Крымское Эхо
Знать и помнить

Непредвзято о крымских татарах

Непредвзято о крымских татарах

Вновь в прессе, интернет-СМИ, особенно в социальных сетях, снова и снова делаются попытки создать в головах читателей выселение из Крыма тяжким преступлением русских, уникальным по своей жестокости и несправедливости по отношению к патриотичным татарам Крыма, плечом к плечу стоявшим в боевом строю во время Великой Отечественной войны. В доказательство выставляют вот такую картинку.

 Не пытаясь даже хоть косвенно оскорбить награждённых, я сразу перейду ко второй строчке этой довольно лживой картинки. Чтобы сразу поставить все точки над i, специально по татарским источникам сообщу, что в 1939 года татар в Крыму насчитывалось 218 тысяч, не больше и не меньше. Вот от этой цифири мы и будем отталкиваться [1]…

Учитывая, что половина любой человеческой популяции — женщины, считаем, что мужчин было 114 тысяч, причём их возраст варьируется от сосунков до глубоких стариков. Считаем дальше: солдат в армию забирают минимум в 17 лет и не старше 55 (хотя в действительности возрастные рамки гораздо уже). Но учитывая особый патриотизм татар, по мнению авторов плаката, берём этот вариант.

Какова была средняя продолжительность жизни в СССР в 1939 году? Цитирую специалиста: «В 1917-м году СПЖ по СССР составило 32 года, а в 1939-м – 42 года (источник: Урланис Б.У. Рождаемость и продолжительность жизни в СССР. М.,1963). Вот тут и появляются некоторые сомнения, но не будем чересчур скептиками.

Делим количество мужчин на продолжительность жизни и получаем, сколько их приходилось на каждый год жизни, особенно держа в уме, что молодые возрасты умирают всё же меньше пожилых. Получается, что в среднем на каждый год приходилось 2,7 тысяч.

Считаем дальше: до 16 лет татар насчитывалось чуть более 43 тысяч… Остаётся на все другие возраста где-то 71 тысяча (?), из которых в РККА было призвано 60 тысяч (держа в уме, что СПЖ не есть максимальный возраст, многие доживали и до 60-70 лет, значит, было много лакун по возрастам от 17 и старше). Смотрим далее — угнано в Германию 20 тысяч (снова считаем, что поровну между полами), значит, ещё 10 тысяч мужчин. Получается, что к 1944 году в Крыму осталась всего-навсего ОДНА тысяча татар мужского пола. То ли у меня с арифметикой не всё в порядке, то ли у аФФторов плаката… Вывод оставляю на мнение читателей.

 Вновь смотрим на количество убитых… их, судя по указанной величине — 36 тысяч, т.е. более 13 призывных возрастов мужчин во цвете лет. Правда, ниже приводится другая цифра — 12 тысяч вернувшихся; откуда она взялась, вообще не пойму, ведь должно было остаться 24 тысячи… Куда подевали 10 тысяч, не могу сказать.

 Теперь немного о подпольщиках, судя по всему там были одни татарки (ведь, по предыдущим подсчётам, мужиков оставалось всего ничего, сплошное бабье царство), зато их было 17 тысяч, кошмар для гитлеровской оккупационной власти. Вновь вынужден разочароваться — современный исследователь Н. Киселева пишет: «…за весь период оккупации в партизанском движении было около 12 тысяч человек, а в подполье – около 2,5 тысяч…» [2].

Теперь о сожжённых и стёртых с лица земли татарских сёлах. Снова цитирую первоисточники: «…Всего из 262 партизан, представлявших партизанские силы Крыма к лету 1943 г., в составе отрядов 1-го и 2-го секторов было 6 крымских татар: Н. Белялов, М. Молочников, С. Кадыев, К. Муратов, А. Аширов и прилетевший осенью 1942 г. Р. Мустафаев. (Состав партизан 1-го и 2-го сектора к 1 июня 1943 г.: 262 партизана, по национальности: русских — 146, украинцев — 67, белорусов — 6, казахов — 2, латышей — 1, узбеков — 3, таджиков — 1, татар — 6, испанцев — 2…

Несмотря на широкое распространение пронемецких настроений в крымскотатарской среде, какое-то количество крымских татар их не разделяло и продолжало сотрудничать с партизанами. Согласно данным, сообщенным комиссаром Судакского отряда А. Османовым, «хорошо помогали нам в связи с деревнями и городом 68-летний старик Смаил Баяк из дер. Суук-Су, которого немцы и румыны несколько раз избили за подозрение в связи с партизанами. АсанБелял из дер. Ай-Серез, Джанай Усеин, бывший счетовод колхоза им. Молотова дер. Кутлак и др. Ч

ерез этих товарищей мы получали данные о наличии в деревнях немецких войск, движении немецкой армии и настроении солдат и офицеров. Также узнавали настроение населения. Через этих же товарищей… мы получали продукты и фрукты».

Некоторые из этих людей поплатились за связь с партизанами жизнью. Оккупационными спецслужбами были расстреляны А. Белял (Ай-Серес), А. Асанов (Отузы), А. Меджитов (Козы). Хотя в условиях немецкой пропаганды и террора активно помогать партизанам отваживались лишь отдельные люди и немногочисленные группы, всё же в некоторых случаях партизаны встречали лояльное отношение к себе со стороны населения целых деревень, в том числе и с крымскотатарским населением.

Больше всего их было в зоне действий партизанских отрядов второго района. Лояльное отношение к партизанам отмечалось, по крайней мере, весной 1942 г. в сёлах Айлянма, Чермалык, Пролом, Алач, Карачёль, Аблеш, Кокташ, где значительную, а иногда и большую часть населения составляли крымские татары, и возможно в некоторых других населённых пунктах.

 Командир четвёртого объединённого района И. Вергасов сообщал о том, что к весне 1942 г. в зоне деятельности его отрядов «…остались полностью наши сёла: Чаир, Лаки, Керменчик, которые помогали партизанам[80]», из них в последнем проживало много крымских татар. На стыке 4-го и 5-го районов оказывали содействие партизанам жители крымскотатарской деревни Маркур, которые создали подпольную группу. «Больше полгода, — сообщал Б. Османов, — дер. Маркур продолжала давать нам ценные сведения о противнике и бесплатно снабжала весь отряд табаком.

Вооруженных добровольцев в деревне не было». Согласно донесения Э. Юсуфова: «хорошее отношение к партизанам и десанту (Судакскому. — Авт.) можно было заметить со стороны населения дер. Козы, которая является и поныне (донесение датировано 2 ноября 1942 г. — Авт.) нейтральной». Впоследствии, в 1943 г. количество таких деревень увеличилось, что дало основание германскому военному командованию осенью и зимой 1943—44 гг. произвести отселение их жителей за пределы горно-лесной зоны, а деревни сжечь…»[3].

 Я не буду говорить, что это было хорошо для татар, но согласитесь, между ОТСЕЛИТЬ и СЖЕЧЬ вместе с жителями, как Лаки, — дистанция огромного размера.

Я ещё не показывал другую сторону, которая поступила на службу к нацистской Германии. «К ноябрю 1942 года было сформировано восемь крымско-татарских батальонов, носивших номера с 147-го по 154-й, весной-летом 1943 года — ещё два (155-й и 156-й).

В апреле-мае 1944 года крымско-татарские батальоны сражались против освобождавших Крым советских войск. Так, 13 апреля в районе станции Ислам-Терек на востоке Крымского полуострова против частей 11-го гвардейского корпуса действовали три крымско-татарских батальона (по-видимому, 148-й, 151-й и 153-й), потерявшие только пленными 800 человек. 149-й батальон упорно сражался в боях за Бахчисарай.

Остатки крымско-татарских батальонов были эвакуированы морем. В июле 1944 года в Венгрии из них был сформирован Татарский горно-егерский полк СС, вскоре развёрнутый в 1-ю Татарскую горно-егерскую бригаду СС численностью до 2500 человек под командованием штандартенфюрера СС В. Фортенбаха. Некоторое количество крымских татар было переброшено во Францию и включено в состав запасного батальона Волжско-татарского легиона. Другие, в основном необученная молодёжь, были зачислены в состав вспомогательной службы противовоздушной обороны…

…Во время Великой Отечественной войны через советские вооружённые силы прошло 34 476,7 тыс. человек, из них погибло или пропало без вести 8 668,4 тыс. человек, или примерно каждый четвёртый. При этом среди погибших и пропавших без вести насчитывалось 5 756,0 тыс. русских и 1 377,4 тыс. украинцев.

На противоположной же стороне в составе вермахта, войск СС, полиции и военизированных формирований побывало максимум 700 тыс. русских, украинцев и белорусов, большинство из которых записались в прислужники оккупантов, чтобы не умереть от голода в концлагере, надеясь при первой возможности вернуться обратно к своим. Таким образом, количество честно служивших Родине в десятки раз превышает количество изменивших присяге. С репрессированными же народами, вроде крымских татар, как мы видели, ситуация прямо противоположная.

Впрочем, альтернатива депортации действительно была. Согласно статье 193–22 тогдашнего Уголовного кодекса РСФСР, «Самовольное оставление поля сражения во время боя, сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой, или отказ во время боя действовать оружием, а равно переход на сторону неприятеля, влекут за собою высшую меру социальной защиты с конфискацией имущества».

Решись сталинская власть действовать по закону, подавляющее большинство крымско-татарского мужского населения следовало бы расстрелять, после чего этот народ естественным образом прекратил бы своё существование…

… распространённой страшилкой являются россказни о сверхвысокой смертности крымских татар во время перевозки:

«В этих битком набитых вагонах по пути в Сибирь, на Урал и в Среднюю Азию погибли от голода и болезней около двух тысяч переселенцев».

Впрочем, чего уж тут мелочиться: «У нас, к сожалению, нет точной статистики, но по приблизительным оценкам, только в дороге погибло до четверти депортированных крымских татар».

Между тем в действительности из 151 720 крымских татар, направленных в мае 1944 года в Узбекскую ССР, в пути следования умер лишь 191 человек…» [4].

 Цитирую крымскотатарские источники (скорее, омуты лжи): «К сожалению, среди отечественных авторов встречаются желающие исказить историю Великой Отечественной войны. Вторая мировая война обошлась крымскотатарскому народу дорогой ценой. В этой войне участвовало около 60 тысяч крымских татар, 36,3% из их числа погибли на поле боя, 17 тысяч крымскотатарских парней и девушек были активистами партизанского движения, 7 тысяч участвовали в подполье, более 20 тысяч наших соотечественников были насильно угнаны фашистами в Германию (Герои бессмертны: крымские татары во второй мировой войне // Методические материалы, подготовленные «Крымскотатарской библиотекой им. И. Гаспринского»).

Не секрет, что вокруг участия крымских татар в Великой Отечественной войне существует различная информация, порой противоречивая. Вторая мировая война обошлась крымскотатарскому народу очень дорогой ценой. В ней участвовало около 60-ти тысяч крымских татар, из них более 36 тысяч погибло (более чем каждый второй). Кроме того, 17 тысяч парней и девушек были активистами партизанского движения, 7 тысяч участвовали в подполье. Более 20-ти тысяч крымских татар были насильно угнаны фашистами в Германию (Ольга Захарова «Герои войны не забыты» (О пресс-конференции «Участие крымских татар в Великой Отечественной войне» председателя Постоянной комиссии по межнациональным отношениям и проблемам депортированных граждан Р. Ильясова) // «Полуостров», 2010. – 14 мая).

Всего из 32 руководителей подпольных организаций Крыма, 25 были крымские татары. Во время оккупации каратели расстреляли 12 тысяч крымских татар. За связь с партизанами фашисты сожгли в Крыму 127 деревень, из них 105 – крымскотатарских. Среди крымских татар во время войны было 4 генерала, 85 полковников, 100 подполковников, 35 крымских татар стали кавалерами ордена Славы, в том числе 4 – трех степеней. 50 тысяч крымских татар во время Великой Отечественной войны были удостоены правительственных наград. Всего на фронтах Второй Мировой войны, в партизанских отрядах, в подполье погибло 55 592 крымских татарина («Имена тоже подлежали ссылке» // «Avdet», 2009. – 13 мая).

 Крымские татары наравне со всеми защищали свою Родину. В этой войне участвовало более 60 тысяч молодых крымских татар и по различным данным погибли около 50 тысяч. Кроме того, 17 тысяч наших парней и девушек были активистами партизанского движения, 7 тысяч участвовали в подполье, более 20 тысяч наших соотечественников были насильно угнаны в Германию (Валентина Воробьева «Почему крымские татары кредитов не берут» (интервью с заместителем муфтия мусульман Крыма АйдеромИсмаиловым) // «Крымская газета», 2013. – 17 января» [5]).

Чтобы раз и навсегда прекратить ложь о 20 тысячах крымских татар, угнанных в Германию, сошлюсь только на официальные данные тех лет: «На 1 марта 1946 г. Управление уполномоченного СНК СССР по делам репатриации располагало сведениями о национальном составе 4 440 901 человека, куда вошли все репатрианты (4 199 488), а также 241 413 внутренних перемещенных лиц. Среди них: 1 631 861 русский (36,75%), 1 650 343 украинца (37,16%), 520 672 белоруса (11,72%), 50 396 литовцев, 35 686 латышей, 14 980 эстонцев, 36 692 молдаванина, 11 428 евреев, 33 141 грузин, 25 063 армянина, 24 333 азербайджанца, 43 510 татар, 31 034 узбека, 26 903 казаха, 6249 киргизов, 4711 таджиков, 3968 туркмен, 6405 калмыков, 5793 башкира, 53 185 поляков, 3441 карел, 4705 финнов, 43 246 ингерманландцев и 173 156 представителей других национальностей. Среди русских было зафиксировано 891747 гражданских и 740 114 военнопленных, у украинцев соответственно 1 190 135 и 460 208, у белорусов — 385 896 и 134 776.

Значительное численное преобладание военнопленных наблюдалось у репатриантов среди грузин, армян, азербайджанцев, татар, башкир, калмыков, казахов, узбеков и ряда других». Заметьте, как тщательно и скурупулёзно выделены даже весьма небольшие национальные группы, но вот крымских татар среди них нет» [6].

Впрочем, в газетах, журналах и научных сборниках появлялись и другие факты, в корне отличающиеся от вышеназванных. Так, в частности, в них говорилось, что:

•          среди татар было немало героев, получивших самые высшие награды или отдавших жизнь за свою страну, но их было не десятки тысяч, а значительно меньше;

•          в Советскую армию было мобилизовано 20 тысяч татар, но большая часть их дезертировала, когда Крым заняли немцы;

•          в годы оккупации в Крыму погибло не 12 тысяч, а 247 татар, что составляет 0,1% от их довоенной численности.

За это же время представителей других народов Крыма погибло 90 243 (8% от довоенной численности крымчан), не считая военнопленных. Кроме того, 85 тысяч крымчан было угнано в Германию (сведения об угнанных татарах не публиковались), но мы в данном случае учитываем не угнанных, а только уничтоженных людей. И, таким образом, если соотнести с общей численностью каждого народа, татар в годы оккупации погибло не столько же, а в 80 раз меньше, чем остальных жителей Крыма;

•          на 1 июня 1943 года в партизанском движении участвовало всего 6 татар. Но в 1944 году, когда все Левобережье было освобождено, а Советская Армия подошла к Крыму, число их увеличилось до 598. При этом 219 из них (то есть почти половина) ранее служили у оккупантов;

•          в мае 1944 года из Крыма в восточные районы страны было выселено не 400 тысяч, а 194 111 крымских татар.

Что же мог сделать И.В. Сталин с крымскими татарами в условиях войны после освобождения Крыма? У него было три возможных варианта:

•          последовательное и беспощадное наказание всех крымских татар, виновных и причастных к истреблению советских людей (проведение развернутых следственных мероприятий по выяснению полной картины причастности татар к карательным акциям против местного населения, выявлению всех виновных, от конкретных действующих лиц до их прямых и косвенных пособников; тотальные зачистки с быстрым и беспощадным наказанием всех, в той или иной мере, причастных к уничтожению населения и военнопленных);

•          насильственное выселение всех татар, но не на поселения в Среднюю Азию, а в сибирские концлагеря, с последующим расследованием всех преступлений времен войны с их участием, определением степени вины и наказания каждого от карателя до пособника в проведении геноцида крымчан;

•          организованная насильственная высылка на поселения, с автоматическим списанием конкретных обвинений в преступлениях, в места компактного проживания мусульман с последующим оказанием помощи в обустройстве.

Каждая из этих мер вполне сообразуется с логикой Большой Войны и Системы, но степень наказания в них разная. Стоит ли говорить, что из них был выбран самый щадящий вариант? Самый щадящий для Крыма и крымчан, для СССР, и даже для самих крымских татар.» [7]

Источники:

Фото вверху с сайта www.liveinternet.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 1 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Герои — и подлецы

Вопреки воле императрицы

Битва за Крым. Подоплека

Павел ШИПИЛИН