Крымское Эхо
Архив

Нулевые, никакие…

Нулевые, никакие…

Всего лишь десять лет назад мир сходил с ума — наступал миллениум, грандиозная смена дат, которая случается раз в тысячелетие. Кстати, человечество как раз и помнит себя разве что эту последнюю тысячу лет — неизмеримо мало, если брать масштабы Вселенной. Что умел делать наш предок несколько сот лет назад? О чем говорить, если всего лишь каких-то пару десятков лет назад мы себе и вообразить не могли, скажем, что в кармане у каждого будет мобилка…<br />
Но вот ушли в прошлое нулевые годы нового тысячелетия — и криков нет. Ни радостных, ни печальных, ни апокалипсических.

Хотя это вполне достойный повод посмотреть назад и представить, что нас может ждать в ближайшее время.

Уж так устроена человеческая память, что он очень неплохо помнит события двадцатилетней давности — минус тридцать уже тяжелее, а минус сорок уже скрывается во тьме веков. А двадцать — это цепкая детская память, память молодых родителей, память еще не впавших в маразм стариков; память одного поколения. Наше поколение еще не совсем забыло поиски баночки майонеза для новогоднего стола в конце 80-х, жуткое безденежье и страх быть убитым шальной пулей на улице в 90-х, оно неплохо освоилось в нулевых…

Ну хорошо, 90-е назвали бандитскими, бурными, жестокими. А как мы назовем нулевые? Мы преодолели нищету (под «мы» я понимаю не «мы — государство», а «мы — люди», каждый в одиночку), хотя остались теми же бедняками. Впрочем, все большее число людей, живущих с нами в одном государстве, стали ездить на каникулы за границу — попробуйте сейчас обзвонить более-менее известных политиков даже в Крыму: либо не ответят, либо сразу предупредят, мол, за границей я, тебе звонок дорого обойдется, имей в виду!

Но в целом это картины не изменило.

Украина пережила «преступный режим Кучмы», поиграла в оранжевое безумие. А что же Крым? Стал ли он ее частью? Формально — да, без сомнения. Все крымские чиновники стали во фрунт еще в месяцы правления неистового Юрия Мешкова, который, как некоторым казалось, еще пару дней — и причалит крымский корабль к российскому берегу. Пока он об этом говорил на митингах, чиновники согласились получать тексты приказов из Киева на украинском языке — правда, посылать отчеты в Киев на держмове стали чуть позже, после того, как поняли, кто в доме хозяин.

Это лизоблюдство, эта готовность подчиняться помогла чиновникам выжить и при пане Ющенко. Несмотря на то, что крымчане в целом дружно проголосовали против любителя трипольских горшков и главного пчеловода страны, чиновники легко встроили автономию в вертикаль оранжевой власти. И это несмотря на хоть и достаточно тонкую, но все же имеющуюся границу между метрополией и автономией. Ложиться под власть, подстраиваться под нее оказалось выгоднее некоторым высшим крымским чиновникам, нежели отстаивать и расширять права республики.

Символично, что нулевые для Крыма закончилось полным фиаско — приходом на полуостров [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=5695]макеевской команды[/url], которой ценность автономии состоит уж совсем не в отстаивании экономических и гуманитарных прав населяющих ее жителей.

За двадцать последних лет Крым так не стал ближе к Украине. Говоря так, нужно сразу разделить два понятия: вот есть элита — и есть народ. Как показывает практика, элита (которую умные люди предпочитают величать «так называемой») отчетливо показала, что очень легко встраивается в вертикаль власти любого цвета. Квинтэссенция этого явления была зафиксирована перед местными выборами 2010 года, когда в Партию регионов побежали, закусив удила, политики из других партий, причем частенько с противоположными идеологическими взглядами. И самое удивительное, партия всех приняла, обласкала, предоставила проходные места. И тут речь уже нужно вести не об идеологии, не о неком особом мировоззрении группы людей, а о конкретных бизнес-интересах конкретной группы.

Эти интересы, конечно, слегка, частично, очень немного затрагивают интересы и простых людей — неполитиков, небизнесменов. Скажем, ремонт дорог. Нужно, аж пищит: наверное, в майском, 1945 года, Берлине дороги были куда проходимее, нежели в курортном Крыму и его столице образца 2010 года. Кроме того, что по ним после ремонта можно будет ездить, это еще и новые рабочие места, это и благополучие семей, это привлекательность региона как курорта и прочее, и прочее.

Что имеем на выхлопе? Чуть-чуть подрихтовали в Симферополе, слегка подчистили до Ялты. Народ, вдохновленный самоотверженностью кандидатов от власти, которые заливали проспект Кирова аж до 30 октября, заглушая тарахтелками детский агит-концерт на площади Ленина, поверил, проголосовал… Ну а дальше вы сами знаете.

Но основные интересы крымчан, независимо от национальности, как показывают результаты голосований, причем не один год, лежат совсем в другой плоскости, нежели у политиков и крупных бизнесменов, которые и нанимают этих политиков. Политики голосуют за совместные учения с НАТО во время курортного сезона — крымчане выставляют пикеты. Крымчане не хотят, чтобы власть делила людей по национальному признаку — а она это упорно делает, принимая законодательные акты, ставящие людей одного разреза глаз над другими.

Власть за последние два десятка лет научилась здорово нами манипулировать. Ей, власти, нужны голоса на западе и востоке — поэтому она заводит особых героев для разных регионов. Поэтому указы о героизации Шухевича и Бандеры остаются в силе — несмотря на протесты и возмущение простых граждан. Власть продолжает тратить наши с вами деньги на содержание Института национальной памяти, материалы которого оскверняют память советских солдат и возвеличивают «подвиги» оуновцев.

А, вам хочется, чтобы ваш русский язык имел на своей родине такие же права, как появившийся намного позднее украинский? Да запросто! Вот уже и проект в Раду внесли. И пообещали, что до 31 октября прошлого года примут. А потом… отложили до лета 2011 — мол, сейчас не до него, нужно вот пенсионный возраст повысить да пеню на коммуналку ввести. Народ возмущаться будет, так чтоб его еще русским языком не дразнить.

Странно, какая бы власть не пришла, она работает на западного избирателя, с высокой горки плюя на восточного.

Впрочем, все это неудивительно: власть все делает правильно — с ее точки зрения, конечно. Вопрос в другом: почему мы столь инертны и позволяем делать с нами, что власть захочет? Не накопилась еще критическая масса? Или мы ленивые? Сказать, что власть у нас слишком умная, язык не поворачивается.

Удивляться не перестану: Киев всегда поставлял в Москву государственных людей высшего класса. Почему ни одного похожего нет при нынешнем киевском дворе (под нынешним понимаю все 20 лет «независимости» неньки). Почему даже самые «народные» на первый взгляд, решения на уровне государства всегда — всегда оборачиваются лоббированием интересов либо одного олигархи, либо их сплоченной группы?

Нет, это не дотошный анализ прожитых нулевых. Просто пытаюсь ухватить их характер, их определение. Какие они были? Да никакие. Младенческие. С той же оранжевой революцией — ведь здравому уму было изначально видно, кто, как и почему рвется к власти. А электорат потянулся за этими барабанами и ленточками, аки младенец за конфетой. Понятно также, что Партия регионов не организует нам ни русский язык, ни с НАТО не распрощается, ей это невыгодно — но опять же потянулись…

Выздоровление придет. Придет обязательно. Хотелось бы только застать это при жизни еще нынешнего поколения. Логика подсказывает, что следующие десять лет будут временем мучительного разочарования. Хотелось бы, чтобы на смену ему пришла надежда на свои силы, понимание, осознание своих интересов и умение их, эти интересы, отстаивать. Иначе будет по-прежнему довольствоваться объедками с барского стола и верить всяким проходимцам.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

А смуглянка в сад ушла…

Ольга ФОМИНА

Гадкость — лицо украинской политики

Борис ВАСИЛЬЕВ

Спасибо, жизнь!