Крымское Эхо
Крым

Натертый градусник

Натертый градусник

Все эти рейтинги в большой степени условность, как и все остальные срезы общественного мнения. Это имиджевое приложение к публичной политике. Не секрет, что любая социологическая служба, их составляющая и проводящая накануне опросы, анкетирование, тестирование и делающая выборку политологов, журналистов, аналитиков для участия в этом действе, почти в обязательном порядке ангажирована теми, кто видит в цифрах рейтингов не просто свой интерес, но и метод узнавания, а также мягкий способ давления на общественное мнение.

Последний из проведенных в Крыму и звучно поименованный «рейтингом влиятельности» под руководством Мезюхо тоже из этой же серии общественных подсказок. Тем более составлен он исключительно республиканскими экспертами, находящимися в той же точке политических координат, как и те, кого они оценивали. Поэтому свое внимание они сосредоточили на высоких материях: лоббистких возможностях, профессиональной и политической активности, влиятельности в сфере бизнеса, информационной публичности и открытости, родственных связях, харизматичности, ресурсной базе.

Однако рейтинги составляются не для того, чтобы храниться в ящике стола,  изучаться и анализироваться в тиши научных кабинетов, делать выводы, а также  ставить задачи по изменению картины. Эта информация активно проталкивается в публичное информационное пространство с хорошо понятной целью: чтобы народ знал своих героев. Однако на поверку оказывается, что народные массы или не знают вовсе, или знают парочку-тройку лиц и фамилий из длинного списка.

Не спорю, глава республики Сергей Аксенов известен в Крыму всем и лидерство его неоспоримо до тех пор, пока он остаётся на занятых год назад позициях. Это обычная рейтинговая картинка, когда на верхней строке зависает первый по должности человек в регионе, потому что еще пару лет назад тот же самый Сергей Аксенов был широко известен в узких кругах крымской политики. И это лишнее подтверждение тому, что публичность чаще всего приходит с занимаемым положением, а все остальные критерии, по которым оценивались республиканские политики, прилагаются в виде бонуса от власти.

Узнаваем крымчанами и председатель Государственного Совета республики Владимир Константинов, но, несмотря на степень своей влиятельности и все возможности, что даются опять-таки властью, его популярность в народе значительно скромнее аксеновской. Хотя по идее должно было быть иначе, ведь со своим креслом он взобрался на Олимп раньше. И уж, конечно, не в том дело, что харизматичный Сергей Аксенов «затер» соратника. В этом как раз и заключен парадокс публичности, когда против Владимира Константинова сыграла бизнес-составляющая его политической биографии: в ней накопилось достаточно негатива. И тут на помощь Владимиру Андреевичу с деланием положительного имиджа пришла, как ни странно, Москва: все же наш народ считает мелькание в телевизоре да еще рядом с президентом, главой правительства, депутатами Государственной думы жирным плюсом.

Смешно спорить с тем, что полномочный представитель президента Российской Федерации в Крымском федеральном округе Олег Белавенцев – фигура в крымской политике значимая и влиятельная, но по части узнаваемости в народе  вряд ли. Хотя при желании это могло сыграть ему на руку: вот кто бы мог провести социологический опрос без поддавков: и всё из-за публичной незасвеченности вице-адмирала. Когда звезда Сергея Цекова взошла на небосклоне Совета Федерации, в информационном пространстве Крыма он стал мелькать гораздо реже, и его российский дух, много лет делавший ему на полуострове имя, пиар и обеспечивавший влиятельность среди большей части крымчан, несколько выветрился. Хотя имя его не забыто, а заслуги оценены.

Дмитрий Полонский, который в большей степени обязан своей публичности все тому же Сергею Аксенову, хорошо вписался в информационное пространство республики. И, как не парадоксально, не по причине руководства теми же СМИ, которые никак не могут обойти вниманием своего непосредственного начальника, а прежде всего из-за … некачественной работы связи на полуострове, проколы в работе которой всегда приходится комментировать Дмитрию Полонскому как министру внутренней политики, информации и связи Республики Крым. Отключились украинские мобильные операторы – Полонский с объяснениями, плохо работает российская мобильная связь – опять на трибуне Полонский. И потом, стоит заметить, что командировки в регионы Крыма придают информационный вес любым республиканским чиновникам, которым пару для пиару поддают не только крымские, а и местные издания.

Но, конечно же, куда важнее, с чем приезжают в города и районы республиканские чиновники. Пиар-то им обеспечен априори, но главное, чтобы в дальнейшем политики и представители власти сами заботились о своем имиджевом продвижении и держали заявленную марку. И тут происходят самые большие «проколы». В этом контексте вспоминается первый заместитель председателя Совета министров Республики Крым Михаил Шеремет, с прошлого года превращенный керченскими СМИ едва ли не в икону чиновничьей принципиальности. Только подумайте, приехал – увидел – раздолбал. Да как! Показательно устроил порку незаконным застройщикам, оккупировавшим жилые районы и приморскую зону, и велел в кратчайший срок всё снести.

Но… Не успел остыть асфальт от покрышек его машины, как намеченный им к сносу в двухнедельный срок торговый центр ожил продолжившимися строительными работами. Дом, который он царственно повелел разобрать к едрёной фене, никуда со своего насиженного места не делся. Лодочные гаражи, выглядящие эдакими приморскими Версалями, по-прежнему принимают заезжих отдыхающих. И когда эксперты отводят Михаилу Шеремету одиннадцатую строку в рейтинге влиятельности, хочется узнать, почему она, эта самая влиятельность, растворяется, как сахар в кипятке, по дороге от Симферополя до Керчи? Почему ни местные власти не поддерживают своими распоряжениями его указания, ни он сам не предпринимает мер по реализации им же самим намеченной программы действий?

В сотый раз перечитываешь фамилии, вписанные золотыми буквами в рейтинг влиятельности, и сто раз ловишь себя на мысли, что известность более половины персон не выходит за рамки той сферы деятельности, которой они занимаются, и тех регионов, кто дал им путевку на вершину крымской политики и власти. Стыдно сказать, но из всей когорты влиятельных крымских политиков первого эшелона своей известностью впечатлил, наверное, регионы только Сергей Шувайников. И то не нынешней, а прошлой, когда он не вылезал из телевизора и шумел по любому поводу так, что народная молва приписала ему лавры крымского Жириновского.

Оценка информационной открытости и публичности в регионах дана этим влиятельным персонам авансом. И вот почему. Крымские СМИ никогда не имели особого информационного влияния в Керчи, поэтому республиканских политиков не то что в лицо, по фамилии знают только самые продвинутые горожане. Совестно, наверное, признаваться, но во время визитов чиновников и политиков из Симферополя выплывает удивительное: и местные журналисты далеко не всегда знают, кому подсовывают диктофоны с микрофонами. Вот приехал в Керчь рейтинговый крымский политик — заместитель председателя Совета министров Республики Крым Николай Янаки, и оказывается, что, не обладай он такой внешней индивидуальностью, на него бы многие керченские журналисты даже бы внимания не обратили, потому что не знают его. А еще одного золотого червонца республиканской политики – первого заместителя председателя Государственного Совета Республики Крым Константина Бахарева элементарно спутали с получившим скандальную известность Александром Скрынником.

Это к тому, что экспертный рейтинг далеко не всегда является отражением реальной узнаваемости, известности, публичности и влиятельности политиков. Потому что тот же Михаил Шеремет своим бездействием их схарчил. Тот же Владимир Константинов не лучшим образом отрекомендован строительным бизнесом в Керчи и щедрыми голословными обещаниями привести в порядок испорченный недостроем его фирмы вид с Митридата. И если кому-то из рядовых керчан сейчас зачесть вслух все фамилии этих влиятельных персон, то от их гражданской реакции заметно поблекнут незыблемость политической и прочей  влиятельности, узнаваемости, харизматичности, лоббистских возможностей и прочих качеств, позволившим крымским политикам и чиновникам попасть в стриоку рейтингового Олимпа.

Понятно, узнаваемость в публичном пространстве, политическая и прочая влиятельность не синонимы, но непозволительно, чтобы они так далеко отстояли друг от друга в народном сознании. И когда в Керчи узнают о рейтинговой влиятельности чиновников Ялты, Евпатории и Симферополя, по сути местечковых деятелей, сразу же возникает логичный вопрос, а наши-то чем хуже? Да, у керчан к ним вопросов по самое не балуй, но коль местные чиновники и депутаты, представляющие одну партию с самыми влиятельными лицами республики, не вошли ни в какие рейтинги, то в чем причина: действительно совсем плохи и бесперспективны или им просто не хватило родственной близости к крымской элите?

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Эйваз Умеров: Чубаров пусть выпьет успокоительного

Казурин заинтересовал Следком

Степан ВОЛОШКО

Нам, татарам, не все равно…

Софья БАСАВРЮК