Крымское Эхо
Главное Поле дискуссии

Новостной центр удовольствия

Новостной центр удовольствия

Информационное лето в Крыму не задается. На фоне ковидных ограничений отменены традиционные летние массовые мероприятия; и без того малопубличная общественно-политическая жизнь совсем ушла в подполье.

Ощущение тоски, печали, скуки, от которой даже отпуск не спасает…

Усиливает это ощущение федеральная новостная лента. Стоило утихнуть американским протестам на тему… ну вот этого что там у них, как начались протесты в Белоруссии, которые заполонили все-все-все.

Продолжается спектакль на крови «Ефремов и родственники погибшего в ДТП». А тут еще и так называемый оппозиционер Навальный угодил в клинику, потом в другую клинику.

И, кажется, все. Больше в мире ничего не происходит.

Не хочется быть брюзгой, ворчать, плодить недовольство, но и обойти происходящее стороной не получается.

Это беда. Настоящая беда, что мы в самых мельчайших подробностях знаем о том, как происходил процесс госпитализации блогера Навального – от приземления рейсового самолета до его транспортировки в клинику в Германии от самолета медицинского.

Мы знаем всё о протестах в Белоруссии, в деталях — о столкновениях в каждом городе и каждом примененном протестующими лозунге.

Еще больше мы знаем о каждом бредовом заявлении Ефремова, о каждом выступлении его адвоката, о каждом новом повороте в рассмотрении дела в суде и многое-многое другое.

Наверное, новостные агентства в погоне за эксклюзивами раскопали уже информацию о марке носилок, на которых перевозили Навального. О новых седых волосах на усах Бацьки. О любимом маршруте прогулки Ефремова по квартире в условиях домашнего ареста.

А вот интересно, многие ли заметили информацию о том, что премьер-министр нашей страны Михаил Мишустин поехал в недельное турне по Дальнему Востоку?

Не то что бы эта тема слабо освещалась в прессе – написали об этом все, но в этом-то и беда, что просто написали, и на этом всё. «Мишустин прибыл в…», «Мишустин посетил…», «Мишустин заявил о…».

А потом срочные сообщения об обнаружении коронавируса у журналистов, потом внезапное переключение на госпитализацию Ефремова, и, да, — мы, кстати, запустили строительство самого большого в стране и уникального для всего мира завода по производству базовых полимеров, ой, а у нас выборы в Белоруссии начались, смотрите сюда.

Так чем там Мишустин, говорите, целую неделю занимался на Дальнем Востоке?..

Проблемы в современном информационном поле две.

Первая, она же главная – практически полное исчезновение массовых газет. Не отраслевых, не экономических – массовых, для каждого читателя с подробным пояснением понятным языком, что произошло и что это значит.

Агентства, в целом, отработали как надо: они проинформировали о том, что происходит. Уделяют внимание тому, что на слуху, что резонансно. Но агентства – это лишь первоисточник информации, низшее звено: никакой аналитики, никакой рефлексии, публицистики, просто уведомление о событии. Агентства на такую работу и настроены испокон веков – оттелеграфировать то, что произошло.

А вот газеты должны все разъяснять. Что такое базовые полимеры. Сколько стоит завод. Что он даст стране. И все остальное.

Подумать только: завод стоит 11 миллиардов долларов, занимается производством изделий из пластика, повысит несырьевой экспорт России на 4,9 триллионов рублей, получит уникальные автоматизированные системы для управления производством. Он один будет выпускать на 35% экспортной продукции больше, чем все остальные подобные заводы в России вместе взятые по данным на 2019 год.

Очень круто, правда? Но мы в это время вынуждены читать о том, какие еще оскорбления сочинил Ефремов.

А вот это уже проблема номер два – переизбыток однотипной информации по одной теме. Стоит Лукашенко что-то заявить – все новостные агентства вне зависимости от формы собственности разносят его цитату по интернету.

Что государственный ТАСС, что оппозиционная Медуза – подача информации и выбор тем практически не отличаются. Но ведь задача как минимум государственных СМИ, даже если это информагентства, все равно как-то стараться дать полную картину дня, в которой, помимо Ефремова, Лукашенко и Навального, есть и другие события.

Сложилась просто грустная история, что и новостные агентства, и все мы, читатели, превратились в тех мышей из эксперимента, которые бесконечно нажимали на кнопку, стимулирующую центр удовольствия. Все участники процесса наседают на новостной центр удовольствия, все больше и больше раскручивают нашумевшую тему. И тут не работает традиционная схема создания спроса и предложения ему в ответ. Спрос и предложение одновременно создают и читатели, и писатели.

И можно было бы про тему эту забыть – какая разница, такая ситуация сложилась в нашем, да и в целом в мировом обществе уже давно. Новости – это развлечение. Все теперь развлечение. Все лишено какого-то смысла, все ради сиюминутной наживы в виде кликов, просмотров, цитирования, эксклюзивности и прочего, прочего, прочего.

Но именно сейчас предавать забвению эту тему никак нельзя. Просто потому, что мир вокруг все больше скатывается в хаос. В хаос отсутствия смыслов. В хаос грубых и античеловечных протестов. В хаос невежества и безграмотности.

Мы часто говорим, что у России особый путь. Это очень часто оказывается правдой, во многих вещах. И сейчас мы должны показать свой особый путь в гуманитарном смысле: не должны откликаться на заманчивое приглашение ничего не делать и плыть по течению навязываемого западом фестиваля невежества, а должны собраться с силой и придавать всему хаосу невежества структуру образования. И начинается эта структура с ежедневной работы средств массовой информации.

И сделать это, кстати, не так сложно: самые читаемые СМИ в России принадлежат государству.

А иначе… Все помнят чем закончился эксперимент с мышкой. Только в этот раз все будет еще хуже – смысл окончательно вымрет.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

И опять языковой вопрос

Алексей БЕЛАН

Без масок

У нас героем становится любой?

Пётр КАЧИНСКИЙ