Крымское Эхо
Архив

«Не гордись казачеством…»

«Не гордись казачеством…»

БЫТ, ОБЫЧАИ И ТРАДИЦИИ РУССКОГО КАЗАЧЕСТВА

К началу ХХ столетия в составе Российской империи находилось 11 казачьих войск, расположенных на огромных территориях вдоль границ от Дона до Амура. Согласно статистическим данным, численность населения была невелика — 4434 тысячи человек, из которых 474 тысячи составляли служилый состав или 10% всей кавалерии Русской армии ( данные на 1916 год). Но, реальная роль казачества в экономической и хозяйственной деятельности, в военной сфере более значительна.

В течение ХУШ — начала ХХ веков властям удалось превратить вольные, не подвластные центральной власти разбойные ватаги в дисциплинированную, хорошо подготовленную, сплоченную и преданную государству, служилую силу. Стоит напомнить, что в годы Первой мировой войны в казачьих частях практически не было случаев дезертирства или невыполнения приказов.

Как же удавалось воспитать и подготовить людей к несению тяжелой военной службы, которая сочеталась с ведением хозяйства и заботой о своих ближних.? Знакомясь с традициями и обычаями дореволюционного казачества, с укладом их общественной, духовной и семейной жизни, невольно поражаешься мудрости наших предков, их хозяйственности и предприимчивости.

Все начиналось с семьи. Существовало глубокое почитание и уважение к родителям, продиктованное внутренней потребностью заботиться о них вплоть до их кончины. Ослушание родителей было крайне редким явлением и подвергалось общественному осуждению. Непочитание отца с матерью считалось за большой грех. В обращении с родителями и вообще со старшими соблюдалась сдержанность, уважительность и вежливость.

На Кубани к родителям обращались на «Вы». Но и на родителях лежала тяжелая ответственность за подготовку детей к жизни. Сыновний и дочерний долг перед родителями считался исполненным после того, как будут справлены поминки сорокового дня после ухода родителя в мир иной.

Казачья молодежь до вступления в брак пользовалась достаточно большой свободой, позволявшей молодым людям присмотреться друг к другу, однако последнее слово было за родителями. Во внимание принимался прежде всего «экономический» интерес: породнение с состоятельной, зажиточной семьей, трудолюбие и добротонравие невесты и ее родственников и т.д.

Разводы в казачьих семьях были крайне редки и осуждаемы окружающими. Рождение детей было большим событием, о чем свидетельствуют некоторые детские праздники: казачий постриг, первое купание, праздник первых штанов. При рождении ребенка большое удовлетворение вызывало появление наследника, будущего казака. Но дедушки не меньше радовались появлению внучки. Эту радость можно объяснить тем, что казак уходит на службу или на войну и, кто знает, вернется ли он домой живым-здоровым. А внучка всегда будет дома. Когда дед совсем состарится, то внучка досмотрит старика.

К моменту рождения родители решали вопрос о выборе крестных родителей. Этому придавалось особое значение. На крестного отца возлагалась главная обязанность — подготовка казачонка к будущей военной службе, причем за эту подготовку спрос с крестного отца был большим, чем с родного отца. Считалось, что родной отец может предвзято и необъективно относится к своему сыну.

Крестному лучше видны недостатки в характере, слабости и изъяны будущего воина, и поэтому он должен приложить усилия для их преодоления. Крестный отец должен был помогать своему крестнику и в том случае, если тот становился сиротой. Защищать своего крестного сына, если родной отец несправедлив или чрезвычайно жестоко относится к ребенку.

В последнем случае крестный мог обращаться за помощью к старикам, к атаману и атаманскому правлению и просить об отнятии крестника, установлении опеки над мальчиком. Крестный отец помогал своей крестной дочери выработать правильное отношение к юноше казаку.

Соответственно крестная мать помогала родителям готовить к будущей замужней жизни девочку-казачку, приучать ее к домашнему хозяйству, рукоделию, бережливости и труду. Крестная формировала из девочки женщину – казачку как умеющую ждать жену, терпеливую мать и добрую хозяйку. Крестные родители пользовались в казачьей среде особым уважением и любовью.

Когда казачонку исполнялся год, это отмечали казачьим постригом. Мальчика первый раз подстригали. Прядь волос клали в ладанку и прятали за икону как оберег. Женщины одевали малыша, и мать передавала его крестному. На базу уже стоял оседланный конь и мужчины-родственники.

Крестный сажал сына на коня и все внимательно смотрели, как поведет себя малыш. Если схватится ручонками за конскую гриву, все облегченно вздыхали: добрый выйдет казак. Если же ребенок хныкал и просился к матери, то было ясно, что в будущем следует немало поработать, что бы сформировать более твердый характер.

Затем крестный навешивал на малыша шашку и все обходили вокруг церкви, служили молебен и возвращались домой. Передавали казачонка матери со словами: «Вот, мать, тебе казак, принимай его». До 5-7 лет мальчик находился, как правило, на женской половине дома под присмотром старшей сестры или бабушки. Летом бегал полуголым и босым, что позволяло закалить организм, сделать его стойким в тяжких испытаниях.

Когда малыш подрастал, его передавали на мужскую половину. Мать шила первые штаны. Мальчику давали пуховую подушку и перину и говорили: «Ступай к братьям». Братья встречали младшего со словами «А это что у тебя, подушка?» Подушку отбрасывали, а «новобранцу» показывали место для сна, с подушкой жесткой и тонким одеялом. Привыкай, казак.

Для девочек был праздник первого купания. На него собирались, как правило, только женщины. Мужчин выпроваживали из дому. Грели воду, готовили и запаривали ароматные травы, купали девочку. Готовились и дарились небольшие подарки: ленточки, платочки, сережки и др.

Женщины готовили особую отцовскую кашу. Она должна была быть подгоревшей, горькой, пересоленной. Накладывали тарелку и звали отца. Он должен был съесть этой каши как можно больше, что бы дочери досталось в будущем меньше горя и слез.

Очень рано в казачьих семьях детей привлекали к посильному труду. Уже в три годика мать могла привлечь ребенка к чистке картофеля, попросить подмести пол, найти отцовский пояс, собрать рассыпанный горох, выгнать кур с огорода. Это делалось с целью формирования внимания, послушания, приобретения определенных навыков и т.д.

С 7-8 лет, а то и раньше, мальчиков начинали приучать к лошадям, поручая пасти и караулить коней в ночное, отвести на водопой, у казачат вырабатывали привычку заботится об этом благородном животном, считать его своим товарищем.

В 10 лет мальчиков привлекали к боронованию пахоты, к 14 учили пахать, подгребать сено, к 16 — косить сено, к 18 — набивать возы сеном, править косы-«литовки» терпужком и дт. В принципе, к 18 годам юноша-казак уже вполне был подготовлен к взрослой жизни.

Помимо трудового воспитания, большое внимание уделялось подготовке мальчиков и юношей к несению будущей военной службы. Как уже отмечалось, мальчиков очень рано приобщали к лошадям. Во многих семьях специально заводили жеребенка, заботу о котором поручали будущему казаку. Человек и животное так привыкали друг к другу, что понимали все полуслова, с малейшего движения. Это не раз выручало казака в бою.

Примерно с 10 лет казачонку начинали «ставить руку». Учили искусству владения холодным оружием. Крестный отец или дедушка прутиком чертили на песке круг, брали кувшин с водой и говорили: «Руби воду!» Задача состояла в том, что бы вода не разбрызгивалась за круг.

Постепенно вводились и другие упражнения, позволявшие укрепить руку, выработать сильный и точный удар. Поощрялись детские игры в войну. Закончив игру, ребятишки устраивали «парад». Частенько его проводили возле атаманского правления.

Впереди маршировали победители, а затем вели «пленных». Седобородые старики, обычно сидевшие на лавке возле правления, громко и оживленно обсуждали происходящее, отмечая бравый вид победителей и сокрушенно качали головами, видя пленных. «Это чей же там, в плен попал?», спрашивали они с оттенком осуждения.

Вообще, уважение к старшим — один из главных обычаев казаков. Отдавая честь и дань уважения к прожитым годам, перенесенным невзгодам, наступающей немочи и неспособности постоять за себя — казаки всегда помнили слова священного Писания: «Перед лицом седого вставай, почитай лицо старца и бойся Бога своего — Я Господь Бог ваш».

Обычай уважения и почитания старших по возрасту требовал от младшего, прежде всего, проявлять заботу, сдержанность и готовность к оказанию помощи и соблюдать определенный этикет. Так, при появлении старика все должны были встать, казаки при форме приложить руку к головному убору, а без формы снять головной убор и поклониться.

В присутствии старшего не разрешалось сидеть, курить, разговаривать, вступать без его разрешения в беседу и тем более непристойно выражаться. Считалось неприличным обгонять старика или старшего по возрасту. Следовало поздороваться и спросить разрешения пройти. При входе куда либо, полагалось первым пропустить старших.

Младший по возрасту ни в коем случае не должен был вступать в разговор в присутствии старших. Необходимо было проявлять терпение и выдержку и при любых обстоятельствах не прекословить. Слова старшего являлись для младших обязательными. При общих мероприятиях и принятии решения обязательно испрашивалось мнение старшего. При конфликтных ситуациях драках, раздорах слово старика (старшего) являлось решающим и требовалось немедленное его исполнение.

Любой взрослый мог сделать замечание детям или подросткам за недостойное поведение, сопровождая его словами: «Ступай домой и расскажи родителям, за что я тебя ругал. А я вечером зайду и проверю».

Авторитет стариков был очень велик. Они могли «сорвать погоны» даже с офицера, если тот вел себя недостойным образом.

Уважение к старшим прививалось с детства. В семьях хорошо знали, кто из них в отношении кого старше. И особенно почтительно и любовно относились к старшей сестре, которую до седых волос братья величали няней, так как она часто заменяла занятую работой мать.

С ранних лет формировалась у казаков уважительное отношение к женщине-матери, жене, сестре. В семейном быту взаимоотношения между мужем и женой строились и определялись согласно христианского учения: «Не муж для жены, а жена для мужа». «Да убоится жена мужа». При этом придерживались вековых устоев — мужчина не должен вмешиваться в женские дела, женщина — в мужские.

Обязанности были строго регламентированы самой жизнью. Кто и что в семье должен делать, четко разделено. Считалось за позор, если мужчина занимается женскими делами. Строго придерживались правила: никто не имеет права вмешиваться в семейные дела.

Кто бы ни была женщина, к ней надо было относится уважительно и защищать ее, ибо она – будущее народа. Писатель Г. Немченко рассказывает о таком факте, имевшем место в станице Отрадной. В 1914 году Хоперский полк выступал на войну. Вместе с полком, естественно, ехали провожающие — старики, женщины. Одна из женщин управляла бричкой и проехала одной стороной колес по помещичьему полю. Один из офицеров по фамилии Эрдели, подъехал к женщине и стегнул ее за это плетью. Тут же из колонны выехал казак и срубил его. Так свято чтили казаки свои обычаи.

Разговаривая с женщиной на Сходе или Кругу, казак обязан встать, а перед женщиной преклонных лет снять головной убор. В определенных случаях женщины могли присутствовать на Кругу по специальному приглашению, но в сопровождении родственников-мужчин. Вдовам, особо отличившихся героев, предоставляли право совещательного голоса.

Женщины могли создавать свои объединения, если они не противоречили принципам Православия и Уставу общества. Например, т.н. «сестринства». Они предназначались для помощи друг дружке, для поддержки в трудные времена. Женщины, входившие в такой союз, могли даже проучить иного казачка, если он слишком грубо и жестоко обходился с женой.

На службе привычка к подчинению старшим по званию, уважительное отношение к командирам позволяла поддерживать высокий уровень дисциплины и беспрекословное выполнение приказов.

Подростки участвовали в специальных скачках на приз атамана. Выигравший скачки безусловно пользовался у сверстников большим авторитетом. С 14-15 лет казаки-малолетки начинали осваивать искусство джигитовки. Нередко подростков привлекали к выполнению простых поручений атамана или членов правления. Но самый ответственный период обучения и подготовки к службе начиналось по достижению 18 летнего возраста.

К этому времени казак должен был подготовить справу, т.е. все, что необходимо для несения службы: приобрести строевого коня, полный комплект обмундирования, седло и прочую упряжь и принадлежности, пику и шашку. Карабин и патроны выдавали позже, за счет казны. Снаряжение казака стоило недешево, 250 – 300 рублей на одного человека. Бедняков, не имевших достаточных средств, снаряжали за счет общественных средств.

После осмотра снаряжения и медицинского освидетельствования молодые казаки шли в церковь, где проходила соответствующая служба и принималась присяга. После принятия присяги казак на год оставался дома, служа в приготовительном разряде, под руководством опытных урядников и офицеров молодые казаки изучали уставы, воинские приемы и прочие премудрости, необходимые для прохождения службы. Только после этого их отправляли в полки.

Казачьи полки, как правило, формировались из казаков 4-5 станиц, расположенных по соседству. Например,10-й, имени генерала Луковкина, полк состоял из казаков Луганской, Мияткинской, Гундоровской и Миллеровской станиц и входивших в их состав хуторов. Поэтому в полках очень часто служили близкие и дальние родственники, друзья и знакомые. В этих условиях не было места пресловутой дедовщине.

Обиженный всегда мог написать домой и сообщить о причиненных обидах. И если обидчик прибывал на побывку или, отслужив, в свою станицу или хутор, его могли встретить родители обиженного и спросить за обиду.

Был и другой любопытный обычай. Некоторые казаки носили серьги, но это не дань моде, а оберег. Так, единственный сын у матери носил одну серьгу в левом ухе. Последний в роду, где кроме него, наследников по мужской линии нет — серьгу в правом ухе. Две серьги — единственный сын у матери. Кроме символического, сакрального значения языческого древнего оберега они играли и утилитарную роль. Командир перед началом атаки и равнении налево и направо, видел, кого следует в бою поберечь. Он мог подать команду: «С серьгами — в коноводы!».

Прививались и всячески поддерживалась терпимость к представителям других вероисповеданий и народов. Тем более что русское казачество было по своему составу довольно пестрым. В Донское войско входили калмыки, в составе Оренбурского войска были башкиры, а в Забайкальском — буряты. В Терском войске — осетины и представители других народов Кавказа. Дикая дивизия и Текинская дивизия формировались по казачьему принципу из кавказских горцев и представителей среднеазиатских народов.

В казачьих заповедях говорилось: «Господь сотворил человека по образу и подобию Своему! Все люди равны, и нет народов больших и малых! Поэтому не гордись казачеством, никогда не считай сына другого народа ниже или глупее себя, но будь равно добр, открыт всем – как аукнется, так и откликнется! Помни, по тебе судят о народе твоем, по поступкам твоим — о племени твоем! Будь прост, но не подобострастен. Доброжелателен, но не льстив. Храни достоинство, но не гордись! Помни, что каждое твое слово — слово народа твоего, да не будет оно в осуждение его!» Лучше не скажешь.

Вера в Бога есть дар. Личное дело каждого, верит он в Бога или нет. Но поскольку все казачьи обычаи связаны с православием, член казачьего общества должен выполнять их вместе с братьями своими. Никто не вправе упрекать казака в безверии, равно как и в религиозности. За нарушение этого правила, за оскорбление отеческого обычая должно следовать строгое наказание и даже исключение из общества.

Казачество всегда было стволом российской государственности. Традиционно, не претендуя ни на какую власть, казак поддерживал существующий в стране порядок, был оплотом стабильности. Посему член любого сообщества казаков должен был быть безупречным гражданином, примером нравственности в быту и службе. Казак понимал свою жизнь как служение Богу, исполнение его заповедей через служение Отечеству и народу.

Не удивительно, что из среды казаков было выдвинуто немало людей, составляющих нашу славу и гордость. Помимо знаменитых атаманов — Платова, Денисова, Бакланова, к казакам принадлежали генерал Л.Г. Корнилов, генерал-лейтенант инженерной службы Д.М. Карбышев, маршал Советского Союза Б.М. Шапошников, генерал армии С.М. Штеменко. /Штеменков/, изобретатель пистолета ТТ Ф.В. Токарев., художник В.И Суриков, путешественник и следователь Г. Н. Потанин, основатель российского кинематографа А.А. Ханжонков, недавно ушедшие из жизни государственный деятель России В.С. Черномырдин и актриса кино и театра Н В. Мордюкова. И этот список бесконечен.

Приходится горько сожалеть о том, что все положительные обычаи и традиции были утрачены или просто отброшены в период, когда предпринимались титанические усилия по построению общества «светлого будущего». Подобно капитану, который видит, что корабль идет на рифы, хочется подать команду: «Полный назад», но история не имеет такого хода, она необратима.

Нам, потомкам, остается только помнить о прошлом и стараться в настоящем все же действовать, сообразуя свои поступки и мысли с опытом наших предков.

 

На фото вверху — автор,
Александр Александрович Шевцов, историк

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пойду и проголосую!

.

Полуязычие (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Краткий курс рейдерства