Крымское Эхо
Архив

Нищим не подаем

Нищим не подаем

Сколько уж твердили старикам, что не надо принимать на веру все, о чем говорят и пишут в СМИ, но их не перековать. С ними, вооруженными аргументами «по телевизору сказали» и «в газете написали», спорить бесполезно. Они понимают, только когда их, что называется, шибанет по голове. 15 апреля правительство, вроде как ни с того — ни с сего объявило о повышении пенсий задним числом, с 1 марта. Что может сравниться для пенсионера с такой радостной новостью? Только снижение цен на лекарства, наверное. К тому времени некоторые уже успели получить апрельскую и с надеждой, переведя обещанные Кабмином проценты в натуральную денежную величину, хватающую аж на три флакона корвалола, принялись дожидаться двухмесячной прибавки.

А ее всё не несут. Кто оказывается крайним в таком случае? Те, кто пересчитывает пенсию и выдает ее. Пенсионный фонд, почта и банки. Но Пенсионный фонд выполняет поручение правительства и пересчитывает только тем категориям, кто попал в последний перечень. Таких оказалось всего четыре: чернобыльцы, отставники, правоохранители и научные работники. Но объявлять об этом по телевизору не стали. Озвучили постановление Кабмина «О повышении размеров пенсий в связи с ростом среднемесячной заработной платы штатного работника в Украине», а самое главное обнадежили пенсионеров цифрами повышения – от 35 до 135 гривен.

Многие буквально обмерли от счастья: наконец-то их пенсия достигнет заветной суммы в тысячу гривен, а то уж сколько времени 984 и ни копейкой больше. «Никому не добавили ни копейки, — говорит почтальон Лиля, работающая в одном из почтовых отделений Керчи. – У меня на участке в основном те, кто получает трудовые пенсии, да дети войны, так все меня спрашивают, когда принесу прибавку, а у нас никаких дополнительных ведомостей в отделении нет, кроме как на выплату ветеранам к 9 Мая».

Наверное, и хорошо, что мало кто из пенсионеров узнал, кому и сколько добавили, потому что кроме горькой обиды за собственную нищету никаких других чувств это не вызовет. При всем уважении к получившим прибавку чернобыльцам, военнослужащим, правоохранителям и научным работникам они и до увеличения получали пенсии выше трудовых. Если кто обратил внимание, то трудовые пенсии в нашей стране самые скромные.

Есть, конечно, среди их получателей те, у кого она достигает и десяти тысяч гривен в месяц, но это преимущественно люди с профессиональными заболеваниями и увечьями – все остальные, включая работавших на вредных производствах, живут скромнее некуда. При этом они заслужили от государства не меньшего уважения за свой многолетний труд и никак не меньше принесли стране пользы, чем те же милиционеры, доценты, армейские прапорщики или в приказном порядке снятые с рабочих мест на ЧАЭС.

Отработать тридцать восемь лет достройщиком на строительстве судов и получить тысячу триста гривен пенсии это даже не обидно – оскорбительно. Получать девятьсот восемьдесят четыре гривны за сорок лет работы в детском саду нянечкой, воспитателем, завхозом унизительно. Учившие меня в школе педагоги держатся только тем, что получают пенсии как вдовы фронтовиков и военнослужащих. Если Владимира Путина с иронией называют «президентом работяг и пенсионеров», имея в виду постоянное противопоставление этих категорий протестной интеллигенции, то о начальниках Украины так и с издевкой не скажешь. Видимо, в стране, где промышленность делает предсмертные вздохи, не принято ценить ни вымирающий рабочий класс, ни тех, кто принадлежал к нему в прошлые годы.

Грошовые, а лучше сказать – издевательские, надбавки к трудовым пенсиям даже от примитивной бедности не спасают, тем более, когда всё дорожает, а то, что пока не успело, обещают повысить в цене. Причем делается это в такой извращенной форме, такими мелкими сошками, что оторопь берет. К примеру, в отдельно взятой Керчи возросла цена газа. Сделано это с легкостью плевка: местный газовый монополист в одностороннем порядке расторг договор с «Ощадбанком» об обслуживании своих абонентов, и теперь горожане к каждому своему счету по оплате за газ в кассах этого банка вынуждены будут прибавлять пять гривен за комиссию, а в коммерческих — минимум пятнадцать.

Нажгла пенсионерка газа на трояк, а заплатит восемь гривен. Кажется, что сегодня пятерка? На батон не хватит, литра молока на рынке не купишь, а ведь таких, исподволь делающихся повышений, о которых как о росте пенсий по телевизору дикторы с придыханием не объявляют, можно встретить чуть ли не ежедневно, зайдя в магазин по соседству с домом.

Однако этой жизни приказано радоваться. Раз пенсии не растут, но и не уменьшаются в условиях сложной экономической ситуации, убеждает живущих в телевизоре бабушек и дедушек главный пенсионер Украины, ее президент, это повод гордиться своей родиной. Мы же никакие-то там европейские страны, где социальные выплаты пришлось сократить. И забыл наш гарант только об одном: напомнить внимающим ему старикам, что и с уменьшением пенсий тамошние сверстники наших дедов-бабушек по-прежнему не отказывают себе в хорошем питании и путешествиях. Пусть уже не самолетом или круизным лайнером из Европы в Америку, но из Англии во Францию легко.

Пенсионеры должны понять: их ежемесячное государственное содержание растет ровно настолько, насколько позволяет экономика. А она, уж об этом они-то могут судить по своим детям и внукам, ни к черту не годится. Хозяйство страны приходит в упадок, способы и методы его ведения не устраивают ни работодателей, ни наемный персонал, реформы не идут дальше кабинета чиновника, где их высосали из новомодных западных теорий и попытались поставить на ноги отечественного рейдерства. Президент уже яснее ясного сказал, что «сказок в жизни не бывает», перекрыв кислород последним надеждам, а деды по наивности все дергаются в своих расчетах, заслышав о грядущем повышении пенсий.

Всё, золотой запас у атаманов на пределе. И надо успеть оделить ими особо приближенных к императору, которые служить власти, синей, малиновой, красной, оранжевой – им без разницы, будут при любой погоде. Авангард этого воинства засел в органах местного самоуправления. Глава Кабмина Николай Азаров считает власть личным должником местного чиновничества. Он так прямо, без обиняков, и сказал: «Государственные служащие — это тот наш актив, на котором лежит тяжелая ноша проведения реформ, выполнение всех тех больших задач, которые стояли и стоят перед нами».

Раньше у правительства, видимо, от непонимания, наивности и неопытности, на первом плане стояла задача повышения зарплаты учителям, врачам, военным, чернобыльцам, пенсионерам и другому нищему сброду великой страны. Теперь же власть одумалась и поняла, кого она незаслуженно обходила материальной поддержкой, и решила – вы только вдумайтесь в слова премьер-министра страны – вернуть чиновникам долги.

О чем это свидетельствует? Дела, мягко сказать, у власти неважнецкие. Покращення, как выясняется со временем, перестает удовлетворять население, значит, надо дружить с местными чинушами, которым предстоит готовить «подстилочку» под будущие президентские выборы, окучивать население под спущенный сверху результат. Власть была обескуражена бедностью госслужащих органов местного самоуправления, увидев поданные ими декларации о доходах. Чиновники, можно сказать, на острие ситуации, своими руками претворяют в жизнь реформы правительства, вкалывают, как рабы на галерах, а у них каких-то три-пять тысяч зарплаты, которые они просто от безвыходности вынуждены пополнять взятками и поборами, чтобы жить в особняках, ездить на иномарках, одеваться в миланских бутиках, как подобает государственным людям.

Пенсионеры власти не скоро понадобятся, не раньше, чем через два года. Да и средств на ублажение их потребуется существенно меньше. Старикам главное дать сегодня червонец и пообещать на завтра мешок денег – они, простофили, и «поведутся» как миленькие. Разве что какая-то ерепенистая бабка бросит в сердцах пенсионеру-премьеру свою надбавку. Ну, уж извиняй, бабка, нищим не подаем.

 

Фото вверху —
с сайта provokator.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Нулевые, никакие…

Коль угроза позади, можно смело в лес идти

Максим ГОЛОВАНЬ

Детство поэзии: «оноисты», «стриптизёры», «революционеры»

Марина МАТВЕЕВА