Крымское Эхо
Главное Поле дискуссии

Неонацизм в XXI веке

Неонацизм в XXI веке

ЧТО ПРИХОДИТСЯ ЛИКВИДИРОВАТЬ НА УКРАИНЕ

В полемике вокруг Украины есть один вопрос, споры вокруг которого бесплодны, поскольку аргументы сторон несовместимы друг с другом. Это вопрос о неонацизме. Денацификация заявлена как одна из целей спецоперации на Украине. Парируют так: где вы видели нацизм, у них же президент еврей. В ответ можно предъявить множество фактов использования нацистской символики, но услышать – это же не более чем картинки, мало ли кто какой символикой увлекается!

Еще одно столкновение аргументов. С одной стороны, украинские неонацисты чтут Бандеру с Шухевичем и прочих деятелей ОУН-УПА. С другой — посмотрите, откуда весь этот «Азов»[1] и прочие: там большинство с Восточной Украины, какое они имеют отношение к бандеровцам? А партии крайне правого толка набирают на выборах совсем небольшой процент.

Поэтому необходимо разобраться с тем, что мы видим на Украине, что для нас очевидно является неонацизмом, и ответить на вопрос, почему появляются основания для отрицания его существования.

Википедия дает такое определение неонацизма:

«Неонацизм — общее название идеологий политических или общественных движений, возникших после Второй Мировой войны, исповедующих национал-социалистические или близкие к ним взгляды либо объявляющих себя последователями Национал-социалистической немецкой рабочей партии».

Связка «либо» означает, что неонацисту необязательно быть последователем немецкого нацизма. С другой стороны, признак «исповедующие национал-социалистические или близкие к ним взгляды» крайне приблизительный, поскольку сочетание слов «национал» и социализм» можно означать что угодно, если не связано с конкретными практиками в гитлеровской Германии.

Здоровый национализм – одна из основ национального государства; социализм и его элементы тоже в разных формах присущи многим современным государствам. Национал-социальной можно, например, назвать политику Бисмарка, которого никто к нацистам не причислит. Это сочетание слов просто было взято Гитлером в качестве бренда. Другое дело — практика НСДАП, но ее конкретные формы были связаны с конкретной исторической ситуацией.

Мир изменился, и вместе с ним изменился по форме нацизм, не утратив при этом своей античеловеческой сущности.

Нужно понимать, что любые идеологии и политические движения, сохраняя историческую идентичность, меняются во времени. Маркс бы очень удивился, ознакомившись с современным марксизмом. Это еще в большей степени относится к неонацизму как к системе взглядов, во многом основанном на оккультизме, отрицании рациональности.

Неонацизм в конце ХХ – начале XXI вв. научился мимикрировать, принимать любые формы, лишь бы служили достижению цели создания тотально управляемого общемирового социума, разделенного на непроницаемые верх и низ, полноценных и неполноценных. Если у гитлеровского нацизма это разделение было четко конкретизировано (высшая раса и низшие расы), то у современного неонацизма такой конкретики нет, поэтому гораздо сложнее его идентифицировать в большом числе правых идеологий.

В докладе «Неусвоенные уроки Нюрнберга: война с историей, вандализм, реабилитация нацизма» член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод сообщает:

«Сегодня на территории стран ЕС действует около 500 неонацистских группировок. В той или иной мере их поддерживают порядка 7 миллионов человек».

В Прибалтике мы видим, как могут прекрасно уживаться друг с другом европейские демократические институты, политический апартеид для выходцев из других республик СССР, марши ветеранов войск СС и лагеря по подготовке неонацистов.

Похожее, только в гораздо более кровавой форме, мы увидели и на Украине.

Проявления неонацизма на Украине периодически анализировались украинскими СМИ. Я просмотрел несколько статей на эту тему на украинских либеральных сайтах, все они строятся по структуре: да, это есть, но в России есть тоже, это плохо, но существенной роли для Украины это не играет.

Такой подход очень напоминает освещение темы обстрелов городов на Донбассе: это где-то далеко, иногда случается, но Россия обстреливает тоже. Смакуя истории проявления неонацизма в России (это истории конца 90-х – начала нулевых годов), забывают упомянуть, что в России с этим беспощадно борются, и во многом неонацизм уже побежден, тем более что наиболее ярые его приверженцы в 2014 г. сбежали на Украину.

Чистый нацизм был идеологией превосходства определенной нации. Эта идея никуда не делась, но в неонацизме идея превосходства расширилась на социальные группы. Только не на укорененные в социальной структуре или экономике, а группы по мировоззрению и образу жизни. Последнее в современном мире все меньше связано с объективными признаками, но все больше с определенным выбором в конструировании картины мира.

Соответственно выбор, кто будет объявлен полноценными, а кто «биомусором», может быть весьма произвольным. Предметом ненависти неонацистов XXI в. становятся то мигранты, то представители тех или иных субкультур, это может быть связано с местом жительства, родом занятий, предпочтений и т.п.

Главное – черпать энергию в разделении на полноценных и «биомусора», от которого нужно очистить мир.

Поэтому неонацизм так хорошо распространяется в среде футбольных фанатов, где мир делится на свою команду и ее сторонников, которые всегда хороши, независимо от реальных результатов, — и остальной мир. Объективные оценки игры своей команды фанатам абсолютно не присущи. Только безудержная поддержка «своих» и агрессия к «чужим». Видимо, понимая, что может вырасти из фанатской среды, в СССР жестко боролись с такими движениями. Впрочем, о популярности неонацизма в среде футбольных в Европе было хорошо известно уже тогда.

Поэтому в неонацизме уже не важно, к какой национальности, расе, государству принадлежит человек, важно то, что он разделяет определенное мировоззрение. Поэтому стал возможен интернационал нацистов. Сочетание этих слов («интернационал нацистов») выглядит как оксюморон, но именно на создании конструктов сочетания несочетаемого во многом строится постмодернистская культура.

Современный неонацизм — это во многом продукт кризиса идентичности «маленького человека» в большом глобализированном городе.

Такая природа была и у разгромленных неонацистских организаций в России. Слабый, атомизированный индивид склонен обвинять весь мир в свой слабости («биомусор», другие национальности, расы, религии, социальные группы и т.д.).

Принадлежность к чему-то таинственному и одновременно сильному особенно притягивает людей с инфантильным «подростковым» сознанием. Попав же в эту среду, пройдя определенные ритуалы, «слабые» люди действительно могут измениться, почувствовать в себе силы, ощутить себя сверхчеловеком.

Где-то в средине марта был в Мариуполе денацифицирован один из идеологов «Азова»* «харьковский Геббельс» Николай Кравченко (кличка Крук). В память о нем неонацисты выпустили видеонекролог. Просматривая в связи с профессиональным интересом кадры массовых акций неонациостов, я, поскольку хорошо понимаю, что такое измененные состояния сознания, понял, что достаточно раз пять пройти через такие ритуалы, чтобы навсегда «сорвало крышу».

В результате такой акции атомизированный слабый человек начинает чувствовать себя суперменом, плотно входит в новое сообщество и даже готов умереть за него, поскольку именно в нем он обретает иллюзию силы и собственной значимости. Бесконечное кризисное состояние украинской экономики, постоянные политические конфликты, отсутствие перспектив стали питательной средой для выращивания кадров для неонацистских организаций. Не случайно именно в Харькове и Днепропетровске, которые из городов с высокотехнологической промышленностью превратились в придатки огромных рынков, и начали формироваться неонацистские сообщества.

Повторюсь, современный неонацизм может быть очень разным. Различные национальности могут объявляться высшими, людей можно делить по разным качествам на достойных жизни и «биомусор». Но что же объединяет столь разнородные идеи в одну силу, почему тот же «Азов» стал своеобразной Меккой для неонацистов множества стран?

А общим для неонацистов всех мастей является ненависть к тому историческому субъекту, который положил конец торжеству первого нацизма, к тем, кто уничтожил гитлеровскую Германию.

СССР и его наследие является предметом ненависти неонацизма. Это объединяет разнородные неонацистские группы. И по этому вопросу происходит слияние в экстазе ненависти современных либерализма и неонацизма.

Что бы наш президент ни говорил о советском наследии, как бы ни оценивал основателя советского государства, для неонацистов Владимир Путин является продолжателем дела СССР и поэтому становится объектом особой ненависти. Неонацизм видит в СССР продолжение исторической России и поэтому переносит свою ненависть как на ее прошлое, так и настоящее.

На днях в интернет попали кадры, где неонацист из «Азова»* Олег Бутусин по кличке «Фашист» рассказывает о двух своих сыновьях, погибших на Украине; при этом он упоминает, что погибли они в борьбе с большевиками. То есть российская армия или войска ДНР для него «большевики».

Бутусин, конечно, экзотический персонаж, в 2014 г. вместе с тремя сыновьями перебравшийся из России на Украину для борьбы, как он сам говорил, с большевиками на стороне неонацистов. Казалось бы, мало ли сумасшедших в этом мире! Но бесспорным и значимым историческим фактом является то, как саморганизовывались сбежавшие от возмездия после окончания Второй мировой войны осколки разного рода нацистских сообществ Европы: хорватские усташи, оуновцы обоих мастей (Бандеры и Мельника), румынские легионеры и т.п.

Еще в 1946 г. в Мюнхене, в американской зоне оккупации был создан Антибольшевистский блок народов, фактически фашистский интернационал, объединивший эмигрировавших на Запад нацистов из Украины, Венгрии, Румынии, Хорватии, Литвы и других стран. Возглавил его оуновец Ярослав Стецько, который является ответственным за убийство сотен евреев во Львове 2 июля 1941 года.

В 1958 г. под опекой ЦРУ была создана Всемирная антикоммунистическая лига (ВАКЛ), объединившая в своем составе не только осколки европейских нацистов, но антикоммунистов Китая, бежавших на Тайвань. Членом исполнительного совета ВАКЛ долгое время был Ярослав Стецько; участвовал в ее работе как глава «Движения за освобождение Белоруссии» и Дмитрий Космович, который во время Великой Отечественной войны был начальником полиции в оккупированном нацистами Смоленске.

Этот список нацистских преступников в ВАКЛ можно продолжать долго. Подробнее о ее деятельности рекомендую почитать в книге американских журналистов (издана в США в 1986 г.) братьев Скотта и Йон Ли Андерсонов «Тайны «черной лиги». В интернете нетрудно найти русский перевод.

Еще одной родовой чертой неонацизма является своеобразный культ смерти. Отсюда тяга к германскому и скандинавскому язычеству. Не только потому, что оно было частью идеологии СС. В нем было то, что отличает его от других индоевропейских языческих религий, чего не было у греков, римлян, кельтов: культ смерти воина, попадающего после гибели в Валгаллу. Причем важен сам факт смерти в бою — ценностное же содержание (ради чего он погиб) не имело значения.

Культ смерти, разрушения свойственен многим фашистским движениям, вспомним, например, лозунг испанских фашистов «Да здравствует смерть!». Можно вспомнить и антитезу в строках Твардовского «Бой идет святой и правый, смертный бой не ради славы — ради жизни на земле».

Поэтому мы сейчас видим желание сражаться и умирать, причем не ради победы, а ради смерти и разрушения как таковых, и желание утащить с собой в могилу как можно больше всех вокруг. Рагнарёк, так Рагнарёк. Эту особенность психологии Гитлера прекрасно проанализировал великий психолог-гуманист ХХ в. Эрих Фромм.

Итогом таких процессов сначала стало формирование сплоченных сообществ, которые могли навязывать свою волю аморфному большинству.

А затем они оказались востребованными, получили деньги и оргподдержку и стали довлеющей силой в обществе и политике. И не важно, какой процент от этого общества они составляют и сколько получают на выборах; не важно, насколько с ними согласно или не согласно большинство, поскольку именно неонацисты навязывают свою волю.

Поэтому задача денацификации остается актуальной, несмотря на ликвидацию большого числа украинских неонацистов в ходе военной спецоперации. Ведь, говоря словами Бертольта Брехта, «еще плодоносить способно чрево, которое выращивало гада». Условия, создавшие неонацизм на Украине, никуда не делись, силы, заинтересованные в нем – тоже, технологии создания неонацистских сообществ и превращения их в доминирующее большинство продолжают работать…

Фото из открытых источников


[1] Экстремистская организация, запрещенная в России

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.6 / 5. Людей оценило: 25

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Харакс: историческая память и повседневность

Политические цифры

Революция и демократия

Денис БАТУРИН

Оставить комментарий