Крымское Эхо
Архив

Не стоит нам поперек дороги ложиться

Не стоит нам поперек дороги ложиться

УКРАИНА В ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

Алексей ШОРКИН

Как развивается страна? Мир? Как предугадать, какой вектор будет в ближайшей или в более отдаленной перспективе главным? Где, на каком месте находится государство, в котором тебе выпало судьбой жить?
На эти вопросы человечество искало ответы во все времена. И далеко не всегда находило. Но тот, кто знает их, эти ответы, вооружен и готов спокойно встретить все вызовы, с которыми сталкивается его страна.

Декан философского факультета Таврического национального университета им. В.И.Вернадского, доктор философских наук, профессор Алексей ШОРКИН вовсе не утверждает, что готов к ответу. Он их, ответы, только ищет. И выдвигает гипотезы, как и положено настоящему ученому. Мы записали на диктофон его рассуждения на научно-практической конференции, прошедшей недавно в Евпатории, «Крым в контексте русского мира: история и современность».

Одна из публицистически ярких книг по геополитике, на которую часто ссылаются, написана Хантингтоном. Главная его идея вполне традиционна: всякое политическое объединение вырастает до границ своей безопасности. Эти границы – либо океаны, которые разделяют страны и народы, либо высокие горы. Лично я эту гипотезу поддерживаю. Есть много обособленных культур, которых, например, разделяли Гималаи или океаны и которые развивались совершенно изолированно. И очень долго. Скажем, традиционные культуры Индии и Китая.
Сегодня глубокие океаны и высокие горы не гарантируют безопасности от ракет. Ракеты достают везде, и поэтому говорить, что океаны обеспечат независимость, — уже миф. Очень долго США в геополитическом плане находились в выгодной ситуации, очень долго жили без войн, потому что они контролировали территорию от океана до океана. Канадцы фактически всегда были их союзниками, а те страны, что южнее, не могли составить США конкуренции.
Что мне в книге Хантингтона не нравится, о чем я имел возможность говорить с его последователями на международных конференциях, — с моей точки зрения, он совершенно не учитывает региональных интересов. А ведь глобалистские стратегии могут строиться только при учете региональных интересов. То есть, какие-то политические объединения могут расти до границ безопасности только при условии соблюдения интересов тех регионов, которые они пытаются объединить.
«Гео» (Земля) — фактически это метафора для понимания, что такое политический или, как тут говорилось, социокультурный мир. А мир в разные времена был очень разный. И поэтому геополитические претензии и структуры были очень разные. Помните, Задорнову как-то в шутку подарили глобус без Америки — чтоб его порадовать. Но я думаю: а если бы этот глобус сделали в античном мире — он тоже был бы без Америки! Какие карты рисовали египтяне и логографы Древней Греции? Если посмотреть на карту, она меняет кривизну и изображение. Как в самоваре. Для них мир фактически стягивался до Средиземноморья. И фактически именно в рамках Средиземноморья можно было установить глобальный контроль. Что такое были Колхида или Тьмутаракань? Это край света, куда едут за Руном или куда ссылают каторжников, Тьмутаракань — это край мира, дальше вообще ничего нет.
А если мы попробуем наложить на карту время (компьютер это уже позволяет!), то мы бы увидели, как менялись границы стран. Помните, был мультик про корову: «…А может быть, корова, а может быть, собака?». Скажем, Польшу много раз делили, одно время она даже доминировала в Европе, в другое — вовсе исчезла с политической карты мира (в конце XVIII века). А потом вновь возникла…

Разнообразные проекты и примеры геополитического господства были известны издревле, это не современная придумка.
Одна из первых попыток установления геополитического господства — это, конечно, римская попытка, которую очень хорошо прописал Вергилий, а потом и Данте в «Божественной комедии». Почему Данте поддерживал это дело? Он говорил: Римская империя будет всегда большая, латиняне будут всегда господствовать. Там у него описаны два центра — папства как духовного развития и второй — политический, собственно Рим. Почему он, один из первых гуманистов, был «за»? Основная идея такая: Данте досталось — его выгнали из Флоренции, закончил он жизнь в изгнании и там же написал свою комедию, которую потом назвали «Божественной». Он видел все чудовищные опустошающие раздоры и считал, что нужна абсолютная власть, нужна всемирная империя: тогда тому, кто стоит на самом верху, больше нечего желать — у него уже все есть, и поэтому он ни с кем не будет воевать за господство, никого не будет давить, а всех, кто будет на что-то претендовать, сумеет усмирить. То есть, Данте видел такой мир без войн, без насилия — вот в чем, сказал бы он, идея геополитики. Вот почему ее поддерживали гуманисты того времени.

Иной пример был у византийцев, только другого типа. Или у сельджуков. Это была мощная, одно время доминирующая структура, они хорошо, как римляне, с умом относились к тем районам, которые занимали. Сельджуки не запрещали строить храмы своим богам на местах и т.д. Османская империя тоже себя аккуратно вела. Давайте вспомним и о таких глобалистских проектах, как Москва — Третий Рим. Только Третий Рим — это, скорее, уже не светская, а духовная власть. И такой проект очень сильно поддерживался.
В качестве политического его варианта можно вспомнить греческий проект Потемкина. Екатерина II написала австрийскому императору письмо, в котором предлагала начать совместный поход против Турции. Согласно проекту Потемкина, — с тем, чтобы ее завоевать и разделить между Россией и Австрией. И дальше — вернуть права грекам на геополитическое господство, во всяком случае как центра духовной силы.
Геополитический проект вынашивал Гитлер. СССР тоже был геополитическим проектом. У Сталина был проект построения социализма во всех странах Европы и образования в итоге всемирного социалистического политического союза. И тогда бы, скажем, уже союз Германии и СССР образовал бы искомое геополитическое пространство. По разным причинам Многие такие проекты оказались невозможными.

Сейчас в мире доминирует проект, который называется «американской демократией». Это совершенно условное название. Как условно то, что у нас на Украине понимают под демократией и что некоторые политические силы утверждают, что они являются носителями демократии. Не больше.
Фактически о чем идет речь и за что американцы воюют? Они воюют за ресурсы. Четыре процента населения, как известно, потребляют около четверти всех мировых ресурсов. И понятно, что война в Ираке — и аналитики это хорошо показали — была связана с попыткой стран ОПЕК вывести торговлю нефтью из долларовой зоны. Если нефть не будет продаваться за доллары, доллар будет стремительно дешеветь, а это очень опасно для экономики США.
Экономика США – это мощнейшая экономика в мире, и именно поэтому США является субъектом геополитики. Одно время она составляла около трети всей мировой экономики, сейчас, правда, меньше, но все равно очень много. Субъект геополитики сейчас — это страна с очень мощной экономикой. Только такая и может претендовать на то, чтобы быть субъектом, или, как говорят, актором геополитики. Другие страны в лучшем случае являются объектами геополитики — те, которые занимают выгодное географическое положение, контролируют проливы, например, или залежи полезных ископаемых. На них чаще всего осуществляется нажим, и это далеко не всегда благоприятно для этих стран. Это может быть и опасно.

Каково же может быть место Украины в системе современных геополитических отношений?
С моей точки зрения, кроме состояния экономики, которое может определять место конкретного государства в системе геополитики, важную роль играют способ и давления, и борьба за ресурсы. А ресурсы могут быть разные — и полезные ископаемые, и рабочая сила, и все, что угодно. Скажем, США нет сейчас нужды завозить темнокожих людей из Африки — они используют китайцев прямо на месте, открывая там предприятия. Куклу Барби делают по американской технологии и красят американской краской, а потом китайцы виноваты, что эта краска ядовита…
Чтобы понять возможные сценарии геополитические процессов, которые будут связаны с Украиной, нужно понять еще одну вещь: дело в том, что современная экономика делится на три сегмента. Один — США, второй — ЕС, а третий — «дальневосточные тигры», а также примыкающие к ним Китай и Индия. Они очень быстро развиваются. Где здесь место России? Ее экономика в мировом раскладе сил, пока не слишком высока (~ 2,5 ВВП) хотя она и быстро растет. Но все-таки мировая экономика в основном распределена между тремя названными центрами.

Что сделали США? Они вовлекли часть европейских стран в систему, которая носит название Евроатлантический союз и пытаются всячески использовать этот вариант. Реально же безопасность на Евроазиатском континенте, я на этом настаиваю, и об этом писали многие авторы, возможна лишь в том случае, если она будет обеспечена именно в масштабах Евразии.
Нужны какие-то политические структуры, которые достаточно хорошо будут объединять экономики ЕС и дальневосточных стран. А теперь вспомним карту и представим, как расположена Россия и Украина. Так вот, получается, что Россия и Украина — это как раз та зона, через которую могут осуществляться трансферты, потоки разных ресурсов: человеческих, товарных, сырьевых. Это зона осуществления связей между крупнейшими центрами экономики. Таким образом, судьба этих территорий состоит в том, чтобы быть очень хорошим посредником между экономическими центрами. А эти центры, само собой, будут интенсивно развиваться. Хэлфорд Макиндер давал самую высокую оценку геополитического значения этих территорий, он даже называл их «географической осью истории».
То есть, основная геополитическая задача России — это выстраивать инфраструктуры, которые в основном будут соединять Запад и Восток. Но не Север — Юг! Последние, наоборот, возводятся поперек главным потокам.

Такая соединяющая и трансфертная роль России на ближайшие десятилетия открывает совершенно блестящие перспективы, если, конечно, будут созданы соответствующие инфраструктуры — железные дороги, автобаны и т.д. А сейчас эти два центра мировой экономики вынуждены или работать изолированно, или идти в обход России. Посмотрите, все это везется на судах в обход — идут прямо караваны — по северному пути или по южному, огибая и петляя. Им опасно ходить через Красное море, они везут через Дарданеллы или ищут другие варианты.

Спрашиваю себя: были ли в истории культуры страны, которые так развивались как субъекты геополитики? Конечно, были, и их много. Возьмите Крит — он возвысился на том, что контролировал перевозки. То же долго делала Греция. И она смогла подняться именно на этих транспортных перевозках, хотя там и были внутренние распри. Греция дала миру источник цивилизации, она реально соединяла разные зоны. Или та же Генуя. Небольшой город — а сколько генуэзских крепостей разбросано по всему миру! То есть, сама идея трансфертов правильная.

Утверждаю: Украина должна рассматривать свое место в мире именно в этом контексте. Есть три слона, которые топчутся, я их обозначил, — не дай бог попасться им под ноги. Если какая страна и попадается, то начинаются бомбежки. Очень опасно – создавать клинья, которые вбиваются поперек торных путей — тот же косовский клин.
Есть ведь и другие конкурирующие мировые проекты — скажем, всемирного халифата, идея которого поддерживается в том числе и частью крымчан. Мусульманам хватит ума, я вас уверяю, и у них есть ресурсы для осуществления трансферов. Такие попытки были в древности, когда эти структуры вытягивались с Запада на Восток, но не через дикую степь, которая тогда разрывала пространство между Востоком и Западом. Ее, степь эту, ликвидировали в историческом смысле недавно. Она была непроходимой до тех пор, пока не сковырнули Очаков с его 40-тысячным гарнизоном и пока не убрали достаточно агрессивных казаков. Афанасий Никитин, который смог сплавать в Индию, вернулся в Крым с товарами, и потом его следы теряются в Дикой степи. Вот что такое дикая степь.

Сейчас в мире доминирует Евроатлантический блок. Надо отдать должное, он лучше развит. Хотите, чтобы развивался другой вектор — снимите номинацию Русский Мир! Я вас уверяю, на этом пространстве будет не только он. Хотите, чтобы русский язык был активизирован (как хочу этого я, носитель этого языка), значит, нужно присмотреться к роли трансфертов. Когда будет реальная трансфертная роль, тогда и будет защищен русский язык. И английский будет ограничен — он распространен, пока доминирует другой вектор.
А называть геополитическое пространство Русским Миром опасно, потому что здесь вовлечена масса другого народа. Ведь они по-другому думают! Взять тех же самостийщиков на Украине. Они могут включиться в эту транспортную геополитическую роль — а могут и не включиться. Смотрите, что сейчас происходит, где сейчас строятся нефтепроводы? Один построен по дну Черного моря, другой будет проложен по дну Балтийского. Газопроводы, танкеры обходят Украину. Что происходит? Мы развиваем транспортную роль Украины, направление Запад — Восток или препятствуем ее развитию? И вообще, какой нефтепровод мы строим? И что такое ГУАМ? Посмотрите по карте — он же направлен поперек, а не вдоль! Он рвет эту структуру.

Подчеркиваю: приоритетом как Украины, так и России должна быть транспортная роль между Востоком и Западом. Нужно строить коммуникации для углеводородов, грузов, пассажиропотоков… Максимально облегчить таможенные процедуры и правила, чтобы быстрее включиться в эту систему. Чем быстрее это сделает Россия и Украина, тем большую безопасность она приобретет на границах, на всем евроазиатском континенте. А если участники этой зоны договорятся, и будет мощно работать экономика, то безопасность нарушить будет сложно. И тогда трудно будет конкурировать с построением подобных поясов на юге — Африка еще не проснулась, в Средней Азии тоже свои проблемы. Но в будущем такая конкуренция неизбежна.
В итоге для Украины возможны два основных сценария в качестве геополитической перспективы. Один я условно назову «поперек» объективному развитию геополитической ситуации (Север-Юг). Это опасный с моей точки зрения вариант — Украина может быть разорвана. И второй — это сценарий «вдоль» (Восток-Запад), по трансфертным связям. В этом случае мы можем избежать типичной постановки вопроса: куда идти Украине? Куда — оставайтесь, ребята, на месте, делайте свое дело! Бежит один Днепр, и то в Черное море. Все само определится. И политические союзы возникнут на основе экономики и здравого смысла. И будет новое отношение к языку, и новые военные союзы.

Ну что сейчас делает наш президент? Он продает оружие Грузии. И довольно энергично. Спрашиваю: ГУАМ превращается в союз, связанный какими-то военными отношениями. Это вам не нефтепровод «Баку-Джейхан»! Я уверен, что Россия скажет «нет» его наполнению. А если Украина войдет в добывающую концессию где-нибудь за Уралом, построит несколько нефте- и газопроводов по оси Восток-Запад, то это другое дело. Кстати, во всем мире существует совместное управление трансфертами. То есть собственность наша, а управление общее. Есть поставщик, есть потребитель, есть транзитер — все ясно и прозрачно, система управляется надежно. Почему бы их не избрать такую стратегию?

Еще раз уточню: транспортная функция никак не унижает цивилизации! Возьмем Новгород, средневековье. Он был грамотной территорией, в то время как Париж не был грамотной территорией. Население в Новгороде было грамотным, записки друг другу девчонки и парни писали на бересте, свидание назначали. Или какой-нибудь лавочник вел на бересте свои счета. Все потому, что Новгород стоял на перекрестке дорог, и «скриптории» — мастерские по производству письма одно время были вытеснены из континентальной Европы в Исландию, а оттуда через Новгород потом возвращались обратно.
Транзитер – не стрелочник, который стоит с флажком и глотает пыль проносящихся составов. Зачем Японии делать автомобили у себя, а потом везти их в Европу? У нас – отличная прокатная сталь: давайте изготовим кузова «Тойот» на Украине, подвезем с Востока их «начинку», осуществим сборку по японской технологии, а уже несколько сот километров до стран ЕС машина доедет своим ходом. Трансферт – это и кооперация, и сотрудничество, и инвестиции.

Мировых центров экономики не обязательно будет три — думаю, в будущем их будет пять, семь — все будет зависеть от конкретных условий, в которых будет развиваться цивилизация. От мозгов политиков, от конкретной ситуации. Я совершенно уверен, что Россия — этот мощный геополитический субъект, он таковым был и будет — хотя бы просто в силу своего географического положения. То, что с ней случилось, это что-то странное, потому что по многим оценкам экономистов конца XIX века к средине ХХ именно Россия должна была играть первую скрипку в геополитическом масштабе.
А сейчас такая трансферная роль вовсе не унижает. Более того, она заставляет интенсивно развиваться. И Россия так и делает — она интенсивно развивается. Это раньше она разворовывалась.

Инвестиции, которые сейчас получает Россия, уже превышают инвестиции, которые в свое время получал Китай, когда он поднимался (300 миллиардов долларов за 10 лет). Сейчас и Россия в таком же мощном нарастании получает свои инвестиции. Где инвестиции в Украину? В Крым? Как можно поднимать курортную, рекреационную зону без инвестиций? Да нам, что в западное, что в восточное побережье, нужно по 5-6 миллиардов долларов вложить! Но если Крым будет в зависимости от людей, которые будут использовать Крым для своих личных целей или целей небольших финансовых групп, ничего хорошего здесь не будет. Нам нужны реальные инвестиции, а не дутые пузыри. Точно так же и для России.

Еще раз подчеркиваю: я высказал здесь гипотезу. Ее нужно хорошо проверить, и тут нужно плотно поработать экономистам. Она того стоит. Просто так ее отбросить — мне кажется, было бы довольно нелепо и даже опасно. Давайте посмотрим, каковы товарообороты между Дальним Востоком, Европой и США. Объемы товаров увеличиваются каждый год, и причем стремительно!

 

 

Записала Наталья ГАВРИЛЕВА

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Игра – война

Марина МАТВЕЕВА

Джарты совсем не слышен

Степан ВОЛОШКО

«Весь этот мусор и ямы на улицах были просто шоком»

Лидия МИХАЙЛОВА