Крымское Эхо
Архив

Не для того так плотно пообедали, чтобы ужинать сухарями в окопах

Однако что говорить о материковых россиянах, когда якобы своих в доску крымчан прикордонники остервенело трясут на границе. Придираются ко всему. Улетающего из Киева на немецкое судно стармеха Сергея Куриленко сняли с поезда в Мелитополе, так как он не смог предъявить билет на самолет, с которым его в Борисполе ждал представитель крюинговой компании. Паны явно намеревались слупить с него деньжат, но севастопольский моряк, изображая непонятливого, стоял на том, что раз нельзя ехать без билета на самолет, то он вернется домой, созвонится с фирмой и полетит в другой раз. Помытарив его все время досмотровой стоянки, прикордонники позволили ему вернуться в вагон.

[img=center alt=title] uploads/14/1412623393-14-Vibi.jpg» />
Днями вернувшаяся из гостей врач Татьяна Панчошная не без содрогания вспоминает, как украинские таможенники копошились в ее дамской сумочке, подсвечивая фонариком в каждый кармашек, и заставили высыпать из пакета игрушки ехавшую с ней в купе молодую женщину, которая везла их в подарок племяннику. Иногда в досмотре пассажиров кроме пограничников и таможенников участвует и украинская милиция. Каких преступников, она, не доверяя коллегам, ищет в крымских поездах – одному Богу известно, но по рассказам попавших в ее лапы крымчан, действует она еще наглее и откровеннее напарников, нисколько не скрывая своего личного интереса к чужим кошелькам и карманам.

Этим весь интерес к Крыму и ограничивается. Если по весне прибывающие в столицу Украины крымские поезда атаковала многочисленная местная и зарубежная пресса, то теперь заметно поредевшая толпа журналистов и операторов, так же путаясь в проводах и запинаясь за штативы, носится по платформам с донецкими и луганскими поездами. Слово «Крым» уже не вызывает нервной реакции, куда-то исчезли многочисленные стикеры «Крим – це Україна!», испарились волонтеры, надевавшие маску скорби при упоминании Крыма.

[img=center alt=title] uploads/14/1412623415-14-U9Lg.jpg» />
Жизнь украинской столицы вошла в привычное будничное русло, из которого вымыло Майдан, где последние месяцы обреталась околокриминальная тусовка, пытавшаяся сбить с новоявленного киевского мэра пять миллионов долларов за мирный отход. Вместе с ней из центра Киева исчезли огороды и загоны для свиней, палатки и ялынка с портретом святой мученицы Юли.

На Крещатике о Майдане напоминают только надписи о единстве Украины и портреты погибшей Небесной сотни. Сцена, уменьшенная в разы, вынесена на задки, сгоревший Дом профсоюзов задрапирован теми же призывами к единству страны, возле свободных от лозунгов пролетов работают башенные краны. Самой майданной остается Институтская, переименованная в улицу Небесной сотни. Впечатление гнетущее: те же портреты, крест, самодельные памятники погибшим, установленные где родственниками, где соратниками по борьбе.

Людей по-прежнему много: возлагают цветы, молятся и тихо обсуждают, за что погибли эти преимущественно молодые парни. «За то, чтобы одни олигархи сменили других? — спрашивает немолодая женщина спутницу. — Был Саша-стоматолог — откуда ни возьмись выскочил сын Порошенко. А сын Яремы? Сопляк сопляком, а тоже не в АТО служит».

[img=center alt=title] uploads/14/1412623493-14-rdjN.jpg» />
«Сразу ничего не делается, – отвечает ей другая женщина. – Понимаешь, сегодня Порошенко, завтра кто-то лучше него, потом опять смена – и так пока не добьемся того, за что погибли эти мальчишки. Нет, я не считаю их гибель зряшной. Революцию большевики сколько лет готовили, вот и мы сейчас только в начале демократического пути». Эта дискуссия не имеет правых и неправых – у каждого свое мнение, хотя очень бы хотелось услышать, как расценивают гибель своих сыновей матери, для которых их пацаны никакие не герои, а дети…

На уходящей вдаль улице море цветов и сборщиков денег на нужды армии и лечение раненых. Днем они ходят по центральным улицам Киева и паркам, а ближе к вечеру перемещаются в супермаркеты, где на входе устанавливают свои бездонные короба и призывы о помощи. Численную конкуренцию им составляют агитаторы.

На кону выборы в Раду, и по всему видать, денег на это кандидаты не жалеют. Агитаторы в спецодежде – накидушки и бейсболки с именем кандидата. Держа в руках пачки газет, они отлавливают прохожих, насильно всучивая рекламную продукцию, которой в равной степени набиты агитпалатки и урны. Все украинские партии, разве кроме «Свободы», рекламируют безбедную широту бюджетов: киевлянам и гостям украинской столицы не скрыться от всевидящих очей Тимошенко, летчицы Савченко, Яценюка, Гриценко, Тигипко, Шуфрича, Ляшко, Садового, сторонников Порошенко.

[img=center alt=title] uploads/14/1412623579-14-U1U7.jpg» />
«Свобода», бывшая пугалом на прошлых выборах, сошла с политической сцены Украины, ее нет ни в одном предвыборном рейтинге. Не исключено, что подобная участь после будущей каденции ожидает и партию Ляшко: здравомыслящие украинские избиратели относятся к ее лидеру резко отрицательно и не могут взять в толк, каким макаром там оказалась крымская певунья Огневич.

Судя по разговорам с киевлянами, многие до сих пор не определились в своих политических предпочтениях: трудность выбора усугубилась расколом «Батькивщины» и появлением новых политических сил, заметно окрепших и изменивших после событий на Майдане свою конфигурацию. Уверенно набирает сторонников партия львовского мэра Садового «Самопомощь» и экс-министра обороны Гриценко «Гражданская позиция».

Что бы кто ни говорил, а будничную жизнь киевлян не изменил ни Майдан, ни АТО, ни беженцы, ни постоянно повторяющиеся «минирования» станций столичной подземки. Кто хочет иметь работу – ее имеют. В городе ведется бурное строительство, практически все торговые точки – от рынков до супермаркетов – предлагают рабочие места, открываются новые магазины, совместные фирмы набирают специалистов для новых проектов. Естественно, в первую очередь киевлян.

Но все страшилки о том, что крымчан массово увольняют после мартовских событий – враки: все зависит от работодателя – если он дурак, то это никак не связано с политикой. Чаще всего крымская прописка становится поводом для обычного «разводилова»: якобы приняли на работу с испытательным сроком и без оплаты, а через два-три месяца отказали в месте по известной причине. «Горят» на этом обычно недавние выпускники вузов.

Массового отъезда крымчан из Киева нет: люди смотрят на политические события сквозь призму прагматики. Когда приходится выбирать между стабильной и хорошо оплачиваемой работой в Киеве и неизвестностью перспектив в Крыму и материковой России, то понятно, в пользу чего он будет сделан. Это, кстати сказать, накладывает отпечаток и на политические взгляды живущих на Украине крымчан. Некоторые стали ее сторонниками в нынешнем конфликте с Россией, кое-кто от большого ума умудрился рассориться с родителями, отказывается от получения российского паспорта. Но это личный выбор каждого и примешивать сюда политику вряд ли стоит: нынешние события как раз-таки четко показывают, что человек – существо приспосабливаемое и ищет, где лучше.

[img=center alt=title] uploads/14/1412623598-14-yYzR.jpg» />
Бывший студент Крымского аграрного университета, а ныне четверокурсник Украинской сельхозакадемии Никита сделал выбор в пользу киевского вуза осознанно: он мечтает двигать сельскохозяйственную науку и считает, что введённые санкции закроют ему путь для работы в Европе. Не думают покидать Лингвистический университет симферопольцы Алексей и Юля. Они учатся на факультете китайской филологии и рассчитывали, что подписанные экс-президентом Януковичем договоры и контракты с Китаем откроют перед ними уверенные профессиональные перспективы в Крыму, однако отказ от участия в строительстве портов приглашенной стороны поломал их планы и теперь они всеми силами стараются зацепиться уже на Украине.

Конечно, идеализировать нынешнюю жизнь в Киеве не стоит. У каждого она своя. Заметно подорожала, к примеру, у автомобилистов, которым приходится покупать бензин по семнадцать-девятнадцать гривен за литр. Но крутых иномарок на улицах Киева меньше не стало и пробок на дорогах тоже. Как и дорогих ресторанов, куда не зарастает «народная» тропа столичного гламурья, в обеденные часы так же трудно попасть на бизнес-ланчи в недорогие кафе и вареничные, в пиковые часы не протолкнуться в метро и супермаркетах, в дневные на рынках, а по выходным на ярмарках.

Осенью киевляне, как и всюду, запасаются овощами. Глаз радует изобилие и ярмарочные цены: лук и картофель по два пятьдесят, помидоры за четыре с полтиной. На рынках дороже, но домашний картофель идет по пять-шесть гривен, яблоки по восемь, слив, груш, винограда и даже нашего кизила море, орехи и грибы по двадцать пять-тридцать гривен за килограмм. В супермаркетах картофель можно купить по две-три гривны за килограмм, но все остальное, включая будничный ассортимент, дороже.

Резко, в два, а то и пять раз, как киви и авокадо, подорожали заморские фрукты, но понятно, что массового спроса на них и не было, хотя привычка к гранатам и бананам у людей осталась. Сало стоит шестьдесят-шестьдесят пять гривен за килограмм, и отдыхавшие на море киевляне тащили его из Одессы, где оно стоит втрое дешевле: в кои веки самый дорогой рынок Украины «Привоз» уступил ценовые лавры той же недорогой киевской Борщаговке.

[img=center alt=title] uploads/14/1412623637-14-5drW.jpg» />
Однако если смотреть на очереди у касс супермаркетов, полные залы кафешек и вареничных, толпы в «Макдональдсе», то и дело распахивающиеся двери японских ресторанов и французских булочных, несущих вечерами полные пакеты в зубах киевлян, нарядный народ у театров и кинотеатров, создается впечатление полного благополучия.

Киев и вправду ничем не напоминает столицу страны, на территории которой ведется самая настоящая война. Никто не хватает на улицах мужчин и не тащит их на сборные пункты. Напротив, как рассказывает коренной киевлянин Владимир, получив повестку, в военкомате он услышал, что никто в армию его загребать не намерен, так как желающих воевать хватает и без него, а он пусть и дальше ковыряется в своем компьютере.

Студенты, заволновавшиеся было в сентябре от слухов о призыве, продолжают учебу без нервных встрясок и даже спокойно выезжают за границу по приглашениям. Если с осени и до весны спальные районы Киева составляли резкий контраст своим сонным спокойствием безбашенному революционному центру, то теперь эта разница стерта. Абсолютно мирный город, где дети по утрам бегут в школу, правда, на шестидневку в преддверии длительных зимних каникул, где из кранов уже во всех районах столицы течет горячая вода, где в паспортных сервисах без нервотрепки и очередей получают загранпаспорта, где никто с торжественных парадов не провожает бойцов на фронт и где от марширующих членов «Правого сектора» брезгливо отворачиваются сами киевляне, еще несколько месяцев назад бросавшиеся им навстречу с радостным визгом «Слава Украине!».

Фото автора

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

А судьи кто?

Пётр КАЧИНСКИЙ

У них там распалась коалиция

Перенос порток на другой гвоздок