак не объяснить глупейшей для экс-стюардессы отмазкой в виде проблем с авиаперелетами или нелюбовью к публичным мероприятиям. Может быть, тут есть повод для психологических оценок поведения постсоветских первых леди, но в случае с официально объявленным разводом российского президента дело пахнет больше политикой, чем неудачами на семейном фронте и исчерпавшим себя за тридцать лет браком.

Разве что можно поаплодировать предусмотрительности российского президента, затеявшего дело о разводе накануне принятия Думой государственной концепции семейной политики, предлагающей штрафовать за разрыв брачных уз и взимать разовый налог от 500 до 1000 рублей в специальный алиментный фонд.

При всей публичной человечности поступка Владимира Путина, не свойственного советской и экс-советской политической культуре, развод президента имеет не только бытовую, но и политическую составляющую. В частной жизни российского президента, которому журналисты приписывают пять потенциальных невест, могут произойти изменения, что повлияет и на политический пейзаж. Но развод — еще и протокольное мероприятие, отныне позволяющее Владимиру Владимировичу официально пребывать на официозных раутах в гордом одиночестве. Но главная интрига — не в разводе, а в том, останется ли российский президент самым завидным холостяком в мире и в имени его вероятной избранницы.

Несмотря на то, что в России и на постсоветском пространстве разводом как частным делом семейных пар никого не удивить, случай с расставанием президентской четы привлек внимание еще и тем, что совершается он в стране с большим влиянием Православной церкви. Несмотря на то, что Православная церковь расширила перечень причин для развода и добавила к прелюбодеянию еще с добрый десяток уважительных поводов для разрыва семейных отношений, к случаю с российским президентом они не применимы.

Разве что при большом желании за уши можно притянуть «длительное безвестное отсутствие» и «злонамеренное оставление одного супруга другим», но этот выбор уже на совести духовного наставника президента. Не стоит забывать, что Россия остается глубоко консервативной страной, где велико не только влияние Церкви, но обывательского пуританства. Тем более что там, как и на Украине, избирательскую «погоду» делают женщины старшего и среднего возраста, которые могут болезненно отреагировать на возможный брак Владимира Путина с молодой и яркой дамой.

Этот, как кому-то может показаться, обывательский бабский взгляд раздосадованных теток в определенной мере играет на рейтинг президента. Но гораздо меньшую роль, чем можно предположить. Все же в большей степени развод очеловечивает главу государства, поэтому на рейтинге это может отразиться даже положительно. Тем более проходит он цивилизованно, без шумных скандалов, громоподобных заявлений, взаимных обвинений, публичного перечисления многочисленных любовниц и базарной дележки совместно нажитого имущества, как у «друга Сильвио». Пережившие непростое расставание женщины, оставшиеся после развода у разбитого корыта, даже добавят очков Владимиру Путину, который, надо полагать, не вынул из ушей экс-супруги так любимый Людмилой Александровной жемчуг.

Наделавший много шума развод Владимира Путина активно комментируется в народе. Собирая на дачах последнюю клубнику и первую черешню, народ бросился в омут рассуждений. И тут ничего не поделаешь: каждый имеет право как-то к этому относиться и по-своему реагировать. Некоторым не от большого ума вздумалось злорадствовать, будто никто, кроме Путина, не разводится.

Да, на пост-советском пространстве развод – одно из самых распространенных социальных явлений, которому не помеха ни возраст, ни статус. Другое дело, что именно этот развод втянул в орбиту обсуждения массу самого разного, в том числе и не российского народа, потому что такое событие происходит в жизни в высшей степени публичного человека, и оно не может не отразиться на жизни соседней страны, а вероятно, и на нашей тоже. Поэтому развод обсуждали, обсуждают и еще долго продолжат полоскать, несмотря на то, что у Владимира Путина достало мужества и честности поставить точку в вопросе, вызывавшем по всему миру море сплетен, слухов, домыслов и предположений.

Конечно, не обошлось без бабского всхлипывания по поводу запредельного стресса, который испытывает сейчас бывшая первая леди. Но изменчивая и противоречивая женская натура мечется между честным поступком Владимира Путина и жалостью к его экс-супруге. Это как раз и понятно: со стороны гораздо проще усидеть на двух стульях, поэтому одного можно похвалить, другую пожалеть и обоим напомнить, что жизнь после развода не заканчивается, и пожелать счастья.

Вот именно его, судя по всему, не было ни в жизни Людмилы Александровны Путиной, нет его и в жизни ее полной тезки, Людмилы Александровны Янукович, о которой всезнающая Википедия так прямо и пишет «жена Президента Украины Виктора Януковича (проживают раздельно)». Их пример – яркое подтверждение тому, что многие женщины хотели бы быть женой царя, но лучше быть счастливой женой простого парня, чем несчастной женой царя.

Мне почему-то кажется, что наша нестатусная первая леди, задвинутая после эмоционального комментария к событиям на Майдане, сейчас завидует свободе своей полной тезки и втайне мечтает о такой же вольной.

 

novynar.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Непреодолимая сила

Пётр КАЧИНСКИЙ

Читаем вместе крымскую прессу. 7 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Читаем вместе крымскую прессу. 18 сентября

Борис ВАСИЛЬЕВ