Крымское Эхо
Архив

НЕ-беженцы и «законченные патриоты»

НЕ-беженцы и «законченные патриоты»

На прошлой неделе довелось побывать на пресс-конференции Союза журналистов по вопросам беженцев. Из которой выяснилось и то, что Крым не подготовлен к приему, ибо не имеет опыта, а потому все так неорганизованно: госструктуры занимаются этим вопросом сами по себе, общественные организации – сами по себе, активисты-волонтеры – также сами. Отдельно – и журналисты. Есть проблемы с регистрацией общественников, бывают «наезды» на тему «какие вы мошенники, как вы смеете наживаться на чужом горе, собирая деньги неофициально…». Стало известно, что некоторые владельцы частных пансионатов, предложившие принимать людей, рассчитывали на компенсацию от республики, а это сейчас невозможно… И другое.

Прошла неделя. Сейчас все намного лучше. Крымские телеканалы и СМИ своевременно оповещают обо всем происходящем, о приеме людей, местах сбора гуманитарной помощи, необходимых вещах и др.

На пресс-конференции также обсуждалось, что Крым будет принимать людей только из «горячих точек» Украины. Ибо просто не вместит всех жителей этой несчастной страны, желающих к нам переехать. За последние несколько месяцев у меня лично поинтересовалось возможностью переехать в Крым несколько десятков жителей Украины — моих знакомых, знакомых моих знакомых и незнакомых. Причем не только из Новороссии, но и из «мирных» городов. Многие киевляне, жители Днепропетровска, Запорожья, Одессы…

Каждый думает о своём. Мои знакомые, в основном, культурные деятели, люди из творческой среды. Я даже в некотором роде обрадовалась тому, что их приезд в Крым усилит, сделает ярче нашу крымскую культуру, разнороднее – нашу культурную элиту, которая, при всей ее значимости и талантах, одна и та же, редко когда пополняется новыми интересными деятелями и идеями, а потому уже несколько приелась. Да, поначалу приехавшим будет не до культуры. Но и это придет, потому что они без этого не могут, не мыслят жизни.

И сейчас, когда Крым начал официально принимать людей, я тут же принялась звонить-писать своим – в первую очередь, луганским и донецким, но и не только: а не хотите ли вы переехать в Крым?

И теперь хочу рассказать о них – этих мужественных людях, не пожелавших стать беженцами, оставить свою землю, свой город, свой дом. Невозможно не восхищаться ими, хотя и не все их поймут.

Ирина из Луганска пишет: «Уезжать уже поздно, границы закрыли. Да мы и не собирались, у нас родственников нигде нет. Я знаю, что среди первой волны беженцев хлынула волна проходимцев в Россию, которые там у вас выпендриваются, но в семье не без урода. Спасибо большое за предложение, но не хочется никому быть обузой. Как будет, так и будет. Кто хотел уехать, вчера уехал, пока было перемирие. А из Лисичанска сегодня ещё можно было уехать через Старобельск в Москву. Хозяйка магазина, где подрабатывает моя сестра, сегодня рванула. Но на переезд, во-первых, нужны деньги, и, во-вторых в России тоже нужно за что-то жить, не быть нахлебниками. Здесь мой город, моя земля и я остаюсь, так же, как мои родственники. Будь что будет».»

Звонит Людмила из Донецка (в полночь, с чужого телефона): «У нас днем лучше рот не открывать и не светиться с телефонами. Но уезжать не хочу. Мой дом в Краматорске. Сейчас я его оставила, но хочу вернуться. А вот приехать в Крым в гости – была бы рада, если будет можно».»

Сергей из Киева пишет: «Я бы с радостью перебрался в Крым ради российского гражданства, но кто ж мне его даст! В паспорте у меня киевская прописка. А таких умных, которые сейчас бросились регистрироваться в Крым через покупки развалюх и женитьбы, наверное, целые стада. Я всегда держусь в стороне от стада, затопчут. С детства такой принцип – подальше от толпы, поближе к богу».»

Светлана из Запорожья: «Что мы с Димой делаем? На всякий случай готовимся к выживанию в условиях войны – ремонтируем погреб во дворе (просто большая глубокая яма в земле, сверху деревянная крышка). От прямого попадания не защитит, но от осколков – запросто. С финансами стало туговато, гривна обесценилась на треть прежней покупательной способности, а зарплата осталась та же. Но на занятиях моих это не отражается. Всё равно пишу (больше пишутся стихи, хотя для людей требуются не они, а отзывы на книги), веду сайты и переписку с поэтами Украины и России, готовлю альманах, слежу за информацией, читаю, думаю. Говорили о поездке в Крым хотя бы на несколько дней, но, видимо, придётся от этой идеи отказаться».»

Есть и другие мнения. Наталья из Днепропетровска: «В Днепре я пока не знаю ни одного, кто хотел бы уехать, на 99% все зомбированы, и отношение такое, что война не здесь, а в Африке. Мы сами планируем эмигрировать раз и навсегда, для этого решаем вопрос с жильем в Днепре. Сколько это займет времени, еще не знаю. Сейчас уехать (бросив жилье), чтобы через месяц-другой вернуться опять в это кодло – я не выдержу, я просто сойду с ума. Я настроена уехать и НИКОГДА не возвращаться».

Елена из Киева, чья родина – Дружковка Донецкой области – во время начала событий на юго-востоке поехала туда, чтобы поддержать своих. Сейчас вернулась в Киев, потому что стало очень опасно. Пишет, что занята культурными проблемами: пытается с группой единомышленников спасать культурные площадки от засилья майданутых и прибандеренных поэтов.

Южнорусский Союз писателей с центром в Одессе. Его члены, как и все мы, были потрясены трагедией 2 мая. Однако уже отошли от потрясения и продолжают культурную деятельность. В городе проходят творческие встречи с поэтами, презентации книг, подготовка международного арт-фестиваля «Провинция у моря», который традиционно проходит в сентябре. Планируется и в этом году. Крымские участники (их 10), если не смогут приехать (если к тому времени границы останутся закрытыми, и для нас поездка в Украину будет опасной и непредсказуемой), будут подключаться к участию в фестивале посредством «Видеомоста».

Одесские писатели – как и многие современные писатели – не могут остаться в стороне от происходящего. Поэзия, проза, публицистика, дневниковые записи оставят для истории то, о чем нельзя забыть – воспоминания об Одесской Хатыни, мнения и чувства людей о нынешней Украине. Об этом говорить трудно. Лично мне всегда было невыносимо тяжело, практически невозможно «делать искусство из трагедии». Но у каждого – личный выбор, о чем он хочет, и может, и должен говорить и писать. На мои вопросы о «переехать» или «приехать» члены ЮРСП отвечают просто: «Мы делом заняты».

Итак, не-беженцы, мужественные люди, которые продолжают свое дело, помогают, чем могут, своему городу, его жителям, культуре, просвещают нас, крымчан и россиян, об истинности происходящего, иной раз даже подбадривают нас в преодолении наших трудностей, создают художественные и публицистические произведения – открывают миру правду. Хотелось бы искренне поблагодарить их за силу, за адекватность, мудрость, за важность всего, что они делают.

Тем временем Крым продолжает принимать тех, кто вынужден был бежать к нам. У нас опасаются, что под видом беженцев к нам могут проникнуть – и проникают – так называемые «радикальные туристы» – люди с ненужными Крыму настроениями. Самооборона отлавливает «правосеков» под наркотиками, ведущих себя абсолютно невменяемо, их почему-то много. Видно, далеко не слухи то, что противокрымская сторона еще со времен майдана привыкла к наркотикам.

 

Законченные патриоты

НЕ-беженцы и «законченные патриоты»
Появились в Крыму и люди, о которых говорилось выше – «те, кто выпендривается». Да, вроде бы они на нашей стороне. Но по-другому, как проходимцами, их не назовешь. Есть и обыкновенные позёры – которым просто хочется чувствовать себя «причастными к истории», а потому они и лезут везде, где только можно влезть. И где вовсе не нужно. Московский писатель Марина Кудимова в одном из своих постов в Фейсбуке назвала таких «недолайканными». И добавила, что для них теперь – раздолье.

Как пишет Татьяна из Киева: «Майдан решил две главные экзистенциальные проблемы: одиночества и бессмысленности жизни». Понятно, что и антимайдан, некоторым образом, тоже. И проблему дефицита внимания к своей особе. Сейчас внимание получить легко: высказывай свои мнения о происходящем, делай посты в соцсетях, пиши едкие комментарии, ругайся, вступай в «срач» (это уже официальный сетевой термин) или организовывай его. Это проще, чем созидать, делать что-то позитивное.

Намного проще, чем создавать прекрасное под истерические вопли в адрес творческих личностей: «Продолжайте писать о цветочках! Родина вас не забудет!». «Хорошими делами прославиться нельзя». Поэтому «выпендривающихся» и «пиарящихся» с обеих сторон очень много, все считают себя ужасно нужными и полезными. Следовало бы хоть иногда урезонивать таких «деятелей». Почему-то у нас, славян, «делают историю» нередко те, кому не доверили бы строить, пардон, сортир.

Понятно, что таких меньшинство. Основная часть крымчан и приехавших к нам – нормальные люди, многие – деятельные и сильные, с четкой позицией. Или стремящиеся такими быть. Однако меньшинство-то – заметное.

Буквально вчера наблюдала на улицах Симферополя парочку абсолютно пьяных, шатающихся, «столбы сносящих» персонажей – у одного в руке георгиевский флаг, у другого – флаг Донецкой Республики. По этому поводу вспоминается анекдот, заканчивающийся фразой «Ну, Вася, ты законченный патриот!».

Не хотелось бы, чтобы патриотизм был оправданием неадекватного, наглого или бесчеловечного поведения. Для самовыражения есть другие способы. Но как это объяснить жителям целой страны, которые, как выяснилось, годами были насквозь пронизаны экзистенциальными проблемами одиночества, никому-не-нужности, бесмысленоости бытия и дефицита внимания? Вот вам и психология – причина всего. Уже не раз приходилось отвечать и слышать ответы на вопрос: «В чем вы видите возможность разрешения конфликта?» – «Конфликт в мозгах, в душах. В дезинформации и лжи. Человек должен освободиться от этого, выйти из этого пространства. Волевым усилием».

«Спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи» – этот христианский призыв знают многие. А вот задуматься над ним – нет ни времени, ни желания.

У нас – «законченный патриотизм». Из-за которого и происходит весь этот кошмар.

***
И отныне, и довеку сверхтоксично существо.
Обвините человека в зле – он сделает его.
Будь хоть белым и пушистым, но услышишь о себе
шепоток: «Он стал фашистом… и агентом ФСБ…
А еще он лесбиянка… шизофреник… и свинья!»
И душа от этой пьянки нежно взрапортует: «Я!»
И расскажет, и напишет, и облает, и убьёт.
Поцелует неба крышу в пятиточие её.
И отвидишь, и отслышишь, и отчувствуешь сполна:
лапки тигра, зубки мыши… Ах, гитарная струна –
звонкая! – вокруг запястий, ею стянутых – скобой…
Это есть такое счастье: от наветов – стать собой.
Это просто разрешенье для исхода из тюрьмы
«Быть хорошим». Шелушенье кожи «я» на сердце «мы».
И под нынем, и под веком тихо прячется война.
Обвините человеков – отпустите нежных нас!

…А скажи ему: «Хороший. Ах, ангорский шоколад!»
Он почувствует, что… брошен! Брошен, плюнут и послат.
Помни, недобандерлоха, недолайканный твой пост:
если говорят – то плохо. Если хорошо – ты поц.
Помни, маленькая фея, подгламуренный бульон:
у тебя такая шея – прямо в женский батальон.
Помни, мама, помни, папа, палачи тяжёлых детств:
отольются хвост и лапы вам в законченный конец.
Помни, Хрюша и Каркуша, крошки булочки лови:
я свободен!
Я отпущен.
Я опущен на крови.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В зоне особого внимания

«Это бардак и бюрократия!»

.

Обращение генерального консула

.