Крымское Эхо
Архив

Наталья Быковская: «Мы представляем тех, кто жил на этой земле до нас»

Наталья Быковская: «Мы представляем тех, кто жил на этой земле до нас»

Музеи называют маркерами, выявляющими характер города и страны. А вот руководитель департамента культуры Москвы <b>Сергей Капков</b> уверен, что можно построить самый лучший в мире музей, но ходить туда не будут, потому что общество устроено так: дом — работа — телевизор — пиво. <br />
<b>— Прав министр культуры российской столицы?</b> — интересуюсь у заместителя директора по научно-фондовой работе Керченского историко-культурного заповедника <b>Натальи Быковской, — или это огульный вывод, потому что мне, например, кажется, будто интерес к культуре, включая и музеи, как и к религии, развивается от забвения к ажиотажу</b>.

Наталья Быковская

Наталья Быковская: «Мы представляем тех, кто жил на этой земле до нас»— Мне кажется, то, о чем говорит Сергей Капков, требует аналитической статистики, потому что в курортный сезон мы наблюдаем колоссальный интерес к музею.

— Летом понятно. Люди проводят отпуск в незнакомом месте и естественно их желание познакомиться с ним. Некоторые едут в Керчь намеренно, зная, что здесь можно не только отдохнуть у моря, а и увезти багаж культурных впечатлений. Но наше курортное лето коротко, а музей работает круглый год. А местные жители, которым кажется, будто они знают свой город как пять пальцев, посещают его?

— У нас есть люди, которые приходят в музей ни один, ни два и даже ни три раза, посещают все новые выставки, приходят на наши массовые мероприятия – этими людьми мы очень дорожим, потому что если мы им нужны, значит, существуем не напрасно. Кроме того, у нас есть программа, рассчитанная на школьников, в просветительской работе появился целый ряд интересных направлений, различные экскурсии с интерактивными элементами, когда дети могут что-то сделать своими руками. Мы заметно активизировались, чтобы привлечь молодое поколение.

— Те, кого вы называете своей публикой, люди старшего возраста, чье культурное воспитание всё же выше, чем у нынешнего поколения?

— Я думаю, неправильно соотносить культурные высоты разных поколений. Среди юных керчан есть дети, превосходно развитые интеллектуально, в том числе и в гуманитарной сфере. И задача заповедника – культурно просвещать, потому что за нами опыт цивилизации, которая здесь существовала много веков. Мы представляем тех, кто жил на этой земле до нас. Есть то, что называется культурным боспорским феноменом, и этот уровень развития культуры мы должны донести.

Один из элементов боспорского феномена в том, что здесь всегда жили люди разных этнических групп, различных религиозных представлений и воззрений, кроме местной культуры здесь всегда существовали привнесенные элементы – и вся масса разнородного населения уживалась друг с другом и создала интересный культурный сплав, характеризующийся как чертами греческой и римской культуры, так и местной. Всё это очень органично сплелось в то, что называют сейчас боспорским феноменом. Это удивительное явление, к которому сейчас наблюдается повышенный интерес со стороны европейских исследователей, потому что в нынешнее неспокойное время, когда в точках соприкосновения разных конфессий, этнических групп и культурных миров возникают столкновения, очень важно иметь пример мирного взаимодействия.

— Многочисленные познавательные мероприятия, которые сейчас регулярно проводятся в Керченском историко-культурном заповеднике, я бы классифицировала как занимательную историю. Может ли история быть занимательной и можно ли посредством нее всколыхнуть интерес к истории как к науке?

— Для определенной категории посетителей, безусловно, и для детей в первую очередь. Обладая неким жизненным опытом, данным нам возрастом и прожитой жизнью, мы понимаем, что должны ориентироваться на то поколение, которое приходит сейчас, и должны думать, что оставим им в наследство.

У нас есть программа популяризации истории. Сейчас мы работаем над очерками по истории Керчи XIX — начала XX веков, часть материала собрана и надеемся к осени завершить работу. Это издание будет популярным, рассчитанным прежде всего на школьников и на тех людей, кто интересуется историей дореволюционной Керчи, потому что мы ощущаем нехватку этой информации и этих знаний у населения города. Кроме того эта тема не развернута в наших экспозициях из-за нехватки площадей, хотя наработки и экспонатура есть. Помимо этого действует программа издания буклетов для посетителей. На сайте Керченского историко-культурного заповедника мы постоянно публикуем фотографии и документы, никогда не бывшие в музейных экспозициях. Программа популяризации у нас идет достаточно широко и массировано – и мы считаем это правильным, потому что юных керчан надо приобщать к нашей культуре и истории.

— Сейчас существует программа развития европейского туризма в Крыму. Если европейцы развертывают программу по привлечению посетителей, это значит, они оценивают нашу культуру и наш потенциал достаточно высоко. В этих условиях не развивать, не искать своего посетителя, не привлекать людей было бы неправильным. Параллельно с этим на популяризацию музеев работают телевидение, реклама, рейтинги. ЮНЕСКО рекомендует туристам маршрут «Малый Иерусалим» в Евпатории, «Древний город Херсонес Таврический и его хора» проходит процедуру на внесение в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО, в него предлагают внести Генуэзскую крепость, международный познавательный телеканал «Russian Travel Guide TV (RTG TV)» снимает фильмы о сакских грязях, Евпатории и отелях Ялты. Почему обходят Керчь?

— В списке ЮНЕСКО склеп Деметры, так что Керчь не обойдена вниманием. Я могу привести другой пример, более оптимистичный. Летом прошлого года мы принимали представителей американского посольства, среди них была сотрудница, занимавшаяся подготовкой некоторых сюжетов на канале «Travel». Познакомившись с нашими памятниками, посетив Золотую кладовую и другие музейные объекты, она оценила наш потенциал для организации съемок. Я вас уверяю, что Керчь, никого не обижая, нисколько не уступает той же Евпатории. Единственное препятствие – отсутствие финансирования. При наличии средств заповедник готов сотрудничать с кем угодно: еще никто не ушел от нас, не получив необходимой информации.

— У меня впечатление, что Ялта с Евпаторией, грубо говоря, вылезли на первый план благодаря санаторно-курортному потенциалу, они чаще звучат в прессе, чаще рекламируются, о них больше знают. Керчь же, неимоверно, как никакой другой город, насыщенная историей, всегда отступает на второй план из-за недостатка грамотной рекламы, ну не распиаренный, выражаясь современным языком, город.

— Уверяю вас, что мы в этом плане ведем наступательную политику. Раскрутили свой собственный сайт и постоянно насыщаем его материалами, работаем над тем, чтобы ссылки на него разошлись в научной и информационной среде, поэтому у меня такого ощущения нет. Просто, может быть тех, кто, познакомившись с нашими памятниками на сайте, приезжают в Керчь, чтобы увидеть их воочию, что-то разочаровывает в городе. Что касается продвижения именно наших памятников и экскурсионных возможностей, поверьте, политика идет наступательная и грамотно продуманная. Мы рассматриваем все предложения по рекламе, съемкам, готовы и сами снимать при наличии финансирования. Я вижу массу разнообразных возможностей снимать фильмы, которые нисколько бы не уступали тем, что демонстрирует телеканал «Russian Travel Guide TV (RTG TV)». У нас есть, что раскручивать.

Но опять же: посмотрели на сайте или увидели сюжет, вдохновились, приехали и начали искать, где разместиться, чем питаться, какие дороги, что с транспортом. Понимаете, ведь сейчас людям нужны не только столовые — для развития туристического и музейного бизнеса, я ограничиваюсь приемом посетителей, этого мало – все хотят того, что называется интерактивом: кафе с местной кухней, возможность что-то самостоятельно сделать, как в недавно открытой гончарной мастерской. Люди хотят какой-то живинки, а не только «посмотрите налево, повернитесь направо». Это то, что касается непосредственно музея, а то, что касается отдыха, вы же понимаете, люди приехали на неделю-две и кроме музейных развлечений им нужны места для проведения досуга.

Вот открыли боулинг, есть, где покататься на роликовых коньках, – таких объектов должно становиться больше. Наверное, нужно лечение, потому что на отдыхе многие хотели бы поправить здоровье, СПА-салоны. Всё должно быть в комплексе, потому что оценивают не культурно-исторический или туристический потенциал города, а весь комплекс прилагаемых к нему услуг. Мне кажется, больше в этом направлении надо работать, потому что памятники мы по мере возможности вылизываем, экспозиции новые открываем постоянно, трудно сразу перечислить все выставки, что подготовил заповедник к сезону и которые ждут посетителей. Нужно думать над созданием параллельного комплекса услуг, которые помогут привлечь туристов в город для знакомства с его богатой и уникальной историей.

— Коль существует программа развития европейского туризма в Крыму, значит сказанное вами актуально как никогда прежде. Наверное, и вправду мало организовать музейную выставку с учетом восприятия европейского зрителя, надо еще достойного принять гостей.

— Как я считаю по жизни: нужно прежде уяснить свои задачи, а потом ставить их кому-то другому. Мы готовы сделать так, чтобы быть понятными и интересными европейскому зрителю и чтобы на нас не показывали пальцем как на отрицательный пример в Европе. Одно из замечаний, которое, к сожалению, традиционно адресуют музеям нашей страны, касается персонала, встречающего иностранцев буквально на пороге, — смотрителей, кассиров, дежурных. Второй момент касается сопроводительных текстов, которые имеются в экспозиции: их объемов, размещения, написания, использования языка. Нам предлагается обучить персоналам дежурным фразам и иметь в штате специалистов, умеющих изъясняться на иностранных языках. Первые фразы и приветствие, сказанные на родном для посетителей языке, позволяют установить контакт. Необходимо иметь рекламную продукцию на основных языках, кроме буклетов – недорогие по качеству исполнения сопроводительные материалы, играющие роль компаса в музейных экспозициях.

Это кажется всё мелочью, потому что мы всегда сориентированы на нечто высокое, но с точки зрения европейского музейного менеджмента экспозиции должны быть рассчитаны на интеллектуальное развитие посетителя пятнадцатилетнего возраста, потому что когда человек приходит в музей отдохнуть, он соответствующим образом настроен. С нашей точки зрения, мы полагаем, что все должны знать нашу историю. А из чего это следует? И нужно простыми словами донести до человека элементарнейшие вещи о существовании Боспорского царства и, работая с людьми другой, западной культуры, мы должны быть на высоте. Когда ты уважаешь чужие культурные правила, то всегда производишь хорошее впечатление. С моей точки зрения, это доказательство того, что в наших отношениях с Европой завершился период настороженности и косых взглядов и начинается период поиска общения и взаимодействия. В культурном отношении делаются первые шаги, и это очень важно. Я для себя с удовольствием открыла, что молодые музейные работники имеют опыт в языковом общении. То есть иностранный язык они знают практически, умеют на нем вести профессиональные беседы – это тоже снимает определенные барьеры.

— Вы говорили о необходимости разнообразить формы массовой и, словно услышав ваши слова, председатель Республиканского комитета Крыма по охране культурного наследия Лариса Опанасюк предложила разрешить участие туристов в археологических раскопках, что, по ее мнению, позволит предупредить действия «черных археологов». Каково ваше мнение на сей счет?

— Если есть люди, для которых участие в раскопках, удовольствие, то почему бы и нет. Но думаю, решать это руководителю археологической экспедиции с учетом особенностей памятника и при условии соблюдения определенных условий. Как любое другое явление на стыке профессиональных занятий и любительства участие в раскопках должно сопровождаться целым рядом ограничений. Но с «черным археологами» участие в раскопках туристов бороться не поможет: в их губительной для истории «деятельности» присутствует грубый экономический расчет, а не интерес к истории или археологии как таковым.

— Сейчас на Украине и в Крыму проходит паспортизация памятников. Какова ее цель, ведь их существование, надеюсь, ни для кого не было неожиданностью?

— Самое главное – определить, чем ты владеешь, чтобы осознавать и степень богатства, и меру ответственности за него. С движимыми памятниками – вещами – проще: в фондах музеев имеется документация на каждую. То же надо сделать и с недвижимыми: датировка, описание объектов, чертежи, планы, чтобы в случае нарушения целостности памятников иметь возможность восстановить их в первозданном виде. По существу это инвентаризация вверенных нам человечеством ценностей.

 

Фото предоставлено пресс-службой
Керченского историко-культурного заповедника

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Анатолий Филатов: «Молодежь стала проявлять интерес»

.

Самый дорогой туалет Крыма

Ольга ФОМИНА

Работать либо не умеют, либо не хотят

Борис ВАСИЛЬЕВ