Крымское Эхо
Архив

Неземной гость

Неземной гость

Немногие знают, что российский космонавт N100 Олег Котов родился в Симферополе. И хотя большую часть жизни он провел в России, о Крыме Олег Валерьевич отзывается с теплотой: «Родина есть Родина. Ничего ты с этим не сделаешь. Где бы ты не жил, сюда всегда тянет». Когда он начал формировать орбитальную галерею из собственных фото на сайте Роскосмоса, изображение Симферополя заняло первое место, затем идут различные ракурсы Крыма, над которым космонавты пролетали три раза каждый день.

Олег Котов оказался удивительно обаятельным человеком с почти гагаринской улыбкой. Не успев смахнуть космическую пыль (с орбиты он вернулся два месяца назад), космонавт прилетел в Крым, чтобы восстановить силы после уже второго полета: долгих шести месяцев в самой чужой и неестественной для человека среде — космосе. Нам посчастливилось расспросить его о неземной жизни, где солнце встает и заходит 16 раз в сутки, а родная планета находится на пугающе далеком расстоянии.

.

Симферополь. Фото сделано Котовым с орбиты МКС



— Как часто россияне летают на МКС?

— Настолько часто, что это становится незаметно для обывателя. Сегодня люди даже не знают, что нового делается, какие открытия совершаются. Например, был проведен крайне интересный эксперимент по плазменному кристаллу. Если все пойдет, как планируется, то через пару лет те чипы, которые есть в мобильных телефонах и компьютерах, будут казаться просто монстрами по сравнению с тем, что придет им на замену. Но СМИ это не интересует. Поэтому люди об этом не знают.

— Что самое сложное в жизни на орбите?

— Там все — одна большая сложность. Помогает то, что нас к этому очень долго готовят. Там нет ничего неожиданного, такого, что вывело бы из равновесия. Но психологическая обстановка тяжелая. Представьте, что вы живете в квартире безвылазно с людьми, которые вам пусть и знакомы, но это не ваши близкие, а коллеги. И главное — это очень большая ответственность. Ты понимаешь, что когда ты работаешь на станции, тысячи людей видят каждый твой шаг, каждое твое движение, планируют твою работу, ждут от тебя адекватных действий. Появляется ощущение суперответственности, когда ты понимаешь, что не имеешь права на ошибку. Для примера могу рассказать о том, как что-то случилось с грузовиком, произошла ошибка в системе сближения на расстоянии одного километра. Если бы мы потеряли его, то изменилась бы вся программа работы, цели полета. Было принято решение стыковать его вручную — но нас этому не учили! Естественно, что ответственность была крайне высокой. И в таком состоянии ты пребываешь все время.

— Как строятся отношения с коллегами? Ведь там одновременно работают люди из разных стран…

— Я считаю большим достижением, что мы научились еще на земле беречь друг друга. Нас к этому готовят. Там ведь нет возможности уйти, остыть и так далее. Дверью не хлопнешь!

— Наверное, вы там очень скучаете по земной жизни. Интересно, чего не хватает больше всего?

Олег Котов»

— Не хватает многого. Во-первых, очень серьезный информационный голод, хотя персонал на земле обеспечивает нас какими-то новостями, аудио, видео, просто по электронной почте сбрасывают новости. Но все равно не хватает. Живя здесь, мы привыкаем к определенному информационному полю.
Потом, очень не хватает душа. Может быть, вы знаете, что у нас там есть только влажные полотенца и салфетки. Это, конечно, гигиенично, но ощущения душа или ванны очень недостоет. Еще — ощущения подушки и одеяла, когда можно почувствовать вес, повернуться на бок. А мечты о хорошем куске шашлыка — это вообще запретные мысли.

— Вспоминая знаменитую песню «Землян», не могу не спросить, снится ли там «трава у дома»…

— Мне снились самые обычные земные сны. Какие-то события, люди. Трава у дома, правда, не снилась. Хотя ребята рассказывают, что иногда бывают сны с продолжениями, как полноформатные фильмы. Например, Михаилу Корниенко приснилось, что он на земле готовится к старту, потом проснулся, и долго не мог понять, где он.

— У космонавтов, наверное, есть свои традиции, суеверия…

— Есть. Бывают еще и лжетрадиции, но об этом не будем. Есть обычай расписываться на двери того номера, где провел свою крайнюю ночь на земле. А еще космонавты берут с собой игрушки, которые являются индикатором невесомости. Обычно нам их дарят дети (в этот раз космическим оберегом стала игрушка в виде черного кота, которую подарили экипажу дети Олега Котова — авт.).

Один из рабочих моментов



— Правда ли, что все российские космонавты перед вылетом смотрят фильм «Белое солнце пустыни»?

— Это правда. Раньше, когда не было цифровых видеокамер, космонавты возили с собой пленку. Но много ее не возьмешь, поэтому экипаж обучали операторскому мастерству, чтоб снимать все с первого раза и качественно. Занятия проводили ведущие операторы, и «Белое солнце пустыни» было примером, на котором их учили снимать. А перед стартом на Байконуре его включали, просто чтоб освежить знания: вот так делается крупный план, вот так перебивка, вот тут надо панораму делать. Потом необходимость такой подготовки пропала, но традиция осталась.

— Еще полетите?

— Сейчас сложно об этом говорить. Всегда есть разница между желаемым и возможным. Прошло меньше двух месяцев после возвращения, и мне предстоит минимум четыре месяца реабилитационных мероприятий, потом мне нужно будет пройти медкомиссию, а потом уже будет приниматься решение о назначении или не назначении в последующий экипаж. Пока рано говорить.

— У вас есть кумиры?

— Наверное, нет, зато у меня есть желание быть кумиром для моих детей.

— Кто бы и что не говорил, но сегодня все еще есть мальчики, мечтающие стать космонавтами. Чего бы вы им пожелали?

— Это замечательно, что есть такие дети, которые мечтают полететь в космос, и я искренне желаю им сохранить эту мечту, и при выборе жизненного пути руководствоваться именно ею. Если очень к чему-то стремишься, обязательно достигнешь. Ну и, конечно, им нужно очень хорошо учиться и беречь свое здоровье.

Кстати
В следующем году в космос полетит российский космонавт Антон Каплеров — уроженец Севастополя.

Досье:

Олег Валерьевич Котов, Герой Российской Федерации
Количество полетов — 2.
Продолжительность полетов — 359 сут 22 ч 37 мин 20 с.
Число выходов в открытый космос — 3.
Суммарная продолжительность выходов — 16 ч 47 мин.

Родился 27 октября 1965 года в Симферополе. В 1988 году окончил факультет авиационной и космической медицины Военно-медицинской академии в Ленинграде. С 1988 по 1993 год служил помощником ведущего врача 3-го управления ЦПК. Принимал участие в подготовке экипажей для полетов на станцию «Мир».
Несколько раз назначался в дублирующий и основной экипажи, но был заменен по разным причинам.
В первый раз стартовал 7 апреля 2007 года в качестве командира корабля «Союз ТМА-10» и бортинженера МКС по программе 15-й основной экспедиции вместе с россиянином Фёдором Юрчихиным и американцем Чарльзом Шимоньи. 9 апреля 2007 г года «Союз ТМА-10» состыковался с МКС, и экипаж приступил к выполнению программы работ на станции. Во время полета совершил два выхода в открытый космос.
Во второй раз стартовал 21 декабря 2009 года в качестве командира корабля «Союз ТМА-17» и члена 22/23-й основных экспедиций МКС вместе с американцем Тимоти Кримером и японцем Соити Ногути. Стыковка с МКС произведена 22 декабря 2009 года.
Во время полета совершил выход в открытый космос. Во время выхода космонавты завершили интеграцию исследовательского модуля «Поиск» в состав российского сегмента МКС.
2 июня 2010 года корабль «Союз ТМА-17» отстыковался от МКС и в тот же день спускаемый аппарат корабля совершил мягкую посадку на территории Казахстана.

Фото автора и с сайта federalspace.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Милиция выходит из доверия?

Борис ВАСИЛЬЕВ

Отставка Просолова — легкая корректировка фасада крымской власти

Алексей НЕЖИВОЙ

Ничего, кроме жизни, не дешевеет