Крымское Эхо
Архив

Не тайная ложа, а явная лажа

Не тайная ложа, а явная лажа

Перефразируя Ленина, скажу: узок круг этих олигархов. Страшно далеки они от народа. И их представители тоже, в чем смогли убедиться миноритарные акционеры Керченского судостроительного завода «Залив», собравшиеся на второе в нынешнем году собрание в канун самого большого профессионального для каждого корабела праздника: Дня Военно-Морского Флота. Странно, конечно, что ветераны завода «Залив» не вспомнили об этой дате, но уж для завоевания аудитории присланный владельцем ведущий вполне мог поздравить ветеранов с наступающим праздником: расслабил бы дедов-корабелов, бережно хранящих дома голубые ленты с надписью «Почетный судостроитель» и до сих пор извлекающих новости из «Спидолы».

Однако ни владелец Константин Жеваго, которого заливчане лицезрели живьем всего лишь раз, ни торговавший по его доверенности лицом председатель Наблюдательного совета Николай Кузьменко, по слухам пребывающий в европейских палестинах, не надоумили присланного шоумена: шумного, скандального, хамоватого, как залюбленного деревенского гармониста – короче своим умом он ублажить дедов не допетрил.

 

Корпуса двух судов в уникальном сухом доке «Залива».

Не тайная ложа, а явная лажа
Собственник «Залива» только первое время и при старом руководстве завода сохранял реноме социально ориентированного бизнесмена. Сейчас перед ним стоит такая задача, ради которой наплевать и на мораль, и на этику, и на социальные гарантии – сохранить завод за собой, но в рамках российского законодательства. Для этого за пару месяцев состряпали новые уставные документы и собрали акционеров, так сказать, завизировать их. А те подняли бучу. Они еще с апреля требуют национализировать завод как стратегическое промышленное предприятие, способное выпускать военные суда, не хуже, чем флагман ВМФ Украины «Гетьман Сагайдачный». Создали инициативную группу, разослали петиции в Госсовет Крыма, правительство РФ, звонили на «прямую линию» Владимиру Путину.

Кстати, подписали обращения не только ветераны «Залива», но и нынешние немногочисленные работники, которых теперь интенсивно прессуют заместитель директора завода Валерий Белозеров и, невесть откуда взявшийся вместе с должностью, почетный президент ПАО «Судостроительный завод «Залив» Геннадий Бескоровайный, лезший в драку с ветераном на собрании акционеров как простой бандюган. Кстати, эти два пана скоренько перекрасились в господ и идут на выборы в депутаты от «Справедливой России» и «Единой России».

Правда, от той же России руководство завода обороняется, как Нацгвардия на Донбассе. Дело в том, что представители Зеленодольского судостроительного завода, перешерстившие документацию «Залива» и убедившиеся в нечистоплотности собственника, чья команда в пожарном порядке вывозила с предприятия «остатки роскоши», наняли новую охрану. Но после их отъезда ее убрали, вернули свою и теперь кричат на всех углах о попытке рейдерского захвата. Акционеров, например, проверяли так, что рентгеновский луч просто отдыхает, даже фоткали на память вместе с паспортами и снимали на видео.

С приобретением завода все было непросто, и среди акционеров есть люди, годами доказывающие неправомочность перехода государственного предприятия в частную собственность. Во всяком случае, в 90-е годы, когда его «отжал» Давид Жвания с компанией «Бринкфорд», «Залив» не подлежал приватизации как предприятие оборонного комплекса по указу тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы.

То есть налицо нарушение закона Украины, которое пока что действует в Крыму. Это первый штрих. Второе нарушение: единственным уполномоченным органом создания акционерных обществ на Украине считалась Верховная Рада, которая никаких распоряжений касательно «Залива» не отдавала. Третье: государству должна было принадлежать четверть всех акций завода, а семьдесят процентов ценных бумаг, то есть контрольный пакет акций, передавался в собственность трудовому коллективу.

Так на первых порах и было: заводчане создали общество покупателей, распределили между собой и выкупили акции, но как только в 1996 году завод накрылся вместе с заказами медным тазом, а коллектив подался зарабатывать на пропитание, так сразу и нарисовались Жвания и компания. В 1998 году миноритарные акционеры с удивлением узнали, что обществу покупателей пришел кирдык, покупку ими акций аннулировали и на руках остались ценные бумаги в количестве нескольких штук, стоимостью в бутылку водки. Время для надувательства было выбрано идеальное: люди думали о куске хлеба, а не об акциях. Так «Залив» стал не ОАО, а ПАО, а купивший у Жвании контрольный пакет Жеваго стал его собственником.

Но пока завод работал, строил «корыта»-корпуса, имел налаженные связи с иностранцами, заливчане не сильно роптали: подумаешь, не платят дивиденды, главное – завод жив, сынки работают. Но сейчас-то завод как минимум в третий раз тупо стоит на месте. Правда, на месте отличном — с портом, сухим доком, огромными цехами, из которых еще не все растащили, с пансионатом и базой отдыха в Героевском. Поживиться есть чем. И пока до верхних слоев российской власти не дошла суть обмана, а ОАО «Объединенная судостроительная корпорация» не знает в точности, кого наделить «Заливом» — Выборг или Зеленодольск, пан Жеваго в четыре руки с руководством завода суетится по-быстрому узаконить свою собственность в России.

Причем сделать это по максимуму, определив целями создания ПАО такую деятельность, что превращает предприятие оборонного комплекса в свечной заводик. Помимо основной хозяйственной деятельности, они намерены заниматься производством метелок, видимо, в память об экс-мэре, обработкой драгоценных камней, очевидно, для пани Жеваго, биржевыми сделками и брокерскими операциями, страхованием и залоговыми операциями, скорее всего, под эгидой банка «Финансы и кредит», что также принадлежит Жеваго, музейной (!) деятельностью и оптовой торговлей.

Понятно, что Устав предприятия, так сказать, видит наперед, но те виды производственной деятельности, что «забили» в него, элементарно «опускают» крупнейший на юге России судостроительный завод до уровня советского кооператива, разве что без варки джинсов.

Как сказал на собрании один из акционеров, бывший начальник достроечного цеха Юрий Матвеев: «киевские жулики хотят попасть в реестр прав». И делают для этого всё возможное, поскольку у них на руках контрольный пакет акций, а помогает им в этом севастопольская аудиторская фирма «ЛАУ». Сами заливчане в ожидании трудно предсказуемых перемен в большинстве своем пребывают в отпуске с частичной оплатой, а работающие, как манне небесной рады ремонту буровой платформы, включающей в себя частичную замену металлического корпуса, его очистку и покраску.

На заводе эта, ровно на месяц рассчитанная, работа подаётся, ни много ни мало, как «поддержка каркаса местного населения»(!), а в это время сами заливчане, получившие прописку в российском Крыму, осваивают русский Север. В частности, Североморский судостроительный завод, требующий в связи с увеличением объемов гособоронзаказа рабочих рук и инженерных мозгов.

Тем не менее, заливчане отводят своему предприятию место повыше того же Севмаша: стоит хотя бы ознакомиться с производственной историей завода, чтобы понять гордость керченских судостроителей. И, естественно, они рассчитывают на закон Республики Крым «Об особенностях выкупа стратегических объектов в Республике Крым», поскольку в нынешней обстановке грех не задействовать такое предприятие в российской оборонной промышленности. Конечно, даже такой вариант не избавляет «Залив» от возможных проблем.

Как сказал недавно назначенный президентом ОАО «Объединенная судостроительная корпорация» Алексей Рахманов: «в Крыму есть два очень приличных судостроительных завода – один – это «Залив» в Керчи, другой – «Море» в Феодосии». Но предприятия только с 1 июля смогли начать перерегистрацию по российскому праву, а во-вторых, проблема с собственностью не решена. А так для их загрузки у нас подготовлена целая программа. «Залив» строил и, скорее всего, будет строить крупнотоннажные суда: там есть уникальное сооружение – сухой док. Это, пожалуй, крупнейшее из всего того, что есть в Российской Федерации. К таким сооружениям мы только будем подходить во Владивостокском кластере и на Северо-Западе.

В Крыму мы будем делать комбинацию между строительством судов и кораблей для гражданского флота и, возможно, будем думать о строительстве других судов, но с учётом нынешней международной ситуации. Есть определенные нормативные ограничения: строительство судов на экспорт в Крыму затруднено из-за санкционных проблем и закрытия портов (страной происхождения судна по международному морскому праву считается та, где заложен киль — эдакий «фундамент» будущего судна).

Надо искать компромиссы, в том числе и по формам собственности, чтобы мы сами для себя не накладывали ограничений по использованию этих уникальных производственных модностей. Там есть возможность круглый год работать без дополнительных инвестиций – это то, что заставляет нас серьёзно задумываться на эту тему». И Госсовет Крыма всенепременно обязан учесть мнение кадровых заливчан, желающих видеть свое предприятие мощным государственным, а не частным свечным заводиком.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Брать или не брать, вот в чем вопрос…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Лето прошло, но пожарная опасность по-прежнему остается высокой

Максим ГОЛОВАНЬ

Читаем вместе крымскую прессу. 3 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ