Крымское Эхо
Архив

Нельзя принимать навязываемые правила игры

Политика направлена на вытеснение всего русского – и в то же время имеет место претензия на культурно-историческое наследие Киевской Руси. Мол, наследие это принадлежит исключительно Украине, а нынешние русские — они, мол, и не русские никакие, а так… смесь татар с финнами. Просто горы печатной продукции издаётся на Украине, чтобы закрепить такое представление в сознании нынешних украинцев – и в особенности молодежи.

Этому необходимо противостоять – и вот каким образом.

Но вернёмся к понятию РУСЬ УХОДЯЩАЯ – как мы уже отметили, понятию МЕТАИСТОРИЧЕСКОМУ, то есть историческому и вместе с тем метафизическому. Что сие значит?

В последнее время – вместе с возникновением независимого государства Украина – возникло и множество спекуляций на тему названия Русь. О том-де, что настоящая Русь – Киевская Русь, наследницей которой является исключительно расположенная в Поднепровье Украина. Московская же – вовсе и не Русь, а нагло похитившая название финно-татарская шобла.

Главная беда таких толкований – в отсутствии движения, в непонимании подвижной сущности понятия Русь. И здесь не имеет значения, откуда это название взялось (от варягов или нет), важно лишь, что оно стало означать. То есть это не этническая принадлежность и даже не государственная основа – и тем более не географическая привязка к какому-то определённому месту, в частности, Киеву – это некая нематериальная субстанция – русский дух, русская душа, русская традиция – там русский дух, там Русью пахнет…»

И так исторически сложилось, что на Украине она не сохранилась, и само название утрачено не по чьей-то злой воле, а улетучилось, как пары спирта из открытой бутылки с крепким напитком. Да и о чём спорить, если за украинскую основу принято вовсе не наследие так называемой Киевской Руси, а то, что связано с запорожским казачеством XVI–XVII веков?

Казаки хоть и называли себя русскими и мову свою – русской, но они уже варились в котле другого – польского – государства и вбирали в себя его запахи, его испарения. А то, что оставалось от Руси Данилы Галицкого, не просто лишилось русского духа и русских корней, а со временем ещё и стало форпостом антирусской пропаганды, центром русофобии. Таким образом оставшаяся здесь Русь была ассимилирована и породила самоотрицающую химеру.

Истинная же Русь – русский дух, русская душа, русская традиция – уходила. С Поднепровья в Поморье, о чём свидетельствуют только там сохранившиеся былины – эта фольклорная основа Руси. В XVII веке – после раскола – Русь уходила вновь, и в том же направлении – на северо-восток. Наконец, после революции – она уходила… вглубь. И в этом состоит содержание и смысл названия неоконченной работы советского художника Павла Корина «Русь уходящая» («Реквием»). То, что ушло далеко в глубь души – в невидимый небесный град – вот это и есть Русь.

И когда сегодня спорят о том, кому принадлежит название, кто на самом деле русский, а кто татарин или финн, такие споры лишены реального смысла. Ибо Русь определяется по корню, по сохранению традиции – Ковчега Завета, выражаясь словами Библии. А корень здесь — былинно-фольклорный и древлеправославный духовный. Сохраненный, кстати, старообрядцами-староверами, уносившими всё дальше и глубже Ковчег Русского Завета. Почему именно ими? А кто же ещё? «…ведь до злосчастных реформ XVII в., – говорит Кирилл Кожурин, – все наши предки были старообрядцами…»»

Это отрывок из работы одного из наших – ровенских – авторов, смысл которой – в поиске и нахождении Русской традиции, её глубинной сути. Вот такие исследования необходимо всячески поощрять – для нашего общего дела! – и затем всячески продвигать их в общественное сознание.

Что уже сделано в этом направлении? И что нужно делать? Начнём со второго – ОТВОЁВЫВАТЬ! Как президенту Путину, благодаря разумной политике, удалось предохранить Россию от сползания в пропасть развала, хаоса – полной дезинтеграции, так и нам необходимо отвоёвывать напрочь проигранное политиками духовно-ментальное пространство Русского мира.

Об этом проигрыше наглядно свидетельствует нынешняя ориентация решающей части украинского общества не на восток, а на запад – в виде выбора интеграции с Европой, а не с Россией. Ведь выбор этот происходит не столько на политическом, сколько на общественно-ментальном уровне. И будь ПОДАВЛЯЮЩАЯ часть украинского общества направлена на союз с Россией, то в случае обратного процесса любое правительство было бы сметено враз. Но ситуация состоит в том, что пророссийские симпатии присущи не больше, как половине населения Украины. И процесс идёт на дальнейшее снижение этой части. Обуславливается же это как раз проигрышем духовно-ментального пространства.

Дело в том, что одним из важнейших факторов европейского выбора у очень значительной и общественно активной части населения Украины является симпатия к европейской культуре. Это очень глубоко – особенно же воздействует на молодежь. В этом случае одно только имя, скажем, Фридриха Ницше или, к примеру, Германа Гессе перевесит сколько угодно статистических выкладок о выгодности присоединения к ТС и невыгодности ассоциации с ЕС, и сделает сотрудничество в западном направлении гораздо более привлекательным, нежели в восточном.

То есть направленность на Европу предопределена глубинной симпатией к западной культуре. Глубинной – значит на уровне глубинных понятий – и потому она не может быть изменена посредством поверхностной предвыборной или какой иной сугубо политической агитации. Тем более что симпатия эта не просто имеет место быть, но и постоянно усиливается, культивируются, приумножается за счет целенаправленной гуманитарной политики, всевозможных грантов, то бишь финансовых вливаний.

И потому не удивительно, что Запад в сознании нынешней украинской молодежи ассоциируется не только с высоким уровнем жизни, но и с культурой, в то время как Восток – и в глобальном смысле (Россия, Русский мир), и в локально-украинском (Донбасс) – с бескультурьем, отсталостью, бандитизмом. Таким образом, духовно-ментальное пространство в сознании украинской молодежи – прежде всего западноукраинской (да и центральноукраинской тоже) – проиграно напрочь. А ведь именно от позиции молодежи зависит будущее.

Осознание этого фактора ясно указывает то направление, в котором необходимо работать – отвоёвать проигранное ранее духовно-ментальное пространство, создавать условия для восстановления симпатии к России, русской культуре, Русскому миру, Украине в контексте Русского мира. А это значит НЕЛЬЗЯ ПРИНИМАТЬ НАВЯЗЫВАЕМЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ. Играть нужно по собственным правилам, а именно:

— играть на опережение – украинские и российские проблемы и процессы подвергать всестороннему анализу, исходя из специфики собственных интересов;

— переводить игру на территорию противника – всестороннему анализу подвергать проблемы западной цивилизации – исторические, духовные и т. д.

Для того, чтобы УСПЕШНО играть на опережение, нужно играть ЛУЧШЕ. А это значит, что наши технологии должны быть выше – реализуемые нами программы качественнее, глубже, интереснее, креативнее, чем программы оппонентов.

Один пример: осмысление русской культуры не должно походить на стоячее болото. Это не должна быть раз и навсегда усвоенная программа средней школы советских времен. Подобной косностью и застоем невозможно привлекать нынешнюю молодежь. Для того чтобы ее привлечь, необходимо открывать скрытые ресурсы русской культуры. СОЛЬ, ПЕРЕЦ И ДРОЖЖИ – вот что необходимо для остроты восприятия, для процесса брожения, взрывающего косность, болото, застой.

Русская культура не должна выглядеть причесанно-стерильной, забронзовевшей, она должна быть восстановлена во всей парадоксальности, неоднозначности, многогранности, даже в общепринятых вещах надо уметь находить интригу и спорные моменты. Только при живом осмыслении русской культуры она может стать настоящим подспорьем в деле завоевания молодежи, а, следовательно, и будущего.

Понятно, что осуществлять такую программу невозможно путём банальной предвыборной кампании, поверхностной агитацией перед очередными выборами – или же сугубо формальными галочками о проведении столь же сугубо формальных мероприятий. Для массированного продвижения в глубинных духовно-ментальных пространствах необходима программа тотального финансирования, направленная на НЕ ФОРМАЛЬНОЕ решение проблем. Для успешного их решения нужны профессионалы и особенно для работы в молодежной среде.

Именно в таком направлении мы и пытаемся проводить нашу деятельность. В частности, посильными средствами стараемся наладить книгоиздание, то есть запустить процесс, направленный на приумножение Русской культуры и привлечение симпатии к ней.

Была издана книга избранных произведений Александра Кондратьева – жившего в Ровно уроженца Санкт-Петербурга, блестящего представителя «Серебряного века» русской литературы. В результате, что называется, процесс пошёл: совместно с Ровенским институтом славяноведения было проведено четыре международных конференции «Кондратьевские чтения» с привлечением филологов из России, Беларуси, Узбекистана, Польши.

В нашем активе — также два выпуска сборника «По неведомым тропам русской литературы» Олега Качмарского – ровенского автора, которому и принадлежит приведённый выше фрагмент «Русь уходящая»; книга сотрудника местного краеведческого музея Татьяны Пономарёвой, посвященная творчеству Владимира Короленко; несколько книг поэзии, прозы и эссеистики замечательного современного автора Ирины Корсунской – проживающей в Ровно уроженки Самары; книга о Русских культурных обществах на Ровенщине в 1920-30 годы ХХ века и ряд других изданий.

Проводимый нами анализ указывает, что издания эти имеют успех среди читателей, однако в связи с мизерными тиражами – резонанс не тот, которого хотелось бы – И КОТОРЫЙ ВПОЛНЕ ВОЗМОЖЕН В СЛУЧАЕ ПОДДЕРЖКИ СО СТОРОНЫ РФ. НА ЧТО И НАДЕЕМСЯ!

на фото вверху — Михаил Кириллов,
председатель Русского культурного центра
Ровенской области

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Чтобы помнили…

Черноморцы защищают от террористов, крымчане – от ВМС США (+ВИДЕО)

.

Симферопольские евреи создали свою автономию

.