Крымское Эхо
Архив

Непедагогическая поэма

Непедагогическая поэма

Евгения ЕРЁМИНА

Всё началось с интервью Миллы Йовович. Рождённая в СССР, но сделавшая карьеру в США (сначала как манекенщица, а потом и как актриса), на страницах одного из журналов она поведала о своём непростом детстве. О том, как её прессинговала собственная мать, как навязывала ей работу манекенщицы, актрисы. Пытаясь таким образом через дочь реализовать то, что когда-то не смогла осуществить сама (мать Миллы Йовович — Галина Логинова работала в СССР актрисой, но когда семья переехала в Штаты, вынуждена была подрабатывать уборщицей — <i>прим. автора</i>). О себе Милла говорит, что у неё часто были депрессии из-за боязни не оправдать возложенных на неё надежд.

Так, невзначай, Милла Йовович затронула тему типичного русского воспитания — без фантазий и иллюзий, когда дети — продолжение своих родителей, их маленькая тень. Когда единственно возможным способом воспитать человека, чтобы из сына, не дай Бог, не вырос свин, становится критика. Об этом говорит в своём интервью и Йовович: «типичная русская черта — больше критиковать, чем хвалить».

А что, если голливудская знаменитость права, и в этом «больше критиковать, чем хвалить» как раз и кроется разгадка того, что с нами сегодня происходит — служить бы рад, прислуживаться тоже?

У меня пока нет своих детей. Но я тоже когда-то была маленькой. Подстёгнутая интервью Миллы Йовович, просьбой «вспомнить всё о своём детстве», я озадачила друзей и коллег по работе. Когда через несколько дней мы суммировали результаты, картина оказалась невесёлая. Практически у каждого в памяти остались яркие моменты родительского недовольства — нашей внешностью, успехами в школе, увлечениями, поведением, общением со взрослыми.

Несколько лет назад в руки мне попала книга «Родители и дети» американского детского психолога Х.Дж. Джайнотта. В ней была любопытная глава — Как правильно хвалить ребёнка. «Родители должны твёрдо запомнить: оценивать можно только поступки ребёнка, а не его самого, — писал психолог в своей книге. — Не бойтесь, что у детей отсутствие общепринятой похвалы разовьёт комплекс неполноценности. Они сами оценят себя и свои способности, если вы похвалите конкретный поступок. Главное, не забывайте этого делать, старайтесь замечать всё, что у ребёнка хорошо получается».

Похожий подход к воспитанию детей и в Японии. Там до трёх лет ребёнок — император (ему позволено абсолютно всё), с трёх до шести — слуга, с шести и до конца дней — друг. Такая система мне кажется наиболее справедливой. Но советское, а теперь и постсоветское воспитание — совсем другая история. Оно базируется на критическом отношении к себе и окружающему миру. В детстве большинство из нас чаще слышали: заставь дурака Богу молиться — он и лоб прошибёт; балбес, оболтус, бестолковый, бездарь — нежели «умница дочка» или сынок.

Нас не то, чтобы не любили родители, просто родительскую любовь нужно было заслужить! А для этого — соответствовать придуманному родителями образу идеального ребёнка. Такой вот замкнутый круг. Помню, как невзлюбила соседскую девочку Наташу только за то, что моя мама считала её аккуратной и постоянно ставила в пример. Несколько лет назад школьная подруга, краснея и отводя в сторону глаза, призналась, что тихо ненавидела меня, потому что такой «Наташей» в детстве для неё была… я!

Получалось, что неприятие собственного ребёнка, страх, что он выпадет или отклонится от общепринятой системы координат, были гораздо сильнее родительской любви. Ведь любить — значит принять, а принять — значит признать за ребёнком какие-то права, уважать его выбор. А это уж точно никак не вписывается в общепризнанные рамки. Ну, вы понимаете, «яйца курицу не учат».

То же самое происходило в школе: учителя добивали сравнительными характеристиками с более прилежными сверстниками, ставили в пример тех, кто был «тише воды, ниже травы», учился на одни пятёрки и никогда не перечил взрослым. То есть — тех, кто соответствовал придуманному учителями образу идеального ученика.

Не удивительно, что в какой-то момент мы начали обрастать комплексами. Избавиться от них можно было двумя способами: либо примерить на себя чужую модель поведения и ходить в ней, как в растянутом свитере, словно донашиваешь одежду старшей сестры: неуютно, зато родители довольны. Либо бунтовать и отстаивать право быть собой.

Со временем недовольство, постоянные сомнения — в своих способностях, возможностях, талантах — обернулись недоверием к миру, людям. А недоверие, как известно, порождает страх. Страх не соответствовать чьим-либо ожиданиям. Подчинить напуганного человека, манипулировать им проще простого: «ему покажешь нож, и делай с ним, что хошь», как поётся в известной песенке.

К слову, любимое выражение моей покойной бабушки было: «А что скажут соседи?» Её так воспитали. Так — накормить, одеть-обуть, остальное как-нибудь — воспитывали и наших родителей. Заниматься детьми было решительно некогда. Прадеды воевали в Гражданскую войну, деды — проливали кровь на Великой Отечественной. Женщины стояли у станков — декретный отпуск давали только на три месяца. Алгоритм воспитания ребёнка был ясен, как день: вырастить полезного для государства человека. Проще, слугу — будущим мужу или жене, обществу, родителям, наконец. Чтобы в старости было кому кружку воды подать. А если вдруг назреет бунт и нежелание играть по принятым правилам, придавить долгом, обязательствами — перед семьёй, родителями, Отечеством.

«Мы возложили на себя роль божка по отношению к своему Ребёнку. Мы позволяем ему воспринять и отреагировать на мир только в доступном для нас понимании. А между тем, едва ли кто-то из нас хотя бы весьма отдалённо умеет правильно воспринимать мир, мудро взаимодействовать с ним и получать любовь», — это уже фрагмент книги Ольги Будиной «Говорящая беременность». Её российская актриса написала, когда вынашивала своего ребёнка. В книге Ольга Будина описывает свои волнения и страхи, один из которых, кстати, — страх воспитать несвободного человека.

Но такое «осознанное родительство» в нашем обществе, скорее, исключение, чем правило. То воспитание, которое заложили в наших пап и мам их родители, базируется на подсознательном страхе одинокой старости, а ребёнок якобы гарант той самой кружки воды, которую, в случае чего, подаст. Отсюда и — «больше критиковать, чем хвалить».

Не удивительно, что в результате выросло несколько поколений несчастных людей, недополучивших любви. Людей, которые не любят свою работу и жизнь, вынуждены заниматься не своим делом только лишь для того, чтобы заслужить «похвалу» — родителей, друзей, соседей, коллег, общества. Людей, которые всю жизнь стараются получить одобрение со стороны вместо того, чтобы найти его в самих себе.

Ведь правило «больше критиковать, чем хвалить» работает и во взрослой жизни. Работодатели внушают своим подчинённым, что они гроша ломаного не стоят и великое счастье — трудиться за копейки без сна и без отдыха до тех пор, пока хватит сил. Правительство уверяет, что существовать можно только так, а не иначе, что нужно терпеть ради призрачного будущего. При этом, играя на комплексах и страхах своих граждан, без стеснения демонстрирует возможность совершенно иной жизни.

Многие из нас выросли в критике, и должно пройти время, чтобы мы по-настоящему в себя поверили! Но у каждого из нас уже сейчас есть шанс не повторить ошибок своих родителей. Научить детей верить в себя, убеждая: ты — самый лучший, потому что у тебя есть на это право, такое же, как и у всех остальных!

А главное, найти в себе смелость полюбить своих детей — не за что-то, а уже просто потому, что они есть. И тогда, если вдруг всё-таки возникнет такая необходимость, уверена, они сами захотят принести нам стакан воды…

 

Фото вверху —
с сайта trafimov.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бизнес не желает участвовать в торгах

Премьер снова сядет за бульдозер?

Борис ВАСИЛЬЕВ

Договариваться на берегу