Крымское Эхо
Архив

Нет учёта — нет проблемы

Об этом и многом другом мы беседовали с бывшим главным врачом центра реабилитации в Садовом Александром БОНДАРЕМ (на фото).

— Александр Петрович, насколько детская беспризорность связана с алкоголизмом и наркоманией?

— Напрямую. Как правило, дети, ушедшие из дома или сбежавшие из интерната, в ста процентах случаев оказываются в компаниях, где принимают психотропные вещества. Это однозначно.

— В милиции говорят, что у нас сейчас нет беспризорников, вернее, такие случаи не зафиксированы.

— Беспризорность ушла из центров городов на окраины, это, безусловно, заслуга наших правоохранителей. Они спрятали проблему, но не решили её. Беспризорность как была, так и есть.

— Что сейчас употребляют подростки и где они берут дозу?

— Всё зависит от материального благосостояния людей. Малолетние наркоманы находят дозу практически везде. Они используют компоненты строительных материалов, семена разных цветов, растущих на полуострове, грибы и многое другое. Самым доступным наркотиком в Крыму остаётся анаша. Несмотря на жёсткий запрет и преследования ОБНОНа (Отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, — ред.) за распространение наркотиков, у нас каждый год появляется целый ряд новых химических веществ, за которыми законодательство просто не успевает. Обратите внимание, по вине медицины наркоманами становятся не более процента людей, остальные подсаживаются в результате деятельности наркодилеров. По статистике, каждый наркоман за год привлекает к этому делу восемь новичков.

— Зачем?

— Тем самым он уменьшает свои финансовые затраты на дозу.

— Есть ли какая-то социальная градация подростковой наркомании?

— За годы работы нашего учреждения к нам поступило примерно 35% детей из неполных семей, ещё 25% — интернатских. Я могу только два интерната назвать, где за детьми должным образом следили. Не пасли, а воспитывали. В частности, под Раздольным есть хороший интернат, где к детям относятся серьёзно, с должной ответственностью. Остальные интернаты, мягко говоря, никуда не годятся. Я своими глазами видел много неприятных вещей. К примеру, в одной зарубежной поездке мы были на экскурсии в церкви. Так там один крымский воспитатель, не буду называть её имени, давала мальчишке указания, что именно и где он должен для неё… украсть. Это, по-вашему, нормально?

Но не будем отвлекаться. За всё время существования нашего центра у нас прошли лечение 433 ребёнка. Из них только три воспитанника были из состоятельных семей.

— Не густо.

— Именно. Если кто-то думает, что, открыв частную клинику или школу для лечения наркозависимых, он будет на этом хорошо зарабатывать, я разочарую его. Далеко не каждый родитель сможет оплатить курс реабилитации. Кроме того, я подчёркиваю, для зависимых детей менее двух лет пребывания в таких центрах попросту бессмысленны. Невозможно за меньший срок повлиять на психологическую зависимость человека. За два года полностью её не искоренишь, но повлиять на неё можно.

По данным районных и городских служб по делам детей, социальная эффективность центра реабилитации в Садовом составляла 75%. К сожалению, эти данные абсолютные не интересуют наш минздрав, который безосновательно отвергает эти цифры. По методологическим подходам наш центр был единственным на Украине. Наши многочисленные спонсоры из Англии, Дании, Швеции, Греции, Норвегии не раз нам говорили, что таких учреждений они больше нигде не видели.

— И, возможно, больше никогда не увидят.

— Де-факто наш центр просуществовал без одного дня 10 лет: пятого ноября 2000 года мы открылись, четвёртого ноября 2010 года оттуда был вывезен последний ребёнок. Прямо скажу, нас закрыли под предлогом, высосанном из пальца. Однозначно.

— Что вы имеете в виду?

— Ни с того, ни с сего, начались бесконечные проверки СЭС, прокуратуры, пожарной службы. Власти сетовали на нехватку бюджетных средств. Затем центр реорганизовали, лишили республиканского статуса, а потом и вообще прикрыли. Не знаю мотивы бывшего зампрокурора Крыма Тамилы Дробицкой, но я утверждаю: это по её инициативе начались гонения на наш центр. Она тогда выступала на телевидении и открыто заявляла: «Пока я жива и работаю на этой должности — центра не будет». Вот его и нет больше, сейчас там всё разрушено. Некоторое дорогостоящее оборудование, которое ещё не спёрли, гниёт на улице.

Я считаю, что это самое настоящее преступление. И самое страшное, что взамен ничего не сделали. Как бы чиновники ни приукрашивали статистику, как бы её ни сдерживали искусственно, рано или поздно эта проблема вырвется на поверхность. И, к сожалению, «грохнет» она по головам простых людей. Сейчас тысячи крымских семей страдают, они не в силах самостоятельно справится с этой бедой. Негодяями не рождаются, ими становятся — попадая под влияние улицы, нормальные дети очень быстро опускаются на дно жизни.

— А как насчёт силы воли?..

— Самостоятельно справиться с зависимостью практически невозможно. Бывают, конечно, единичные случаи, когда человек сам выкарабкивается, но это скорее исключение из правил, на грани чуда. Абстинентный синдром настолько страшен, что через него перешагнуть могут лишь единицы. Алкоголизм — страшная болезнь, я подчёркиваю, именно болезнь — как туберкулёз. Его же никто не лечит силой воли. Также никому в голову не придёт оставить без лечения инсульт или грипп. Отсутствие должной терапии обязательно приводит к трагическим последствиям. Лечение же даёт шанс на выздоровление. Вот и весь выбор.

— По-видимому, наши чиновники другого мнения придерживаются?

— Я многократно писал письма нашему президенту, просил обратить внимание на сложившуюся ситуацию, просил вновь открыть центр. Последний ответ меня просто поразил. Разумеется, не сам Янукович на него отвечал, его готовили в минздраве. Но что же там за специалисты такие, если они утверждают, что зависимые дети могут лечиться амбулаторно. Как такое возможно? Либо это вопиющий непрофессионализм, либо вопиющее безразличие. Любой нормальный доктор знает: 99,9% наркоманов не могут лечиться амбулаторно! Все они когда-то были детьми, все они когда-то начинали. Но у них не было возможности остановиться. Беда многих семей в том, что родители верят своим чадам. На самом деле, нет такого обещания, которое наркоман не даст окружающим, так же как и нет такого преступления, на которое он не пойдёт ради дозы. Он на всё готов. Это дело случая.

— Три года прошло с момента закрытия центра, не устали бороться?

— Шансы на возобновление работы центра ещё есть. Сохранились методы работы, сохранился коллектив. Наша методика нарабатывалась годами. Ребёнок был каждую минуту занят каким-то делом: учёба, спортивные кружки, творческая деятельность. Мы делали всё, чтобы наш воспитанник были заняты каким-то полезным делом. И упаси господь воспитателя, если я увидел, что ребята прохлаждаются.

Я знаю, что бывший министр образования Крыма Виталина Дзоз хотела взять наш центр под своё крыло и сделать, я подчёркиваю, не очередной интернат, а специализированное детское профилактическое учреждение. Поверьте, без такого заведения Крыму не обойтись. Частные интернаты и клиники у нас существуют только для избранных, а остальная огромная армия подрастающих дармоедов остаётся на улице. К сожалению, наши власти не понимают этого или не хотят понимать.

— Например?

— У нас в стране так построено законодательство, что выгодно жить только негодяям. То, что мы видим такое несоответствие официальной статистики с действительностью — в первую очередь, законодательный пробел. С 2006 года на диспансерный учёт по наркомании поставить ребёнка можно только с разрешения родителей. Ну скажите, какой нормальный родитель на это согласится?

Или вот, ещё один интересный фактик: на Украине решили отказаться от уголовного преследования за хранение небольших объёмов наркотиков. Слышали, наверное… А что такое хранение: это и приобретение, и перевозка, и употребление. Если человек имеет законное право иметь при себе дозу, значит, он имеет право покупать наркотики. Верно? Значит, наркоман может угощать кого угодно, дарить наркотики, и, получается, никто его за это не накажет…

Моё мнение: демократическими методами с таким страшным социальным явлением, как наркомания, токсикомания и алкоголизм никто, нигде, никогда не справится. Поможет только принудительное лечение.

Фото вверху —
с сайта pravda.crimea.ua

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Закон-памятник

Ольга ФОМИНА

Помнить — делами

.

Безумный проект для Безулик

Татьяна ГЛЕБОВА